Интервью руководителя Фонда медицинского страхования Архангельской области о новой системе его формирования

Архангельск, 29 сентября 2003, 12:29 — REGNUM  В связи с десятилетием Фонда медицинского страхования в Архангельской области, в газете фонда "Ваш медицинский полис" было опубликовано интервью с директором фонда Валерием Трофимовым. Приводим интервью полностью.

"1 сентября исполнилось пять лет с того момента, как фонд обязательного медицинского страхования Архангельской области возглавляет Валерий Трофимов. Нынешний директор в системе медицинского страхования человек не случайный. Окончил мединститут, работал врачом, затем в страховой медицинской организации, получил еще и высшее финансово-экономическое образование. Словом, специалист многоплановый. А должность руководителя фонда ОМС именно такого и требует, просто обязывает разбираться в тонкостях организации медицинской службы, кредитно-финансовых и правовых вопросах. Сегодня Валерий Владимирович отвечает на вопросы нашей газеты.

- Валерий Владимирович, фонд существует уже 10 лет, и половину этого срока его возглавляете вы. Что удалось сделать за эти пять лет для развития системы обязательного медицинского страхования в Архангельской области?

Относить на мой счет все позитивные перемены, которые произошли за пять лет, - это неправильно. Есть и объективные, и субъективные причины. Начнем с объективных.

Вспомните дефолт, разразившийся в августе 1998 года, когда страна вверглась в экономический кризис, из которого выходила больше года. С высоты сегодняшних дней то время вспоминается с ужасом. Не выплачивалась зарплата, неплатежи предприятий и муниципальных образований по медицинскому страхованию носили хронический характер. Фонд переживал острейший финансовый дефицит. А планы тогда строились с размахом, без учета того, будут ли деньги на их воплощение.

На начало 1998 финансового года фонд планировал идеальный бюджет по доходам, невзирая на то, что эти доходы не гарантировались никакими нормативными актами. Ситуация усугублялась тем, что в Архангельской области существует децентрализованная система платежей за неработающее население.

То есть не областной бюджет платит, а каждое муниципальное образование отдельно. Доходная часть бюджета фонда по платежам за неработающее население не утверждалась на сессиях Советов депутатов муниципальных образований. В течение двух - трех лет нам пришлось эту систему кардинально менять.

Постепенно экономика пошла вверх, предприятия стали платить налоги, а местные бюджеты - наполняться. Но, несмотря на это, отношение к платежам в фонд у муниципалитетов не изменилось. Например, планировалась одна сумма, а в бюджет закладывалась вдвое меньшая. Да еще реальные платежи составляли не более 60 процентов от прописанного в бюджете. Справедливости ради надо отметить, что Архангельская область в этом отношении не была исключением - такая же ситуация наблюдалась по всей стране.

А в 2000 году изменилось законодательство РФ в части сбора и контроля за поступлением страховых взносов на работающее население. Этот вид поступлений принял форму единого социального налога. Функция его сбора в 2001 году была передана налоговым инспекциям, и фонд уже не мог влиять на уплату предприятиями данного налога. Информацию теперь мы получаем только через казначейство.

Прошел еще год, прежде чем мы урегулировали отношения с налоговиками, определяя сумму, которую они должны собрать.

А в этом году была создана комиссия при администрации области под руководством Т. Д. Румянцевой, проведен ряд совещаний с налоговой инспекцией, финансовыми органами, департаментом здравоохранения и определены реальные затраты обязательного медицинского страхования. Текущий финансовый год близится к завершению, и уже видно, что сумма, которая была совместно посчитана, соответствует реальным потребностям здравоохранения, а собираемость финансовых средств составляет практически 100 процентов.

Одним из важнейших достижений я считаю то, что мы нашли взаимопонимание с налоговиками.

- Это касается налогов. А как вы смогли повлиять на ситуацию с платежами муниципалитетов за неработающее население?

- Конечно, можно было пойти на конфликт, действовать через прокуратуру, суды... Но мы попытались разобраться в причинах - ведь не просто так главы администраций "режут" половину заявленных сумм. Хотя субъективное отношение - "в фонде деньги есть, они справятся, а у нас своих проблем хоть отбавляй" - чувствовалось. При формировании бюджета любого муниципального образования его наполняемость очень сильно зависит от трансфертов областного бюджета. Очень мало районов, которые обходятся без дотаций.

Оказалось, чтобы получить денежные средства из областного бюджета, муниципальные образования соглашаются с суммой необходимых перечислений в фонд ОМС. Но когда получают свою долю от области, о фонде как-то сразу забывают. Почему? Потому что дефицит все равно остается, отнимать деньги на его покрытие у ЖКХ или учителей никто не рискнет, а фонд - это финансово-кредитное учреждение, у которого деньги есть всегда. Вот у него и заберем. Кроме того, в районах знают, что фонд получает субвенции из федерального фонда ОМС, и считают, что это огромные деньги. Как мы выкручивались в такой ситуации? Мы просто оставались должны лечебным учреждениям. Урезалось лекарственное обеспечение, копились долги по заработной плате медицинским работникам. И все это бремя переходило на следующий финансовый год. К этому добавлялся дефицит. Порочный круг необходимо было разорвать.

С начала моей работы в фонде первой задачей, которую нужно было решить, стала необходимость четкого планирования доходной части бюджета и соотношения ее с расходами. Утверждение бюджета фонда намного опережало по времени утверждение муниципальных доходов и расходов. Поясню. Бюджет бывает сверстан уже к сентябрю - октябрю, а муниципальные образования на основе областного бюджета, где прописаны межбюджетные отношения, принимают свой в декабре - январе - феврале. Некоторые даже в марте. Поэтому, необходимо было либо временные рамки совместить, либо воздействовать через областные законы.

Относить формирование бюджета на март не положено по закону и чревато тем, что первые три месяца ЛПУ финансировались бы в пределах сумм прошлого года. А жизнь-то на глазах дорожает! Словом, пострадали бы опять лечебные учреждения, тогда мы предложили администрации области, чтобы в законе об областном бюджете были прописаны эти цифры. Теперь муниципальные образования, занижая свои финансовые обязательства перед фондом, тем самым нарушают бюджетный закон.

Другая причина ухода от платежей и их занижение кроется в том, что у нас расчет платежей отличен от предусмотренного законом. Получалось, что мы считали бюджет ОМС в каждом районе свой. При двух источниках финансирования - от предприятий и из районных бюджетов взносы предприятий, расположенных на территории района, считались его собственностью, а недостающие средства на медицинскую помощь населению по программе ОМС доплачивала районная администрация.

И что же происходило? Вот два района. Крупный промышленный, с финансовоемким производством, где деньги за работающее население поступают, минуя бюджетную систему. Однако и наполняемость бюджета там высокая. Другой район - сельскохозяйственный, бедный. Получался парадокс: там, где доплачивать из бюджета на медицинскую помощь нужно было меньше (потому что предприятия много перечисляли), бюджет мог дать больше, а в остальных районах, где предприятия все "лежат на боку", где единый социальный налог составлял мизер, - там львиная доля ответственности падала на районный тощий бюджет.

В результате администрации сельских районов постоянно занижали суммы отчислений на медицинское страхование, потому что платить просто не могли. А богатые районы и города платили меньше, потому что велик был социальный налог с предприятий.

Вот почему с 2001 года платежи за неработающее население стали рассчитываться в целом по Архангельской области. Не может быть системы ОМС Лешуконского, Котлас-ского района, Архангельска, Северодвинска, а есть только общая система обязательного медицинского страхования области. Что получилось в итоге? Мы подсчитали, сколько денег должны потратить на жителей области, просчитали единый социальный налог, а разницу, которую должны платить муниципалитеты, равномерно распределили между муниципальными образованиями согласно численности неработающего населения, Так груз ответственности стал пропорционален финансовым возможностям территорий.

- Эта схема уже приносит свои результаты?

- И неплохие. Архангельск, например, за неработающее население стал платить вдвое больше. Новодвинск - в несколько раз. Коряжма, Онега, где сбор налогов стабилен, тоже увеличили свои отчисления. А на сельские районы нагрузка уменьшилась.

- Выходит, модель оказалась удачной?

- Удачная - это во-первых. А во-вторых, она соответствует законодательству РФ.

- Каков размер страхового взноса на неработающее население?

- 368 рублей на человека. Не сказать, что сумма очень большая, но она гарантирована и уже прописана в бюджете области. К тому же в статье 15 четко сказано: если муниципальное образование не предусмотрит данные расходы в своем бюджете или будет платить недостаточно, то область имеет право снизить на эту сумму ссуду по межбюджетным отношениям. Мы устранили объективную причину неплатежей, замкнули финансовый круг".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail