Франция и "Африганистан": кризисные события выходят за рамки Мали

Москва, 21 января 2013, 11:54 — REGNUM  

11 января 2013 года французскими воздушными бомбардировками началась операция "Серваль" - интервенция Франции в западноафриканскую страну Мали. Франция опасается, что Мали, если там установится исламистский режим, станет источником дестабилизации региона и лагерем подготовки угрожающих Европе террористов. Решение о прямом французском вмешательстве было вызвано действиями исламистов в мятежном анклаве Мали, угрожавшими захватом всей территории страны. В первую декаду января 2013 года исламисты предприняли решительное наступление на столицу страны Бамако. Деморализованная правительственная армия Мали не смогла им противостоять. Это обстоятельство и вынудило французов по просьбе временного гражданского правительства Мали начать вооруженную интервенцию. С 1954 года это 27-я по счету военная интервенция Франции в Африке.

Прошла ровно неделя с начала операции "Серваль", и теперь можно сделать некоторые выводы. Прежде всего, отметим то обстоятельство, что за операцией в Мали внимательно наблюдают американцы. Именно они обеспечивают французских военных разведывательной информацией. Французы в Мали в значительной степени зависят от Вашингтона в поставке материалов воздушной разведки, предоставлении спутниковых снимков, наблюдении над повстанческими территориями с помощью беспилотных летательных аппаратов и мониторинга мобильных телефонов. Американцы уже согласились предоставить для обеспечения военных действий в Мали свои беспилотники и боевые дроны. Мятежный анклав в этой стране - не единственная территория, несущая угрозу исламского фундаментализма на континенте (см. карту американских разведывательных операций в Африке из Washington Post).

Поэтому неслучайно, что антитеррористическая операция Франции в Мали сразу же вышла за рамки этой страны. В день начала операции "Серваль" французские коммандос числом в 50 человек и на 5 вертолетах совершили неудачный рейд в Сомали в попытке освободить своего агента. А спустя несколько дней в среду 16 января 2013 года под предлогом реакции на французскую интервенцию джихадисты нанесли ответный террористический удар, захватив объект и заложников на газовом месторождении Аменас британской компании ВР в Алжире. Партнерами ВР в Аменас являются алжирская государственная нефтегазовая компания Sonatrach и норвежская Statoil. Среди захваченных заложников оказались семеро американцев. Остальные заложники являлись гражданами Великобритании, Франции, Японии, Норвегии и Ирландии. Согласно министру внутренних дел Алжира Дахо Ульду Каблии, захватившие завод боевики из "бригады Мухтара Бельмухтара" были алжирцами, но проникли в страну с территории Ливии. Террористы продемонстрировали всему миру, что проложенные по линейке на географических картах границы африканских государств в Сахаре в реальной жизни - фикция. 17 января вместо освобождения заложников алжирские военные нанесли удар по террористам, захватившим месторождение, что обернулось кровавой бойней для заложников.

Ранее Алжир заявлял о своем несогласии с международным вмешательством в ситуацию в Мали, однако, позволил французским боевым самолетам использовать свое воздушное пространство для полетов к Мали и обратно во Францию. Сейчас наблюдатели обсуждают возможность ужесточения позиции Алжира по отношению к боевикам в Мали.

Теперь собственно о происходящем в Мали. Надо сразу заметить, что нынешние французские военные при всех их технике, знаниях и умениях это, конечно же, не те генералы, офицеры и солдаты, которые в ХIХ веке завоевали Алжир и большую часть африканского континента. В настоящее время вооруженные силы Франции в Мали заняты тем, что вынужденно наращивают численность своей группировки. Еще до начала операции в стране появились какие-то группы французского спецназа. Сразу же после ее начала в Мали были введены 700 французских солдат. Через неделю после начала операции численность французского контингента была доведена до 1800 человек. Всего в объявленных президентом Олландом на прошедшей неделе планах фигурирует цифра в 2,5 тыс. французских солдат, которых собираются задействовать в операции. Из сообщений СМИ становится ясно, что для переброски солдат и военной техники в Мали помимо прямых авиаперевозок из Франции французы используют свою постоянную базу в соседнем Кот-д'Ивуаре. Бронетехника передвигается в Мали именно с этой базы. В качестве опорного пункта для проведения операций в Мали французы развернули импровизированную базу возле аэропорта в Бамако, куда доставляется живая сила по воздуху из Франции.

Таким образом, можно констатировать, что вывод французского контингента из Афганистана, преподносимый как антимилитаристская акция нового французского правительства, стал своеобразной фикцией, поскольку французский воинский контингент, равный его количеству, сразу же задействовали в Африке против тех же исламистов. Но возникший в начале 2013 года в Мали "Африганистан" означает сужение возможностей военного вмешательства Франции в дела другой своей бывшей подмандатной территории - Сирии.

Действия французских войск должны подкрепить их африканские союзники. В соответствии с резолюцией Совета безопасности ООН, в Мали предполагается задействовать 3300 солдат из стран Экономического сообщества Западной Африки (ЭКОВАС). Британская Би-Би-Си передает, что в состав этого контингента Нигерия направит 1,2 тыс. солдат, Сенегал, Буркина-Фасо, Нигер и Того - по 500, Бенин - 300. Т. е., на самом деле, речь идет о 3,5 тыс. солдат из африканских государств, входящих в Экономическое сообщество Западной Африки, которых собираются задействовать в Мали. Дополнительно 2 тыс. солдат в Мали собирается направить Чад, не входящий в эту организацию. Таким образом, общая численность африканского союзного контингента в Мали составит 5,5 тыс. человек. В четверг 17 января 2013 года первая партия солдат из Того и Нигерии прибыли в столицу Мали - Бамако. Французское управление вооруженными силами означенных африканских стран в ходе операции в Мали обусловлено существующими двусторонними договорами Франции о военном или военно-техническом сотрудничестве с африканскими странами. Между тем, состояние вооруженных сил, которые собираются прислать африканские страны, оценивается невысоко. "Они не являются ни хорошо вооруженными, ни хорошо подготовленными. Может потребоваться несколько месяцев, прежде чем они смогут представлять собой годный материал для проведения операций", - таково общее мнение военных экспертов при оценке состояния африканских союзников Франции по проведению операции в Мали. Поэтому страны ЕС договорились помочь французам военными инструкторами, которые займутся подготовкой африканских солдат перед вводом в действие. В настоящее время жители Мали на контролируемой правительством территории приветствуют прибытие французского контингента в свою страну, но выражают недовольство предстоящим прибытием солдат из соседних африканских стран из-за боязни морального состояния этих войск.

Военными союзниками французов в борьбе с исламистами могут стать мятежные туареги Мали. В среду 16 января 2013 года представитель сепаратистской организации туарегов Муса Аг Ассарид в интервью Би-Би-Си в очередной раз намекнул о готовности туарегов выступить против своих бывших союзников - исламистов и Аль-Каиды.

Численность исламистских повстанцев, противостоящих центральному правительству и возглавляемой Францией международной коалиции, определяют в 2 тыс. человек. Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан в интервью радиостанции RTL оценил их общую численность даже меньшей величиной - в 1200-1300 человек. Но, как указывают их противники, отряды исламистов хорошо вооружены, а бойцы - смелы. Их воодушевляет возможность получения выкупа за заложников из числа граждан "цивилизованных стран". Среди повстанцев есть ветераны Ирака и Афганистана. Главой действующей в Мали организации "Аль-Каида в странах исламского Магриба" называют ветерана алжирского исламистского подполья Абдулхамида Абу Зейда. Повстанцы знают местность лучше своих противников. Французские военные отметили изменение тактики повстанцев с момента начала операции. Они стали действовать мобильными группами по 5-6 человек. Бойцы вооружены стрелковым оружием (обычно АК-47) и легкими гранатометами (обычно РПГ-7). Группы скрываются среди мирного населения в городах и поселках. Выявить их средствами только воздушной разведки нелегко. Французский начальник штаба адмирал Эдуард Гийо обвинил джихадистов в использовании гражданских лиц в качестве живого щита. Французы осознают, что война на уничтожение мобильного и живучего противника очень трудна. Утверждения о том, что французские авиаудары нанесли тяжелые потери исламистам, представляются излишне оптимистичными. Рейды по целям в Мали совершают самолеты ВВС Франции - истребители-бомбардировщики Mirage 2000D и многоцелевые истребители Rafale. Но у французов совершенно отсутствует штурмовая авиация.

После первых сообщений на прошлой неделе об установлении контроля над городом Конной начальник штаба адмирал Эдуард Гийо вынужден был признать, что армии Мали не удалось отбить этот город у повстанцев. Одновременно в военных сводках из Мали с понедельника 14 января появилось название населенного пункта Диабали, расположенного в 400 км к северу от столицы Бамако, в котором якобы французские солдаты впервые вступили в уличные бои с повстанцами. После того, как Диабали в понедельник был захвачен мятежниками во главе с полевым командиром Аль-Каиды Абу Зейдом, населенный пункт подвергался ударам французской авиации. К нему из столицы страны Бамако выдвинулась колонна из 30 французских бронетранспортеров. По последним сведениям, в конце недели повстанцы оставили и Конну, и Диабали. Но остается неясным, с чем связаны подобные их действия: с поражением или простым маневром для нанесения противнику удара в другом месте.

В среду утром подразделения 21-го полка морской пехоты на 20-ти бронемашинах прибыли в район поселения Сегу, в 180 км к северо-востоку от столицы Бамако. Здесь они взяли под свой контроль стратегический мост на реке Нигер. Контроль над Сегу, Конной и Диабели обеспечивает безопасность подступов к столице Мали - Бамако. Пока что это единственный итог недельной военной активности.

В результате военных действий в первую неделю французской интервенции в Мали столица страны - Бамако оказалась в безопасности. Подступы к ней надежно перекрыты мобильными подразделениями французской армии. Но французский президент поставил своей армии непростую задачу. Никто не знает ни точных временных рамок, цель этой кампании, ни того, какие силы в действительности необходимо задействовать для достижения успеха.

На практике, вероятно, процесс "восстановления территориальной целостности Мали" и "прекращение террористической агрессии" затянется для французов. Но это не влияет на личные амбиции президента Олланда. На данный момент военная операция в Мали пользуется как международной поддержкой, так и межпартийной политической и общественной поддержкой во Франции. По опросам, в пользу решения президента Олланда об интервенции в Мали выступает 63% (или даже 75%) респондентов во Франции. Ни одна военная кампания Франции за последние 15 лет не пользовалась подобной массовой поддержкой в стране. Правда, политические обозреватели резонно отмечают, что уровень общественной поддержки во Франции будет снижаться, чем дольше французские войска будут оставаться в Мали. Бывший президент Франции Валери Жискар д'Эстен предупредил президента Франсуа Олланда о том, чтобы французская интервенция в Мали не превратилась в "неоколониалистский" поход. "Франция должна ограничить себя строго материально-технической поддержкой африканских сил", - сказал он в интервью газете Le Monde. Оппозиция из "Союза за народное движение" (UMP) выступила с критикой действий французского правительства в Мали пока что в одном единственном аспекте - правительство Олланда не создало коалиции, как это было в Ливии.

Коалиции, действительно, нет. Но помощь европейских союзников все-таки присутствует. Ее стандарт сразу же определили британцы - это пара транспортных самолетов для обеспечения снабжения французских войск. Вслед за британцами по означенному пути пошли датчане, предоставив свои два самолета для обеспечения французской логистики в Мали. Немцы, немного подумав, также выделили для аналогичных целей свои два военно-транспортных самолета типа Transall. Если бы подобным образом поступила, по крайней мере, половина членов Евросоюза, то в распоряжении французов мог бы оказаться солидный воздушный транспортный флот. Но большинство европейских стран предпочли более скромный формат поддержки французской интервенции в Мали. В четверг на саммите министров иностранных дел Евросоюза постановили, что государства-члены ЕС пошлют для помощи французам миссию из 250-ти военных инструкторов. Миссия начнет свою деятельность 15 февраля 2013 года.

