Виктор Якубян: Президентские выборы в Армении: кто против Сержа Саргсяна?

Москва, 20 января 2013, 23:39 — REGNUM  

21 января в Армении официально стартует президентская кампания. Голосование состоится 18 февраля 2013 года. Верный прогноз событий и рисков в этой стране - актуальная внешнеполитическая задача для России, связанная не только с российско-армянскими отношениями, но и имеющая широкий региональный контекст.

Комментаторы, называющие президентскую кампанию безальтернативной, то есть лишенной конкурентной основы, либо сознательно транслируют заведомо ложную оценку, либо же не вполне знакомы с армянской повесткой. Свои кандидатуры на высший пост выдвинули 8 кандидатов. Вот они - действующий президент Армении, кандидат от правящей Республиканской партии Армении Серж Саргсян, лидер оппозиционной партии "Наследие" Раффи Ованисян, председатель партии "Свобода", экс-премьер-министр Армении Грант Багратян, лидер Объединения "Национальное самоопределение" Паруйр Айрикян, экс-глава МИД Нагорного Карабаха Арман Меликян, глава партии "Национальное согласие" Арам Арутюнян, мифолог Вардан Седракян, политолог Андреас Гукасян.

На выборах президента 19 февраля 2008 года Арман Меликян и Арам Арутюнян набрали соответственно 0,27% и 0,17% голосов. Примерно такое же число голосов набрал Паруйр Айрикян на президентских выборах 2003 года. Этих трех кандидатов можно назвать кем угодно - патриотами, фантазерами или же просто авантюристами. В любом из трех случаев, их будущий провальный результат предрешен. Собственно как и мифолога Вардана Седракяна и политолога Ардреаса Гукасяна - эти, скорее, вульгарные информационные стартапы. Их мало кто знает, и еще меньше за них пойдут голосовать.

Президент страны Серж Саргсян, безусловно, выступает в роли фаворита. Однако Раффи Ованнисян и Грант Багратян лузерами считаться никак не могут. И вот почему. В отличие от Меликяна и команды мифологов-политологов, эти двое "выстреливают" в эфире не от выборов к выборам, а занимаются политикой каждодневно. Оппонирующие президенту Ованнисян и Багратян являются депутатами парламента страны, причем первый возглавляет партию, представленную там отдельной фракцией.

(20 января, в день редактирования статьи президент Армении Серж Саргсян в интервью радиостанции "Свобода" заявил: "Когда говорят, что нет сильных соперников, что нет человека, который может выиграть много голосов, я с этим не согласен. А кто сказал, что тот же Раффи Ованнисян, тот же Грант Багратян, тот же Паруйр Айрикян, которые имеют достижения и прошли определенный путь, более легкие соперники, или имеют меньший опыт полемики или публичных выступлений").

Политическая карьера Раффи Ованнисяна - фантастична. В 80-ых прошлого века этот человек обучался и преподавал в известных вузах США, далее работал в различных адвокатских конторах Лос-Анджелеса. В 1989 году он основывает Союз армянских адвокатов и возглавляет офис Армянской Ассамблеи Америки (ААА) по восстановлению зоны землетрясения в Спитаке. Надо отметить, что ААА - традиционная лоббистская структура армянской общины США, тесно сотрудничающая с американскими государственными органами - Госдепартаментом и спецслужбами. Подробнее о деятельности ААА можно узнать из статьи Игоря Мурадяна "Осторожно! Этнический шпионаж", опубликованной ИА REGNUM еще в декабре 2005 года.

В 1991 году Раффи Ованнисян неожиданно становится первым министром иностранных дел независимой Армении. Понятно, что без квалифицированного лоббинга из США вписать свое имя в новейшей истории страны ему вряд ли бы удалось. Кстати, это весьма показательный факт, характеризующий внешнеполитические ориентиры республики, только рожденной после распада СССР в спитакских развалинах и карабахском пепле, при президенте Левоне Тер-Петросяне.

Однако Раффи Ованнисяну не удалось удержаться на посту. 16 октября 1992 года Тер-Петросян на фоне протеста со стороны Турции уволил его с занимаемой должности. Случилось это после того, как глава армянского МИД заявил на стамбульском заседании Совета Европы: "Несмотря на трагедию Геноцида, президент Левон Тер-Петросян активно добивается установления добрых отношений с Турцией. Между тем и поныне Турция отвергает армянские инициативы по установлению дипломатических отношений и открытию армяно-турецкой границы". Позднее Ованнисян основывает Центр стратегических и национальных исследований (ЦСНИ), руководителем которого некоторое время являлся Ричард Киракосян, имеющий отношение с американскими фондами и, по собственному публичному признанию, сотрудничавший с ЦРУ.

Второй кандидат, широко известный армянской публике - экс-премьер Грант Багратян. Это опытный экономист, нередко повергающий власти страны жесткой критике. Здесь почва для Багратяна благодатная - мировой финансовый кризис не мог не отразиться болезненно на блокированной и экономически слабой республике. Впрочем, и в период премьерства Багратяна жизнь в Армении, мягко говоря, сладкой не была. Это было начало девяностых. Открытые источники дают о Багратяне массу информации различного фактического и эмоционального свойства. Одни его называют "армянским Гайдаром", на заре девяностых проведшим чуть ли не гениальную реформу, "экономическим деятелем, внесшим самый большой вклад в дело достижения и становления независимости Армении", другие - "прихватизатором". Журнал "Национальная идея" пишет: "Конечно же, Багратян - уникальная личность. Его "работа" на посту главы правительства - одна из самых мрачных страниц новейшей армянской истории. За пять лет он сделал то, что мало кому удалось бы сделать. Путем ваучеризации и преступной "прихватизации" почти полностью уничтожил армянскую промышленность, превратив в одночасье некогда процветавшую индустриальную республику в почти первобытное отсталое хозяйство, лишенное какого-либо промышленного потенциала. Заводы, фабрики, рудники, крупные строительные объекты на багратяновских аукционах продавались с молотка за сущие копейки. По цене 2-3-комнатной квартиры левоновские соратники приобретали промышленные предприятия стоимостью в миллионы долларов. Как правило, заводы тут же демонтировались, раскулачивались и еще неиспользованное, неустановленное оборудование в виде "металлолома" на сотнях грузовиков вывозилось в соседнюю персидскую страну...". Какая из вышеуказанных оценок соответствует реальному облику второго кандидата на президентское кресло Армении - судить избирателю. В качестве справки добавим лишь, что после ухода с премьерского поста Грант Багратян довольно длительный срок являлся вице-президентом, директором по кадрам и закупкам винограда брендового Ереванского коньячного завода (ЕКЗ), приватизированного в 1998 году за $30 млн.

Обратимся к текущей предвыборной ситуации. Политический вес и возможности Ованнисяна и Багратяна даже в сумме сильно уступают весу и возможностям президента Сержа Саргсяна, кандидатура которого выдвинута правящей Республиканской партией Армении (РПА). Более того, судя по всему, двое оппозиционных кандидатов на высший пост будут конкурировать друг с другом за голоса протестного электората.

Именно разветвленная сеть РПА, доминирующая на всех уровнях власти в республике, является основным политическим активом Сержа Саргсяна. Оценивая шансы своих соперников в интервью "Свободе", президент заявил: "Конечно, им будет очень сложно, поскольку 70% руководителей местных органов самоуправления - члены РПА, и сколько бы вы не пробовали утверждать, что это использование административного ресурса, я не могу быть с этим согласен. Люди вели политическую борьбу и получили руководящие позиции. А почему это свое руководящее положение, я имею ввиду свой авторитет, а не возможность предоставления или не предоставления клуба (для политических собраний - ред.), они не могут использовать во благо своей партии, или обеспечения авторитета кандидата этой партии?... Президентом становятся командой, президентом становятся пройденным путем, а не критикой власти".

Но даже если допустить, что 70-процентный контроль за ситуацией на местах способен обеспечить такое же количество голосов на выборах, возникает вопрос, куда денутся остальные - 30%, которые можно условно назвать протестной массой, недовольной и местной, и высшей властью? Каковы истинные размеры и настрой этой части электората?

Недавняя политическая история Армении свидетельствует о том, что протестная масса тяготеет к консолидации - это показали практически все прошлые президентские выборы: 1998 года (Вазген Манукян против Тер-Петросяна), 2003 года (Степан Демирчян против Роберта Кочаряна), 2008 года (Тер-Петросян против Роберта Кочаряна). Как показывает практика, протестная масса привыкла выступать в качестве полноценного фактора на всех последних президентских выборах, была дополнительным самостоятельным кандидатом, который в зависимости от сиюминутных обстоятельств может поддержать любого альтернативного власти кандидата, вне зависимости от его текущего политического веса и административных ресурсов - от Степана Демирчяна до Левона Тер Петросяна.

Похоже, задачу поглощения и распыления консолидационного потенциала этой массы в качестве страхующего власть кандидата на определенном этапе (сразу после поездки в Брюссель) отказался выполнять Гагик Царукян - лидер второй по численности фракции и влиянию в стране после РПА партии "Процветающая Армения" (ППА). Отказ Царукяна от участия в избирательной кампании родил главный вопрос - кто будет вторым после Сержа Саргсяна? Каковы гарантии того, что "серебряный призер" выборов признает свое поражение, а не попробует в короткий срок консолидировать вокруг себя протестную массу?

Отказ тяжеловесов - Гагика Царукяна, Левона Тер-Петросяна и АРФ Дашнакцутюн от участия в президентских выборах создал ситуацию поляризации электорального поля между единоличным кандидатом от власти (РПА) и большой массой оппозиционно настроенных и не определившихся граждан. С другой стороны, этот отказ многократно повысил шансы для капитализации "достижений и пройденного пути" Раффи Ованнисяна и Гранта Багратяна. Исход выборов они могут и не изменить, но создать принципиально новую политическую ситуацию в стране - вполне вероятно. Во что капитализирует свою возможную "серебряную медаль" Грант Багратян, исходя из его "коньячной практики", представить можно, а вот как материализует этот капитал Раффи Ованнисян пока не совсем ясно. Очевидно другое, в этом случае ресурс американского влияния на внутриполитическом поле в Армении будет усилен и пролонгирован. А это для Вашингтона в условиях противоречивых событий в соседней Грузии - актуальная внешнеполитическая задача.

Виктор Якубян - эксперт по проблемам Закавказья.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail