Владимир Веретенников: Год спустя. Уроки и последствия языкового референдума в Латвии

Рига, 18 февраля 2013, 12:20 — REGNUM  18 февраля миновал год с того дня, как в Латвии прошел референдум за русский язык в качестве второго государственного. В его ходе за признание русского равноправным средством общения проголосовало более 270 тысяч жителей. Свыше 800 тысяч выразили поддержку латышскому языку, как единственному государственному. Естественно, не смогли высказать свою точку зрения 300 тысяч латвийских неграждан. Сейчас прошло уже достаточное количество времени, чтобы подвести итоги: какой же след оставил референдум в общественной и политической жизни Латвии?

Что случилось за год

То было знаменательное событие, почти никого не оставившее равнодушным в республике и вызвавшее заметный резонанс в соседних странах. Подготовка к проведению референдума прошла в 2011 году - когда в два этапа граждане Латвии собрали вместо требовавшихся по закону 153 тысяч подписей 183 тысячи. Сам референдум 18 февраля стал самым посещаемым мероприятием такого рода в современной Латвии. Пришло 70,73% избирателей, или 1 098 593 человека. Латыши массово шли, наэлектризованные своими политиками и общественными деятелями - "спасать родной язык, как единственное, что осталось у титульного народа Латвии". Русские не менее массово поднялись, дабы "оградить себя от продолжающейся политики ассимиляции и языкового террора". Активно голосовали не только в Латвии, но и за её пределами - многочисленные "трудовые эмигранты" тоже пришли в посольства, чтобы опустить заветный бюллетень в урну. Как считает известный латвийский педагог Бронислав Зельцерман, то был давно не виданный всплеск гражданского самосознания: "Сотни тысяч людей нашли время сходить на государственное мероприятие и выразить свою гражданскую позицию. Поверьте, это большое дело! В день референдума я посетил десятки избирательных участков и своими глазами видел, какая там атмосфера - люди прекрасно понимали, зачем они туда идут. Для них оказалось жизненно важным дать понять, что они существуют и что родной язык для них является огромной ценностью - это относится как к русским, так и к латышам. Жаль, что, по понятным причинам не смогли высказаться триста тысяч неграждан - что ж, это еще один вопрос, требующий своего решения..."

Впрочем, сами результаты никаких сюрпризов не приподнесли - каждая община проголосовала за свой язык. Поскольку русскоязычные граждане пребывают в явном меньшинстве, результат референдума закрепил существующее status quo. Примечательно, что ни на какие уступки, даже незначительные, по отношению к русскоязычной общине, национальная элита не пошла. Все призывы к "дискуссии" с её стороны оказались связаны лишь с намерением более интенсивно втолковывать меньшинствам единственно правильную точку зрения на национальный вопрос - официальную. Одновременно начали приниматься меры, чтобы в будущем застраховаться от мероприятий, подобных прошедшему референдуму. Вскоре после него президент Андрис Берзиньш уже обсудил со спикером Сейма Солвитой Аболтиней ("Единство") необходимость поправок к Конституции, дабы изменить порядок инициирования всенародных голосований.

Тем временем, неторопливо разворачивался сбор подписей за наделение многочисленных латвийских неграждан гражданством, проводившийся организацией "За честь и справедливость". Неторопливо - поскольку чувствовалось общая усталость населения, "выжатого" предыдущим референдумом. Да и проблема неграждан показалась многим менее актуальной, нежели проблема языка. Тем не менее, к исходу отведённого срока свыше десятка тысяч необходимых подписей было собрано. Впору было, в соответствии с действовавшим тогда законодательством, объявлять второй этап мероприятия - когда на средства государства требовалось, с учётом достигнутого на первом этапе, в течение месяца собрать подписи 150 тыс. (или десятой части от их общего количества) латвийских избирателей. Если бы это было сделано, то последовал бы референдум.

Однако, государство заблокировало дальнейший ход компании, поручив Центральной избирательной комиссии произвести оценку предлагаемого законопроекта о натурализации неграждан. В течение последующего времени на ЦИК оказывалось сильнейшее давление - и результат оказался ожидаемым. 1 ноября комиссия объявила, что предложенные поправки не соответствуют 2-й статье Конституции и декларации независимости 4 мая 1990 года. По мнению членов комиссии, резкое расширение круга граждан позволило бы поставить под сомнение преемственность нынешней Латвийской Республики по отношению к ее предшественнице, существовавшей до 1940 года.

Под самый занавес 2012 года парламентарии ещё раз "обрадовали" народ Латвии. 27 ноября президент Берзиньш провозгласил утверждение принятой Сеймом новой редакции Закона о референдумах, предусматривающей резкое увеличение количества подписей, необходимых для инициирования всенародного голосования. Отныне для проведения референдумов организаторам на первом этапе нужно будет собрать 30 тыс. подписей, а начиная с 2015 года - 10%, или около 154 тыс. подписей избирателей. Данные правила Сейм пытался существенно ужесточить на протяжении почти полугода. Парламент рассмотрел поправки к закону о референдумах уже в третий раз - поскольку президент Андрис Берзиньш дважды возвращал их на доработку депутатам. Однако, больше он этого, невзирая на призывы оппозиции, делать не стал. Ужесточение референдумного законодательства - прямой результат событий 18 февраля 2012 года.

Скепсис и взаимное недоверие

Необходимо констатировать: предпосылки прошлогоднего референдума не только памятны, но остаются вполне актуальными и на сей день - значительная часть населения Латвии, русскоязычная от рождения и использующая русский язык в качестве повседневного, вынуждена жить с учетом того, что он считается иностранным. Никаких подвижек здесь не случилось. По прежнему над душой "иноязычных" нависает фигура языкового инспектора с угрозой штрафов и увольнений. Как и ранее, в кулуарах власти периодически возобновляются дискуссии о необходимости окончательной ликвидации остатков русскоязычия в школах и перевода детских садов нацменьшинств на "билингвальную систему".

С другой стороны, референдум стал фиксатором ситуации недоверия между общинами государства - и тут тоже все осталось по-прежнему. Это признают даже правящие политики. В преддверии 18 февраля агентство LETA провело любопытный опрос среди представителей политэлиты на данную тему: ответы говорят сами за себя. Правда, представители правящей коалиции напирают на то, что, дескать, за это время принят ряд изменений в законах и реализованы другие инициативы, направленные на общественную интеграцию. Однако, признают они, результаты тут могли бы быть и получше. Так, председатель фракции Партии реформ в Сейме Вячеслав Домбровский указал, что благодаря принятию поправок к закону о гражданстве существенно упрощено его предоставление детям неграждан. "К сожалению, не удалось добиться автоматического предоставления гражданства, но этот процесс значительно облегчен, потому что теперь не требуется согласия обоих родителей", - добавил он. Домбровский настаивает: "Не могу согласиться, что ничего не сделано (для интеграции). Хотя, конечно, мы могли бы сделать намного больше". Правда, назвать конкретные доведенные до конца меры в этом направлении он затруднился.

В свою очередь, Солвита Аболтиня пустилась в рассуждения, что результата тут невозможно достичь за один день, и работу в данной сфере необходимо целенаправленно продолжать. Перечисляя достижения за прошедший год, Аболтиня напомнила заключения комиссии по конституционному праву и Конституционного суда о том, что не все вопросы могут выноситься на референдум, а также поправки к закону об инициировании референдумов, которые признают право Центральной избирательной комиссии оценивать соответствие поданных законопроектов Конституции. "Это не позволит больше играть с настроениями общества и фундаментальными ценностями Конституции", - подчеркнула спикер, еще раз подтвердив свой имидж твердокаменной охранительницы существующего порядка вещей.

Критичнее других работу в сфере интеграции оценил руководитель фракции Национального союза VL-ТБ/ДННЛ Эйнарc Цилинскис: "Какие-то формальные мероприятия проводятся, но вряд ли они что-то существенно изменят". Независимый депутат Клавс Олштейнс зафиксировал бессилие властей в этом вопросе: "Они не могут создать панацею в виде законов, которые сплотят общество". Еще жестче высказались представители оппозиционных Cоюза "зеленых" и крестьян и "Центра согласия". Руководитель фракции СЗК Аугуст Бригманис напомнил, что за разработку политики интеграции (полностью провалившейся!), будучи советником премьер-министра Валдиса Домбровскиса, отвечала Сармите Элерте, нынче претендующая на пост мэра Риги от "Единства". Он также отметил, что искусственно сплотить никого нельзя. Глава фракции ЦС Янис Урбанович указал, что за прошедший год со стороны правящих партий сделано все, чтобы еще больше расколоть латвийское общество и упрекнул правящую коалицию в бездействии. По его словам, после референдума так и не были сделаны какие-либо выводы, не проведен необходимый анализ - поэтому и нельзя было ждать каких-либо положительных перемен.

