ЦРУ, МИ-6 и ФСБ работают с оппозицией за рубежом: Казахстан за неделю

Москва, 6 марта 2013, 11:29 — REGNUM  

Жесткая критика государственных СМИ, прозвучавшая в ходе выступления государственного секретаря Казахстана Марата Тажина и последовавшие за ней оргвыводы со стороны профильного министерства вкупе с реакцией воротил информационного пространства республики очень живо напомнили армейские диалоги. Вчитайтесь в эту полемику: разборки не понравились решительно всем, тезисов и критики не понял решительно никто, но зато все замерли в почтительном книксене. То ли по привычке, то ли на всякий случай.

Но. Мало кто понял, что критика государственных СМИ - это всего лишь преамбула перед обстоятельным разговором о полном провале, если не сказать обвале государственной идеологии. Привыкшие к типовым приказам, чиновники уже пошли вразнос - на минувшей неделе разве что ленивый не высказался о наболевших информационных болячках. Но ведь не в них все дело.

И в самом деле, если государство широко практикует цензуру, а все мало-мальски крупные еженедельники либо контролируются, либо и вовсе - вычитываются в стенах администрации президента республики - о каком рынке СМИ можно говорить? Можно ли пенять на эффективность менеджмента в таких условиях? Как вообще можно вести речь об интересном контенте в условиях политики тотального информационного оболванивания граждан? Ну в самом деле?

Поэтому - сказав "а", нужно говорить и "б": недееспособность государевых СМИ есть всего лишь продолжение недееспособной государевой идеологии. И вот здесь уже действительно есть о чем поговорить - и не в формате статьи (хотя так тоже можно), а в формате системных исследований. Мы не будем подниматься по восходящей - не нужно быть специалистом, чтобы диагностировать в Казахстане первоисточник всех проблем. Но одно можно говорить совершенно однозначно - за СМИ нужно браться в самую последнюю очередь. Потому что если оружие не попадает в цель - в подавляющем большинстве случаев - это вовсе не проблема оружия.

"Без идеологии нет государства"

Очень любопытно, что разговоры об идеологии в Казахстане не ведется вовсе - все делают вид, что ее не существует, но при этом идеологические посылы формулируются, очевидно, без какой-либо системной работы. Единственные, кто четко осознает значимость этой работы - это ученые, чье мнение время от времени попадает на страницы газет. В частности, старший исполнительный член научного совета Центрально-Азиатского форума Кембриджского университета Чокан Лаумулин в интервью газете "Литер" не только высказался об идеологии - но показал наглядно, какими именно идеологемами стоило бы заниматься государству.

"Без идеологии нет государства. Это самый его первичный и базовый элемент. Утверждения о деидеологизации и есть элемент идеологии нового типа, мощное оружие убеждения. Посмотрите, все недавние изменения геополитического расклада последних десятилетий проходили и проходят под определенными лозунгами, тогда как всем понятно, что преследуются цели совершенно иного характера. Это пример, как может использоваться идеология, то, для чего она и востребована в том числе. [...] Для многих стал сюрпризом наш прорыв на последней Олимпиаде, было очень приятно болеть за наших чемпионов: особенно в самые первые дни, когда у самих британцев и у России еще медалей не было, и наши успехи производили сильное впечатление. Образованная часть британского общества сталкивается с казахстанцами постоянно, ведь несколько десятков тысяч нас (если не больше!) проживают, учатся или работают в королевстве. Не так давно один, как мы говорим в просторечии, "агашка" в ответ на реплику, что, мол, много казахов в Великобритании, тут же живо поинтересовался, а начали ли мы делиться на жузы. Узнав, что нет, со вздохом добавил: "Значит, еще мало".

Что же касается истеблишмента, тут мы хорошо известны, и скорость, с какой наши люди (в особенности представительницы прекрасного пола) проникли во все слои, была для них поразительна, особенно учитывая их богатый предыдущий опыт по поглощению капиталов нуворишей: арабов в 70-е годы или японцев в 80-е, например. Факты таковы, что роль Великобритании в жизни Казахстана только растет, особенно принимая во внимание, что на глазах появляется плеяда казахстанцев, сформировавшихся там".

Активно обсуждает инициативу государственного секретаря портал Better, авторы которого отмечают, что работу в информационном поле следует проводить очень аккуратно: идеологический инструментарий - вещь крайне тонкая, требующая знания важных мелочей.

"...Гневные блоггеры устроили нечто вроде вспышки возмущения в ответ на ряд предложений Марата Тажина по изменению государственной политики в информационной сфере, в которой объективно все большую роль стал играть интернет, а в нем - социальные сети. А в них, как вы все понимаете, ключевым звеном являются популярные пользователи, выдающие в день по сотне-другой проницательных комментариев касательно нашей действительности. Они формируют мышление менее креативных пользователей, которое те несут из Интернета в семьи, в компании, в общество, не пользующееся пока IT-технологиями. Словом, предложение Марата Тажина хотя бы знать тех, кто является, условно говоря, лицом потребителя государственных услуг (в их число входят не только услуги, что выдаются в разного рода ЦОНах и других присутственных местах, но и такие глобальные как обеспечение национальной безопасности - государство пока еще гарантирует каждому хомячку, что ночью его не вытряхнет из теплой постели и не погонит на мороз злодейский оккупант), вызвало какую-то наигранную панику из разряда "Караул! Нас всех посчитают!". А то, что о них все уже давно известно непонятным пугающим иностранцам, никого не волнует. Самое интересное, что если бы эти блоггеры включили мозг, они бы поняли, что предлагаемая Тажиным работа по части переписи активного населения социальных сетей, лидеров мнения сетевых хомячков, давно проведена, а его речь - лишь подготовка общества к тому, что уже давно свершилось, но пока еще не используется. Наверное, потому, что не придумали, как использовать. Буря в стакане социальных сетей лишний раз показала, что начинать хоть какую-то работу здесь надо аккуратно. Да и предыдущие действия государства в медийной сфере больше напоминали похождения слона в посудной лавке".

Портал "Тотал" в своей традиционной рубрику опрашивает деятелей из информационного сообщества, задавшись одним только вопросом - а прав ли, собственно, госсекретарь - и нужно ли ограничить финансирование государственным СМИ? Что любопытно, подавляющее большинство опрошенных едва отделяет пропаганду от идеологии. Единственный, кто высказался в итоге по существу, была Тамара Калеева, президент международного фонда защиты свободы слова "Адил соз".

"Я считаю, что главное - это не вопросы финансирования, а вопросы цензуры. Есть издания, которые очень хорошо работают, но их замучили цензурой и указками. Изданиям надо предоставить редакционную самостоятельность. Только в таком случае возможны какое-то качество и подъем. Финансирование на это влиять не должно. Чем больше денег, тем больше чиновники считают, что у них есть власть над этими СМИ, и тем больше они лезут со своими непрофессиональными требованиями. На сегодня государственные СМИ, к сожалению, не отражают ни потребности, ни реалии общества. Это как в анекдоте: я хочу жить в той стране, которую показывают по "Хабару". Идет рокировка действительности по классическому советскому образцу. Тажин скорее всего говорит об увеличении финансирования. Уменьшение не может улучшить, впрочем, равно как и повышение. Денежный вопрос не может повлиять на качество работы СМИ".

На страницах "Новой газеты Казахстан" ожидаемо колонку о "списке Тажина" пишет оппозиционный политик Амиржан Косанов. Но в отличие от большинства материалов, с этим - не согласиться с ним крайне трудно.

"Если не дать творческую свободу журналистам государственных СМИ, не открыть шлюзы для творчества, не убрать дурацкие ограничения в темах, не поощрять настоящие таланты, которые сейчас вынуждены ходить в одном строю с бесталанными, все планы по повышению конкурентоспособности государственных СМИ с независимыми изначально обречены на провал!

И не нужно бояться того, что эти средства массовой информации заполонят своими статьями и ток-шоу "нехорошие оппозиционеры". Наоборот, те же чиновники, кому поручено пропагандировать госполитику, будут вынуждены РАБОТАТЬ в конкурентной среде.

Но у меня складывается стойкое ощущение, что эти две задачи, о которых искренне говорит госсекретарь (модернизация медиа-пространства и повышение конкурентоспособности госСМИ), власть может решить одним привычным для нее махом: волевым методом запретить неугодные СМИ, которые, несмотря на гонения и репрессии, все-таки еще живы, - и таким образом решить вопрос конкуренции на медийном поле в свою пользу. Однако если это произойдет, то для нее это будет подобно эффекту бумеранга - в первую очередь она сама окажется в информационном вакууме и не сможет вовремя реагировать на быстро меняющуюся экономическую и политическую реальность. А это в современном мире смерти подобно".

Но самую интересную - по широте затрагиваемого вопроса статью пишет "Эксперт-Казахстан", по сути констатировавший полное отсутствие идеологической работы в стране. Так сложилось, что единственный осознанный дискурс - это национализм, в принципе неприемлемый для большей части страны. Но других смыслов отечественные философы и политические техники не производят - в результате страна скатывается в увеличение конфликтного потенциала.

"Проблема в том, что обсуждение национального строительства - как среди единомышленников, где все друг с другом согласны, поэтому и дискуссии как таковой быть не может, так и среди людей, придерживающихся диаметрально противоположных взглядов - превращаются не в диалог, а, скорее, в два монолога, где каждый просто говорит о своем. Однако есть и попытки конструктивного разговора на эту болезненную тему. Одним из самых удачных общественных обсуждений, посвященных теме национализма, в частности - вопросу языковой политики, можно назвать передачу, размещенную на сайте zonakz.net около года назад, с участием Мухтара Тайжана и Петра Своика, людей, придерживающихся противоположных взглядов по многим вопросам. Хотя и здесь было видно, как сложно иногда участникам диалога не говорить на повышенных тонах, ведь тема чувствительная, но все же спикерам удалось показать, что и на такие темы можно говорить спокойно и конструктивно.

Научись многие из общественных деятелей и рядовых граждан говорить так - и градус обсуждений удалось бы понизить. Ведь все мы хотим одного и того же: процветания и развития нашей страны. Представление о том, как она должна развиваться, у всех разное, но это естественно. В конце концов, единство мнений достигается только в таких странах, как Северная Корея, чего нам, потомкам тех, кто жил при тоталитарном сталинском режиме, совсем не хочется.

Еще одна важная проблема - это отсутствие альтернатив национализму в общественном дискурсе. У нас нет проповедников либерализма (нет даже номинально либеральной партии!), социализма и других политических идей. А между тем - нам просто необходим наиболее широкий спектр мнений и взглядов, чтобы находить сложные содержательные ответы на важные вопросы. Господствующая во всех сферах правящая элита и минимальное присутствие оппозиции (а кто-то скажет, что никакой оппозиции и вовсе нет) - гарантия застоя, если не хуже.

Недаром, когда сообщалось о восхищенных коллективных письмах президенту после очередного послания главы государства народу, политолог Нурлан Еримбетов сравнил нынешнюю молодежь с комсомольцами брежневской эпохи. На следующий же день "молодежные организации засыпали администрацию президента письмами: "Сельская молодежь Казахстана поддерживает ваше послание, мы такие счастливые, Нурсултан Абишевич, это круто, это супер", - худшие времена брежневской эпохи, когда молодежь писала Леониду Ильичу Брежневу", - возмутился г-н Еримбетов".

"Роль латиницы будет возрастать, а роль кириллицы убывать"

Взаимоотношения Казахстана с державами в информационном поле страны все больше приобретают характер гротеска и буффонады. То националист Айдос Сарым прилюдно клянется на своей страничке в Фейсбуке работать на развал России (ни больше, ни меньше), то журналист Гульжан Ергалиева видит подобие заговора в урановой и космической отраслях взаимодействия с Российской Федерацией. Понятно, что оба они - являются лишь глашатаями - и даже не общественными, а скорее отражающими чаяния некоторой части элиты - но уровень политической культуры подобных заявлений порой просто поражает.

Впрочем, может, это покажется странным, но даже это части упущенной идеологии - низкая культура общественного запроса на международную жизнь, а также коллективная паранойя - это тоже показатель качества политического поля. А фактически, отражение культурного и политического уровня власти.

Живейший пример из самых свежих: в стране заговорили о переходе на латиницу - как об осознанном цивилизационном выборе - дескать, оторвемся от России и будем двигаться на Запад. Об этом заявил главный научный сотрудник института философии, политологии и религиоведения Рустем Кадыржанов, фактически противопоставивший дискурс цивилизационного выбора сегодняшним политическим реалиям на страницах "Мегаполиса".

"Казахи были кочевым народом и своей письменности не имели. Но по мере распространения ислама они стали овладевать арабским языком, чтобы читать Коран. Когда говорят, что грамотность среди казахов составляла менее одного процента, имеется в виду грамотность на русском языке. Арабской письменностью владела значительная часть населения. Однако большевистский режим, опасаясь ислама и желая ослабить его позиции в СССР, осуществил переход с арабской графики на латинскую. С 1929 по 1940 год казахи, узбеки, азербайджанцы, киргизы, татары пользовались ею. Позднее, когда советский режим укрепился, был осуществлён переход на кириллицу. Обратный процесс начался с распадом Союза: ряд стран вернулись к латинице, проведя черту между прошлым и будущим своих народов.

В Казахстане такую задачу не ставили, хотя бы потому, что в стране проживало много русских. Да и сами казахи сильно русифицированы. Но от советского наследия надо отходить. И одним из моментов отхода как раз и является смена алфавита. То есть на первом плане соображения не экономические, а именно культурные, цивилизационные. [...] Переход на латиницу послужит своеобразным фильтром: ценное - оставим, от ненужного, лишнего - избавимся, чтобы дальше идти налегке. Ведь в годы советской власти писалось много производственных романов, сочинялись стихи во славу партии и её вождей. Не думаю, что это нам нужно. Будет произведён отбор, и только то, что действительно представляет интерес для истории, переведут на латиницу.

Против смены алфавита, как я заметил, выступают многие русские. Казалось бы, почему? Государственного языка они за редким исключением не знают, казахской литературы не читают. Видимо, на уровне подсознания понимают, что пока казахский язык пользуется кириллицей, казахи, казахская культура находятся в российской сфере влияния, и им так комфортнее. Но беспокоиться особенно не о чем: кириллица в один день не уйдёт. Кириллица и латиница долго будут идти параллельно. В то же время роль латиницы будет возрастать, а роль кириллицы убывать".

Главный редактор портала "Нур Адам" Гульжан Ергалиева выдвинула новую гипотезу - окружение президента Нурсултана Назарбаева - вовсе не его окружение, а на самом деле группа лоббистов от имени иностранных держав.

"Итак, по существу. События последнего периода показывают, что президент уже не в состоянии полноценно контролировать больную власть и уравновешивать внутриэлитные конфликты. Все более ясным становится тот факт, что Казахстану угрожает управленческий хаос, чем не прочь воспользоваться внешние силы из числа "стратегических союзников".

Например, мы прекрасно видим, как сегодня Назарбаев пытается противиться нажиму со стороны Кремля, например, по вопросам Байконура, однако захват РФ казахстанского урана - уже проигрыш. Встает вопрос: почему мы стали так много уступать той же России или Китаю, куда смотрит команда елбасы? Все просто - вокруг Назарбаева стало слишком много "фигур влияния", откровенно работающих на интересы "стран-партнеров". Например, непотопляемый Владимир Школьник, с приходом которого в "Казатомпром" урановыми месторождениями Казахстана полностью завладели россияне (предварительно заставив Акорду посадить чуть ли не пожизненно(бывшего главу КазАтомпром - ИА REGNUM) Мухтара Джакишева). РФ собирается также развернуть на нашей территории сеть атомных электростанций, которые фактически станут "ядерной кнопкой" для РК.

Или - неприкасаемый (глава Совбеза - ИА REGNUM) Кайрат Кожамжаров, который не скрывал свои тесные дружеские отношения с бывшим сокурсником по учебе в Москве - тогдашним президентом РФ Дмитрием Медведевым. Спрашивается: не переходит ли личная дружба казахского генерала с российским премьер-министром в официальные, когда вопрос касается его частых перемещений по госпостам Казахстана?

Особое положение среди обитателей Кремля занимает и Тимур Кулибаев, который вошел в руководящий состав такого монстра, как русский Газпром. Чем еще, кроме возможности легкого и льготного доступа Газпрома к нефтяным и газовым кладовым Казахстана, может быть интересна персона среднего зятя Назарбаева для Путина?

Сильным ударом по Казахстану стали публичные нападки в зарубежных СМИ на личность Нурсултана Назарбаева не как на политика, а как на коррупционера. Ставится цель дискредитации как авторитарного правителя, что было бы справедливым, меньше, но больше - как непорядочного человека, обворовывающего бедный народ. Очевидно, что заинтересованные в падении репутации Назарбаева силы сами такие же авторитарщики, но желающие получить рычаги давления на казахстанского президента подобными компроматами. Не думается, что здесь причина кроется в чьих-то личных счетах, скорее, это способ сделать лидера РК слабым и уступчивым в решении межгосударственных вопросов. А в перспективе, возможно, превратить Казахстан в свою модернизированную колонию.

В проекте по дискредитации персоны казахстанского лидера на весь мир сильно задействованы наши беглые олигархи и чиновники. Спецслужбы разных стран заключают с ними соглашения типа: мы предоставляем гарантии безопасности вам и вашим капиталам, а вы - компроматы на первых лиц Казахстана. По нашим наблюдениям, такие договоренности, к примеру, существуют между американским ЦРУ и (бывшим зятем Нурсултана Назарбаева - ИА REGNUM) Рахатом Алиевым, английским МИ-6 и (бизнесменом - ИА REGNUM) Мухтаром Аблязовым, российской ФСБ и (бывший мэром Алма-Аты - ИА REGNUM) Виктором Храпуновым. Таким образом они используют друг друга. Отсюда вопрос: на чьи интересы на самом деле работают эти "патриоты" - Казахстана и его народа или на интересы своих могущественных гарантов, которые хотят что-то урвать от нас? Еще один факт внешнего воздействия на нашу страну. Так, на севере Казахстана усиливается отток русского населения в соседнюю Россию, что, в свою очередь, разрушает иллюзию того, что Назарбаев пользуется безоговорочной поддержкой русского населения и других диаспор в РК.

Самым страшным врагом президента Назарбаева внутри страны стала всеобъемлющая коррупция. На сегодня уже почти нет ни одного чиновника - ни опытного, ни молодого, который не выглядел бы антинародным. В сознании общества уже прочно закрепился образ казахстанского чиновника как вора. Испарились последние надежды на правопорядок и справедливость в Казахстане благодаря ежечасному произволу правоохранительных и судебных органов. И так далее..."

Зато об интеграции довольно здраво пишет Forbes - издание предоставило площадку экономисту из Астаны Тимуру Исаеву, который путем нехитрых вычислений пришел к выводу - интеграция с дальним зарубежьем делает Казахстан всего лишь сырьевым придатком без перспектив развития.

"В мировом разделении труда мы заняли нишу поставщика ресурсов. Это наша специализация, которая в ближайшее время не изменится. Более того, после начала добычи нефти на Кашагане, а также реализации проекта по расширению производства на месторождении Тенгиз доля сырья в экспорте приблизится к 100%.

Для того, чтобы продукция с высокой добавленной стоимостью заняла хоть сколько-нибудь значимое место в структуре экспорта в условиях, когда добыча нефти достигнет 100 млн тонн, необходим какой-то невероятный прорыв, которого пока не предвидится. И дело не только в отсутствии сильных проектов, связанных с выпуском товаров высокого передела, но и в сложностях с выходом на рынки такой продукции.

Чтобы понять это - достаточно увидеть значительную разницу в структуре торговли Казахстана со странами СНГ и дальнего зарубежья. Так, в экспорте в дальнее зарубежье на энергоносители и металлы приходится 91,1%, тогда как в страны СНГ - 69,2%. В объеме вывозимых в СНГ товаров 7,1% составляют машины, оборудование и транспортные средства. А в экспорте "за дальний бугор" их доля - мизерные 0,6%.

Иными словами, в торговых отношениях с государствами вне СНГ Казахстан выполняет роль классического сырьевого придатка, тогда как в торговле со странами ближнего зарубежья мы участвуем и как поставщик товаров с высокой добавленной стоимостью.

Это означает, что благодаря экономическим связям с бывшими советскими республиками мы хоть как-то развиваем перерабатывающие отрасли. И отказ от них в пользу других партнеров, если трезво смотреть на вещи, приведет к усилению зависимости от сырьевой составляющей.

Страновой анализ показывает, что по итогам 2012 года нашим крупнейшим торговым партнером стал Китай (его доля 17,5%), который хоть не намного, но все же опередил Россию (17,4%). Доля другого нашего соседа по Таможенному союзу, Белоруссии, составила лишь 0,6%. Это ниже, чем торговый оборот, например, с Португалией.

В 2012 году казахстанский экспорт в страны СНГ вырос на 2,8%, тогда как в остальные государства - на 5,8%. Таким образом, можно выделить две тенденции. С одной стороны, растет наша интеграция в глобальную экономику вне пределов ближнего зарубежья. С другой, это еще больше изменяет структуру экспорта в сторону сырья.

Экономика Казахстана и так очень простая, не диверсифицированная. И поэтому она крайне неустойчива и напоминает метеопата, для которого всякая перемена погоды на мировых рынках тут же откликается сбоями самочувствия.

Говорить о недостаточной интеграции в мировые экономические связи нам не приходится. Скорее, речь идет об обратном. Доходообразующие отрасли отечественной экономики полностью ориентированы на экспорт. Более того, они определяют развитие иных отраслей, работающих на внутренний спрос, поскольку те зависят во многом от государственного заказа, то есть от бюджетного финансирования".

"В США разрабатывается концепция "исламской дуги"

Еще одна ключевая тема идеологического провала - масштабная исламизация в республике. Нельзя сказать, что в этом поле ничего не делается, однако методы вызывают все больше вопросов: урезание религиозного поля, попытка его сократить - ведет к маргинализации трети казахстанских верующих. Жесткий прессинг уводит борьбу за умы совсем в иную плоскость. Но самое главное - в светском государстве глава духовного управления мусульман просит президента страны принять его отставку - это ли не критерий оценки качества погружения чиновников в проблематику?

На страницах газеты "Трибуна: Ашык Алан" со своими ироничными экзерсисами снова выступает Мурат Телибеков, глава Союза мусульман Казахстана - по его мнению, ислам становится знаменем для национал-патриотов - то есть, на деле происходит реализация планов по началу сращивания исламской оппозиции с национальной. Начало этого процесса аналитики ИА REGNUM прогнозировали в прошлом году.

"Исламизация идет очень интенсивно. Я думаю, что это общемировая тенденция. Ислам становится знаменем для национал-патриотов и борцов за демократию. Весьма важная роль отведена исламу и в геополитической борьбе. В США разрабатывается концепция "исламской дуги", которая могла успешно противостоять экспансии Китая и России. Надо отдать должное американским политикам. Руководствуясь прагматизмом, они умело направляют энергию мусульманского мира в нужном направлении. Попросту говоря, они эксплуатируют ислам, и делают это довольно успешно. Казахстанским правителям следовало бы поучиться у своих заморских коллег. К сожалению, наши стратеги предпочитают решать подобные проблемы с помощью гранатометов, автоматов и резиновых дубинок. Мозги включают изредка - по большим праздникам и в самую последнюю очередь.

Распространение ислама нельзя объяснить исключительно политическими технологиями, информационным зомбированием и экономическими проблемами. Явление это очень сложное, многоплановое, малоизученное. Здесь идет нечто из глубин человеческого сознания. Впрочем, это тема для отдельного разговора".

Тему подхватывает на страницах портала Zakon заместитель директора Научно-исследовательского и аналитического Центра Агентства по делам религий Тимур Козырев, который призвал традиционно, к консолидации и открытости.

"Я имел в виду, что надо, не уступая в принципиально важном, все же оставлять представителям той стороны возможность сделать шаг навстречу. Если же перегнуть палку, если с минбаров мечетей зазвучит, например, что "ваххабиты - это неоязыческая секта, поклоняющаяся Трону и Небу помимо Аллаха" (дословно такое утверждение лично я видел в одной книжке из Татарстана, написанной явно с благими намерениями), тогда порвется последняя нить, еще соединяющая казахстанскую умму в некое подобие хрупкого целого. Тогда неизбежным станет дагестанский сценарий - открытое противостояние с непредсказуемыми последствиями. Это самое опасное, что может сейчас произойти.

Да, муфтият сегодня крепко встает на ноги, и уже способен говорить со своими оппонентами с наступательных позиций. Но когда тянешь ведро из колодца на тонкой веревочке, надо тянуть постепенно, потому что если резко рвануть, веревка оборвется, ведро упадет. От этого проиграют все.

Наконец, в исламском дальнем зарубежье идейное противостояние традиционалистов с салафитами не всегда носит столь жесткий характер, как в странах СНГ. Есть немало ученых с обеих сторон, занимающих более сдержанную позицию по отношению друг к другу. Например, покойный ректор аль-Азхара шейх Тантауи, или Салман Ауда из Саудовской Аравии, и целый ряд других. Поэтому я надеюсь, что без тотальной "войны на истребление" все-таки удастся обойтись. По крайней мере, тем, кто способен на компромисс, надо оставить такую возможность, не загоняя их в угол.

Невозможно залезть в голову людям и заставить их изменить свое вероубеждение, но требовать адекватного, неконфликтного поведения по каким-то общепринятым правилам не только можно, но и должно".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.05.17
Трампу стоит начать с Украины — The Washington Post
NB!
29.05.17
«Рубль остаётся без поддержки»
NB!
29.05.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 29 мая
NB!
29.05.17
Неделя в НХЛ: «Нэшвилл» вышел в финал Кубка Стэнли
NB!
29.05.17
Отставка мэра иркутской Вихоревки: «Беспрецедентный случай»
NB!
29.05.17
Пресс-конференция о работе омбудсмена Кузнецовой переносится на 1 июня
NB!
29.05.17
Усредненный подход к болезни калечит пациентов
NB!
29.05.17
Иран после выборов. Как встречают президента
NB!
29.05.17
Визит Эрдогана в США — шквал обвинений
NB!
29.05.17
Трамп формирует новую коалицию против Ирана
NB!
29.05.17
Когда Польша перейдет на евро?
NB!
29.05.17
Заговор Китая: «Один пояс — один путь» пойдёт в обход Эстонии
NB!
29.05.17
Непрерывное и вечное ЧП в энергетике Украины
NB!
29.05.17
Кому не нужны переговоры о мире в Нагорном Карабахе?
NB!
29.05.17
Лейбористы накануне выборов: ошибки или верная ставка?
NB!
29.05.17
Сбудется ли пророчество Мао?
NB!
29.05.17
Итоги саммитов G7 и НАТО: Меркель подписала капитуляцию
NB!
29.05.17
Реформа Конституции в Польше. О каких правах заявляют автономисты?
NB!
28.05.17
«Одним нажатием кнопки можно отправить врага в доцифровую эпоху»
NB!
28.05.17
МС-21 полетел: сможет ли надежда авиастроения России достичь успеха?
NB!
28.05.17
«Перестройка – это когда ядро системы работает на саморазрушение»
NB!
28.05.17
Прибалтика, наконец, вымолила себе экономическую блокаду у России