Современник Че Гевары и поклонник Достоевского: латиноамериканский консерватор во главе Ватикана

Москва, 15 марта 2013, 01:19 — REGNUM  

Habemus Papam. Вечером 13 марта 2013 года конклав из 115 кардиналов Римско-католической церкви избрал архиепископа Буэнос-Айреса и примаса Аргентины Хорхе Марио Бергольо наследником святого Петра - 266-м папой римским. Новый папа был избран не менее чем 76-ю голосами присутствовавших кардиналов во время пятого голосования на конклаве, который по традиции проходил в Ватикане в запертой Сикстинской капелле. Таким образом, избирательный конклав 2013 года по времени продолжался недолго - всего около одних суток.

Мало кто в прогнозах включал кардинала Бергольо в число фаворитов нынешнего конклава. Правда, по некоторым сведениям, именно он в 2005 году был главным соперником Йозефа Ратцингера, ставшего тогда папой Бенедиктом ХVI. Ошиблись и те, кто полагал, что на смену престарелому Бенедикту будет избран относительно молодой кардинал. Новый папа Франциск, возрастом 76-ти лет, лишь на год младше ушедшего в отставку - по официальной версии - в силу возраста и слабости здоровья прежнего папы.

Новоизбранный папа пожелал принять имя Франциска. Традиция изменения папского имени уходит в VI век, когда в 533 году очередной римский епископ принял имя Иоанна II, отказавшись от своего языческого имени "Меркуриус". Сейчас было объявлено, что подобный выбор сделан в честь святого Франциска Ассизского (+1226). Разумеется, выбор предполагает следование определенному идеалу и является программно обусловленным. В свое время святой Франциск дал Христианскому миру иное понимание бедности, превратив это состояние в положительный жизненный идеал следования примеру Христа. Святой Франциск дал католической церкви и новое понимание монашеского служения, которое предполагало при отречении от мира пребывание в этом миру для призыва людей к миру и покаянию.

Впервые римским папой стал, хотя и европеец по происхождению, но представитель иного континента. "El primer Papa de las Americas" - такое стало возможно после 455 лет господства на папском троне выходцев из Италии в череде после двух пап не итальянцев - поляка Войтылы (Иоанна-Павла II) и немца Ратцингера (Бенедикта ХVI). И потом, 100 лет назад 65% католиков мира жили в Европе. Сейчас - только 24%. Избрание латиноамериканца римским папой является простым признанием курией того факта, что будущее римско-католической церкви лежит на глобальном Юге. Это отражает тот факт, что большинство из 1,2 млрд. католиков на настоящий момент проживают вне Европы, прежде всего, в Латинской Америке и Африке. Собственно Латинская Америка на сегодняшний момент представляет 40% католиков мира. Латиноамериканское происхождение папы уравновешивается тем, что он является сыном эмигранта из Италии. Новый папа, что важно, отлично говорит по-итальянски, правда, с легким испанским акцентом.

Латинская Америка, в отличие от Европы, никогда не знала протестантской Реформации. Сейчас ситуация меняется, и на казавшиеся непоколебимыми позиции римского католицизма наступают соединенные силы секуляризма и евангельских христиан. Более двух третей аргентинцев сейчас называют себя католиками, но меньше, чем 10 процентов регулярно ходят к мессе. Согласно статистике, в 1996 году в странах Латинской Америки был 81% католиков и только 4% евангелических христиан. К 2010 году пропорция католиков в населении сократилась до 70%, а евангелистов поднялась до 13%. Наиболее динамичным выглядит миссионерское наступление протестантов в Бразилии. Когда-то 99% ее населения были римскими католиками, сейчас только 65%. При этом число евангелических христиан возросло до 22%. Символом успеха пятидесятников в Бразилии стал их храм на 10 тыс. мест в Сан-Паоло, построенный за $200 млн. по модели иерусалимского храма царя Соломона.

За пределами Рима Латинская Америка далеко не единственная проблемная область для церкви. Секуляризм бушует в Северной Америке и Европе, где Римско-католическую церковь провокационно связывают со злоупотреблениями и педофилией. Ислам распространяется по миру, и гонения с этой стороны становятся реальностью для христиан, в том числе римских католиков, на Ближнем Востоке и в Африке.

Опубликованные в Time фотографии юношества будущего папы Франциска сразу же показались нам знакомыми. Все верно. Похожее, очень похожее мы видели в семейной фотохронике другого аргентинца - юного Че, Эрнесто Гевары де ла Серна. И, действительно, их судьбы - самого известного в мире латиноамериканского революционера и первого римского папы, представляющего этот континент в Риме, до определенного момента весьма похожи. И тот, и другой происходят из многодетных аргентинских семей среднего достатка. В юные годы будущий революционер и будущий римский папа даже могли встречаться, не зная об этом, на улицах Буэнос-Айреса в конце 40-х начале 50-х годов прошлого века. Ведь аргентинец Хорхе Марио Бергольо всего на восемь лет моложе своего знаменитого соотечественника Че. Как аргентинцев их обоих объединяет страсть к футболу. Бергольо изучал химию, Че - медицину. Они похожи даже таким совпадением: Че всю жизнь страдал от астмы, а продолжительная болезнь дыхательных путей и легких повернула Берголью на стезю служения Богу. Эрнесто Гевара собирался посвятить себя врачеванию больных проказой, что напоминает о святом Франциске Ассизском, жившем среди больных этой страшной болезнью для их утешения. Епископ Бергольо демонстративно шел в лечебницы, где содержались больные спидом. Только случай сделал из аргентинца Гевары революционера. Когда Че вел партизанские бои на Кубе, и дело уже клонилось к победе революционеров, 11 марта 1958 года его соотечественник будущий папа римский Хорхе Марио Бергольо вступал в орден иезуитов. Отметим еще и то обстоятельство, что Бергольо принял римско-католическое священство 13 декабря 1969 года, т. е. спустя два года после того, как Че пал, сражаясь в горах Боливии. И, наконец, последнее: избрание римским папой аргентинца латиноамериканца Хорхе Марио Бергольо в Риме в Италии 13 марта 2013 года прошло для Латинской Америки в тесной связи с посмертным чествованием другого великого революционера боливарианца этого континента венесуэльца Уго Чавеса. Связь этих двух событий имеет для Латинской Америки и всего мира символическое значения. Преемник Чавеса Николас Мадуро уже заявил, что Уго Чавес с небес повлиял на избрание нового папы. Католицизм и Божья Матерь не являются помехой для идущей по континенту ненасильственной боливарианской революции.

Двух знаменитых аргентинцев - Че и Бергольо объединяет еще одно: признание несправедливости социального порядка Латинской Америки. Разумеется, преодолевать его можно по-разному. На конференции латиноамериканских епископов в 2007 году кардинал Бергольо говорил: "Мы живем в той части света, где социальное неравенство сильнее всего, которое быстро растет, но при этом не в состоянии справиться с нищетой". Папа Франциск далек от рожденной в Латинской Америке в среде рядового католического священства "теологии освобождения". Но он, в бытность архиепископом Буэнос-Айреса, неоднократно указывал на социальные раны континента. Сейчас от нового римского папы-латиноамериканца ожидают смещения акцентов, когда больше внимания будет уделяться роли церкви в борьбе с бедностью и неравенством. Его биограф Сержио Рубин дал следующую оценку личности нового папы: "Бергольо прогрессист, либеральный теолог? Нет. Он и не является священником Третьего мира. Критиковал ли он Международный валютный фонд и неолиберализм? Да. Проводит ли он много своего времени в трущобах? Да".

"Отец Хорхе" в бытность его главным пастырем Аргентины отказался от резиденции во дворце архиепископа в пользу небольшой квартиры за пределами Буэнос-Айреса, где он проводил свои выходные в одиночестве. На свое пастырское служение он ездил на метро, а в Рим по кардинальским делам летал эконом классом. У него отсутствовала столь обычная для кардиналов свита. Секулярные критики кардинала Бергольо в Аргентине пытались вменить ему в вину поведение в годы свирепой военной хунты Виделы, Виолы и Гальтиери в этой стране 1976-1983 годах. Больше политических "грехов" за новым римским папой не числится.

Хорхе Бергольо пришел на папство из рядов ордена иезуитов. Местное аргентинское отделение ордена Бергольо возглавил еще в 1973 году. Известно, что областью самого пристального внимания ордена иезуитов в Латинской Америке является связь социально-экономической проблематики континента с христианством и римско-католической церковью.

Первый латиноамериканский папа аргентинец Хорхе Бергольо числится среди кардиналов умеренным консерватором. На собраниях епископов он предпочитает всегда сидеть в заднем ряду. Он славится сильными навыками ведения переговоров, а также готовностью бросить вызов сильным мира и церкви. Его биограф ранее определил кардинала Бергольо, как "уравновешивающую силу". От папы, прославившегося до избрания аскетической жизнью, скромностью быта, но вместе с тем силой духа, теперь ждут наведения порядка в среде бюрократов и хозяйственников Ватикана, чьи действия и поведение привели к вынесению внутренних проблем курии на публику и отставке предшественника папы Франциска. Он должен реформировать финансы Ватикана, приструнить бюрократов, ликвидировать уходящие в эпоху феодализма аристократические привилегии некоторых персонажей курии. Можно ожидать, что в наведении порядка на Ватиканском холме новый папа сможет опереться на орден хранителей католической церкви - иезуитов. Иезуиты являются мозговым штабом католицизма и его тайной властью. Сам Бергольо является человеком глубоко привязанным к многовековой католической традиции. В гуманитарной области он - ученый-иезуит. Известно, что новый папа является поклонником литературного творчества Федора Михайловича Достоевского и аргентинского писателя Хорхе Луиса Борхеса.

Папа Франциск вместе с наведением порядка в римской курии, скорее всего, будет следовать путем традиции. Он придерживается консервативных взглядов на вопросы морали. Он не будет пересматривать правило целибата у священников Римско-католической церкви. Он непримирим относительно попыток размывания традиционной семьи, как брачного союза мужчины и женщины. Он не принимает практику эвтаназии, контрацепции и аборта и прочих явлений современного мира, к которым католическая церковь относится отрицательно. Каких-то революционных перемен в догматике и традиции католической церкви при папе Франциске ожидать не следует. Похоже, что римско-католический конклав выбрал сильного деятеля на роль верховного римского понтифика.

Дмитрий Семушин - европейский обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.