По мнению Бронислава Зельцермана, провал насаждающихся государством программ интеграции, половинчатых и односторонних, закономерен. "Интеграция, конечно, нужна. Но чтобы она проходила культурно, необходимо построить дорогу с двухсторонним движением. Должно быть достаточно возможностей для развития и взаимообогащения как латышской, так и русской культуры и языка в Латвии. И обе стороны должны уважительно относиться друг к другу. Таким образом, мы придем к единой "политической нации", где не будет ни тех, кто выше, ни тех, кто ниже. И многие современные мучительные проблемы исчезнут бесследно", - считает исследователь.

В жизни все взаимосвязанно

Стоит отметить, что в настоящий момент вопросы языка и гражданства, несмотря на всю их продолжающуюся актуальность, несколько отошли в массовом сознании на второй план. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, после того, как кампании за язык и неграждан не принесли результатов, многие представители русской общины впали в апатию. Люди словно бы поняли, что отвоевать свои права в этом государстве не удастся - а, с другой стороны, сотни тысяч бывших латвийцев, расселившихся нынче по всему свету, являются ярким доказательством того, что на Латвии свет клином не сошелся. В течение всего минувшего со дня референдума года шел и ныне продолжается активный отъезд жителей страны в другие края - Ирландия, Великобритания, Германия, Скандинавия, Россия... Знаменательно, что число уезжающих русскоязычных превышает количество эмигрирующих латышей (хотя, конечно, и их очень много) - на что не без злорадства указывают наиболее откровенные националистические политики. Конечно, массовый отъезд начался задолго до референдума и уезжают люди, в первую очередь, по экономическим причинам. Но для очень многих ощущение национального неравноправия становится решающим доводом в пользу эмиграции - если добавить его к безработице, бедности и отсутствию внятных перспектив на будущее.

Во-вторых, на данный момент наиболее обсуждаемым вопросом стал предполагаемый переход Латвии в зону евро с 1 января 2014 года. Как свидетельствуют опросы общественного мнения, большинство населения относится к этому со страхом и настороженностью. Люди опасаются резкого роста цен и прочих негативных последствий. И тут тема референдума за русский язык и проблема "евро-2014" оказались причудливо переплетены. По мнению политолога Артема Губермана, правящая элита воспользовалась протестными мероприятиями русской общины для того, чтобы обезопасить процесс вхождения государства в еврозону. "Когда был референдум по русскому языку, он дал повод правящим ввести концепцию о неком "нерушимом ядре Конституции", которое нельзя нарушать, о проблеме преемственности нынешней Латвийской Республики по отношению к тем государственным образованиям, которые находились на этой территории до нее. Причем, всячески внушается, что те пятьдесят лет, что Латвия пробыла в составе СССР, она находилась где-то на другой планете. К счастью, в конце концов она вернулась-таки на землю, правда, в процессе жесткой посадки разрушив почти всю производственную базу, оставшуюся от советских времен... Логическим продолжением этих умозаключений стало серьезное повышение ценза, необходимого для проведения всенародных голосований. То есть, правящая элита, воспользовавшись в качестве повода непопулярным в латышской среде референдумом, лишила в том числе и избирателя-латыша технической возможности провести голосование по вопросу вступления Латвии в еврозону. Тут уже речь идет об интересах всего общества, без деления на этнические группы. Этот шаг - предстоящий переход Латвии на евро - крайне непопулярен, в том числе и у латышской части населения. Неудивительно: существует далеко не всегда позитивный опыт стран, перешедших на евро раньше нас. Но с учетом принятых Сеймом поправок очень сомнительно, что удастся провести всенародное голосование по евро. К тому же, как мы убедились, отныне Центризбирком может волевым решением отменить любой непопулярный у правящих референдум. Кому это решение выгодно, объяснять не надо?"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.