Публичная критика подобного рода действий особенно решительно звучит в Германии. Европейская политика безопасности страдает от разногласий, недееспособности и нерешительности - полагают в этой стране. "Париж решил действовать в одиночку, потому что другие европейцы уклонились. Это красноречиво свидетельствует о состоянии совместной европейской политики в области обороны и безопасности. И ничего хорошего в этом нет... Если и теперь Париж в качестве помощи получит пару транспортных самолетов и братское похлопывание по плечу со стороны европейских партнеров, то в ЕС не все в порядке... Сегодня ЕС, скорее, должен ответить на вопрос, занимается ли он всерьез общей политикой безопасности. Это означает - незамедлительно оказать реальную военную поддержку Франции... Новое решение ЕС - форсировать отправку миссии - выставляет Евросоюз на посмешище", - заранее квалифицировала итоги саммита ЕС в статье от 16 января 2013 года германская Suddeutsche Zeitung. Таким образом, африканская кампания под лозунгом борьбы с терроризмом и фундаментализмом давала европейцам шанс для интеграционных усилий в сфере политики обороны и безопасности. Но шанс этот пока не был использован.

Помимо недостаточной помощи от европейских союзников, французы не имеют устойчивых внутриполитических позиций в Мали, несмотря на внешние приветствия прибытия французских войск в эту страну со стороны туземцев. Нынешние власти Мали не пользуются легитимностью. Действующий временный президент Диункунде Траоре является фактически марионеткой военных, которые в марте 2012 года осуществили в Мали государственный переворот. Подтверждением этого факта является недавнее смещение и арест в декабре 2012 года военными премьер-министра Модибо Диарра. Для урегулирования ситуации французам необходимо еще и как-то решить проблему нынешних малийских властей. Но пока французы заинтересованы в участии войск Мали в военных действиях против повстанцев, сделать что-либо в этой области им будет трудно. Армия Мали ослаблена поражениями и дезертирством. Она дезорганизована и слаба, последним подтверждением чего является ложное сообщение об установлении ею контроля над Конной после французских авиаударов. Агентство по беженцам ООН опасается, что количество беженцев в Мали в результате военных действий достигнет 700 тыс. человек, из которых 400 тыс. попытаются найти убежище за рубежом, а 300 тыс. разместятся в самом Мали. Проблема принимает для французов и гуманитарное измерение.

В заключение отметим, что во французской имперской политике Африка занимает то же место, что Латинская Америка для США или Восточная Европа для России. Де Голль в свое время мечтал сделать из Франции сверхдержаву. Военная операция в Мали дает шанс французам в подражание мировой роли США стать лидерами в борьбе против исламского фундаментализма на уровне одного африканского континента. Но развертываемый французами потенциал свидетельствует скорее о затяжной операции. Сейчас наличных сил французов хватит для нанесения ущерба отрядам исламистов или вытеснения их за пределы Мали, но их совершенно недостаточно для установления контроля над обширной территорией. Еще более неопределенна ситуация с урегулированием конфликта в Мали по другим направлениям. Исламистам, в свою очередь, сейчас нужно в ближайшие недели выдержать первый натиск. Об их перспективах можно будет судить по тому, смогут ли они нанести ощутимые потери французским войскам, или нет. Их ставки в исламском мире и регионе африканского Магриба будут повышены в случае повторения террористических ударов, подобных тому, что случился на минувшей неделе в алжирском Ин Аменас. Первая неделя операции "Серваль" подтвердила, что кризисные события в регионе выходят за рамки одной африканской страны - Мали.

Дмитрий Семушин - европейский обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.