Михаил Щеглов: "Русский вопрос" в Татарстане - сколько веревочке не виться..."

Казань, 21 февраля 2013, 15:20 — REGNUM  После принятия в июне 1990 года Декларации о государственном суверенитете РСФСР, того же захотели в ряде российских регионов. Несомненным форвардом "парада суверенитетов" стал Татарстан, где депутаты Верховного совета приняли свою Декларацию о суверенитете в августе того же 1990-го. До сих пор республика живёт под знаком суверенитета, хотя на деле уже достаточно давно не имеет его. Считаю, что следует подвести некий итог.

Тезис об отсутствии реальной суверенности Татарстана, как и самой татарстанской государственности сегодня не станут оспаривать даже безоглядные поборники независимости республики, регулярно требующие ее на митингах в Казани. Могут возразить, но я отмечу, что государствообразующий потенциал татарского народа за прошедшие 22 года мог быть реализован в исчерпывающей мере, причём в условиях, когда республикой управляли одни татары. Тем не менее, за это время реальных признаков суверенитета у Татарстана не прибавилось, наоборот, остались только атрибуты, вроде только что утвержденного текста гимна республики.

При этом абсолютное большинство татар не видели и не видят Татарстан вне России и без русских. Исходя из этих реалий и надо бы вырабатывать стратегию дальнейшей гармоничной жизни общества. Но вместо этого руководство делает всё, чтобы сохранить искусственные признаки суверенного государства - от президентского титула руководителя, кабинета министров и посольств до простой технической проблемы решения русского "языкового вопроса", которая, к сожалению, все усугубляется.

Ещё 10 лет назад в журнале АНКО ("Актуальное национально-культурное обозрение") я писал, что национальная культура может служить эффективным средством регулирования баланса интересов различных национальных групп в гражданском обществе и гармоничного развития, и что в части русской культуры и её сбережения в Татарстане этим должна заниматься не Москва, а прежде всего - местная власть. Но за последние годы ситуация в Татарстане резко обострилась. В первую очередь, это касается активности исламистов в республике, требующих создания халифата и проводящих свои акции на улицах, появления ваххабитского подполья и вооруженных боевиков, которые заявили о себе терактами в июле 2012 года.

Одновременно вскрылись факты этнической дискриминации (скандал с погорелицей из Муслюмовского района Надеждой Чекашкиной) и усилилось давление на русскую социально активную молодёжь, которая остро чувствует несправедливость в национальной политике и не желает, чтобы эта однобокость сохранялась впредь.

На этом фоне всю республику потрясло резонансное преступление, совершенное уроженцем Узбекистана, - изнасилование и убийство восьмилетней девочки Василисы Галицыной в Набережных Челнах. Так или иначе, но думаю, что это стало следствием миграционной политики руководства республики, привлекающего дешевую рабочую силу из Средней Азии для своих мегапроектов вроде того же ТАНЕКО или ОЭЗ "Алабуга".

Отдельным важным пунктом стоит "языковая проблема". Тут можно напомнить и про массовые обращения с просьбами увеличить объёмы преподавания русского языка в школах, и про митинги "за русский язык", и про уголовное преследование русских родителей за нежелание принудительно учить своих детей татарскому. Рискну предположить, что этот принцип является для части татарстанской, а точнее, татарской элиты, правящей в республике, своеобразным маркером, "моментом истины", способствует ликвидации застарелых комплексов и служит символом национально-исторического реванша.

Конечно, вопрос сохранения татарского языка важен, но вряд ли его можно сохранить насильно, да еще за счет русских и русскоязычных жителей, которых в республике примерно половина. Вроде бы уже все ясно - государственного суверенитета не вышло. Так зачем настаивать на государственном статусе татарского языка? Ну не станут все в Татарстане поголовно учить детей татарскому и русскому с колыбели. Исходя из этого очевидно, что изучение татарского языка нужно стимулировать в его естественной среде сбережения и развития - среди татар. Разумеется, никто не против, чтобы его изучение поощрялось среди других жителей. Но поощрялось! А не насильно вбивалось в головы.

Точно также нужно помогать татарской нации сохранять её язык, культуру, традиции в других регионах и странах, например, с помощью НКА, дающих массу возможностей. Именно помогать. В Татарстане же это превращается в обязаловку, а сами речи ответственных чиновниках напоминают сводки с театра боевых действий.

"Усилиями руководства республики нам удалось отстоять в законе (об образовании РФ - М.Щ.) практически все базовые нормы законодательства"... Это из речи министра образования Энгеля Фаттахова в Набережных Челнах на республиканской коллегии Минобрнауки. Как заметила казанская газета "Бизнес-Online", далее "он незамедлительно продемонстрировал отбитый у Москвы трофей - перешел на татарский язык".

И хотя на той же коллегии прозвучало, что возможность дополнительного изучения как русского, так и татарского языков будет предоставлена за счет средств государства, и что "с 1 сентября все учителя русскоязычных групп должны перейти на "коммуникативные технологии" обучения татарскому языку", мне с трудом верится, что для желающих русскоязычных школьников объёмы татарского языка снизят до достаточного (по мнению экспертов МОиН РФ) коммуникативного уровня 2 часа в неделю, а с произведениями классиков татарской литературы им разрешат знакомиться в русском переводе.

Уже несколькими днями позднее Фаттахов подчеркнул, что и "выпускники детских садов должны говорить на обоих государственных языках... это основной (выделение - моё - М.Щ.) показатель эффективности нашей деятельности".

Не случайно перезревшая "языковая" проблема в Татарстане вызывает сейчас чуть ли не истерическую реакцию в лагере националистов. Взять хотя бы Фандаса Сафиуллина, который в своей недавней статье с красноречивым заголовком "Отстаньте!" и эпиграфом "Собака лает, караван идёт" обвинил 15000 русскоязычных родителей, обратившихся к президенту Минниханову по языковой проблеме, в провокации, шантаже и намёках на возможный срыв Универсиады-2013. Поскольку ответа родителям от Рустама Минниханова так и не поступило, им, по-видимому, следует считать данную статью неким ответом татарской элиты республики.

Однако в духе "отстаньте от татарского языка и президента Татарстана" (читай "с вашим русским языком"?) проблему не одолеть. И президенту Минниханову придётся ее решать - ведь в республике живут не только татары, а сам он президент не только татар. Только чем позднее, тем больше вероятности, что решение придёт из федерального центра, поскольку Татарстан все же не "мусульманская" и не "татарская республика", а часть общей для всех Родины - России, как бы это не резало кому-то слух.

Пока же складывается впечатление, что в парламенте Татарстана напрягают все силы, чтобы срочно создать свой закон "Об образовании" - с допустимыми натяжками по отношению к федеральному и максимумом положений, соответствующих прежнему местному языковому и образовательному законодательству... Однако сколько верёвочке ни виться, конец ей будет. Такова народная мудрость.

Михаил Щеглов, председатель Общества русской культуры Казани, кандидат технических наук

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.