Грузино-осетинская встреча экспертов под эгидой Запада в Ереване: выступление грузинского участника

Ереван, 18 января 2013, 15:59 — REGNUM  На прошедшей в Ереване 12-13 января 2013 года под эгидой западных неправительственных организаций встрече между представителями грузинской и югоосетинской гражданских обществ выступили с докладами представители общественности и эксперты из Грузии, Южной Осетии, России и США. Представляем вниманию читателей ИА REGNUM доклад "Социально-политическое развитие в Грузии" грузинского эксперта по кавказским проблемам Георгия Гвимрадзе.

"1 октября 2012 года можно назвать вехою в истории социально-политического развития Грузии. В этот день состоялись парламентские выборы, и впервые в истории независимого государства (после распада СССР) общество сменило власть посредством выборов. Парламентские выборы минувшего года назывались главным вызовом и экзаменом для страны и его дальнейшего политического развития. Грузия могла сделать маленький, но очень важный шаг, может даже в определенном смысле первый шаг в сторону избирательной демократии (что само собой не значит уже быть таковой), или же из "гибридной демократии", как ее часто называли, перейти к явно авторитарному режиму правления.

Перед выборами появился еще один вызов или экзамен общественного характера, который определенно создал опасность для проведения самых выборов. Речь идет о тюремном скандале во второй половине сентября. Скандал вызвал весьма резкую, но легитимную протестную реакцию грузинской общественности. В Тбилиси прошли многотысячные акции с требованием наказать виновных и отстранить от должности министров внутренних дел и пробации. Была возможность дальнейшей радикализации протеста, к чему добавлялись отдельные провокации с целью перенести политический процесс на улицу и тем самым сорвать выборы, что было на руку предыдущему правительству. С одной стороны, оно имело некоторый опыт подавления протестов, как это было 7 ноября или 26 мая, или могло дать людям выпустить пар, не обращая на протест внимания. С другой стороны, на фоне протеста она была в априори проигрышном положении на выборах.

Таким образом, грузинское общество стало перед серьёзным экзаменом. Оно могло пойти путем радикализации или перенести протестный настрой в избирательное действие. В результате состоялись выборы с итогами которого так или иначе, все стороны согласны, что для Грузии также непривычно. У страны новый парламент, а что более интересно, несмотря на то что конституция этого не требует, и новое правительство.

Что реально получила Грузия? На первый взгляд, кажется, что политический расклад сил весьма демократичен. Есть правящая партия, которая после победы на выборах сформировала кабинет министров, и есть сильная оппозиция (по крайней мере, об этом говорят полученные на выборах проценты). Многие называют эту ситуацию "двоевластием". С одной стороны премьер-министр с большинством в парламенте и полным кабинетом министров, а с другой - президент с высокими конституциональными полномочиями, представителями на муниципальном уровне и парламентским меньшинством. Но в реальности, можно сказать что страна фактически почти годом раньше перешла к тем конституциональным поправкам, которые должны вступить в силу после выборов президента в октябре 2013 года. Несмотря на то, что президент в рамках закона может вызвать политический кризис, как отмечают эксперты, это станет его политическим самоубийством.

Таким образом, сегодня в стране фактически первым лицом является премьер-министр, а президент, как он сам отметил, перешел в оппозицию, что само собой аберрация. А что касается парламентской оппозиции, то надо отметить, что ее количество с каждым днем уменьшается. Несмотря на то, что в парламенте у "Грузинской мечты" 83 депутата, когда им пришлось одолеть вето президента по закону об амнистии, надо было 89 голосов, а они набрали 91.

"Национальное Движение" постепенно теряет большинство и на муниципальном уровне. Это можно было предвидеть, и многие эксперты с уверенностью говорили, что если партия президента проиграет, то многие начнут оттуда уходить в партию победителя, что реально и является одной из серьезных проблем грузинской политической системы. Это ещё раз доказывает, что в Грузии все еще нет политических объединений вокруг ценностей и идеологии. Люди просто хотят быть в большинстве, а не оставаться верными идее, пусть даже если эта идея не востребована. Но тут и другая проблема, которая связана с самой оппозицией. "Национальное Движение" уже давно не придерживается тех ценностей и идей, с которыми она пришла во власть после "революции роз". В первые дни своего правления это была партия молодых реформаторов, секуляристов, демократов с либертарианскими предубеждениями. Но перед выборами 2012 года партия предстала перед избирателям не просто как левая, но даже их обещания и действия были более похожи на коммунистические с клерикальным уклоном. А сама структура партии постепенно трансформировалось в весьма эклектичное сообщество, единственной целью которого стало стремление как-то оказаться в большинстве, а у лидеров - любыми средствами остаться при власти.

Надо отметить, что и новая коалиция весьма эклектична. Но ее эклектичность с одной стороны говорит о том, что ситуация перед выборами была ненормальной (для объективности надо сказать что она до сих пор остается такой). В нормальной ситуации такие коалиции не образуются. А с другой, эта эклектичность дает надежду на то, что "Грузинская мечта" не превратится в партию-монолит, и парламент не станет однопартийной системой, если даже нынешнее меньшинство не сможет в дальнейшем ей оппонировать.

Одним из важных вопросов нового политического порядка является внешняя политика. Новое правительство, несмотря на предвыборные обвинения оппонентов, продолжает путь предыдущих властей на евро-атлантическое сближение. На важные посты были назначены лица из одной политической группы, в прозападном мировоззрении которых невозможно сомневаться и которые имеют богатый опыт работы в дипломатической сфере. Особенно в евро-атлантическом пространстве.

Кроме того, новое правительство поставило перед собой весьма трудную задачу - выстроить отношения с Россией. Скептики утверждают, что вступление в НАТО и параллельное развитие отношений с Россией невозможно, но надо отметить, что у Грузии нет другого выбора. Она не может отказаться от своей прозападной ориентации, но и не может не выстраивать отношений с Россией. В силу этого был назначен спецпредставитель премьер-министра по вопросом переговоров с РФ - Зураб Абашидзе. Человек он весьма опытный, в том числе и по России. Уже состоялась первая встреча г-на Абашидзе с замминистра иностранных дел РФ Григорием Карасиным. Особых ожиданий от встречи объективно не было, но важно то, что с обеих сторон слышны позитивные высказывания.

Еще одна важная тема которую надо затронуть - это грузинская общественность. Как уже было отмечено, она сдала весьма важный экзамен как в политическом плане (выборы), так и на гражданском уровне (своей адекватной реакцией на тюремный скандал). Но она до сих пор остается постсоветской и переживать это ей придется еще долго. Процесс десоветизации предыдущим правительством в стране проходил насильно, он был схож с процессом борьбы большевиков с буржуазией. Полная демонизация прошлого, даже досоветского периода. Но факт в том, что этот процесс необходимо пережить, а не гнать. Поэтому многие реформы, которые кажутся реализованными, реально не институционализированы, т.е. они не перешли в свойство общественности. До сих пор, в обществе нет конкретного понимания, что такое независимость, как ее употреблять и какой должна быть эта независимая Грузия. Можно сказать, что Грузия свою независимость получила внезапно, в результате распада СССР и оказалась не готовой к ней. Были люди, чиновники того времени, которые наверное не могли себе представить развал Союза, и для них не было нужды думать о независимом будущем. С другой стороны, для некоторых независимость была самоцелью, и поэтому они не имели представления как ею воспользоваться. Конечно, было и меньшинство, которое так или иначе думало о том, какой должна быть Грузия. Но эта часть общества в то время была маргинализована, и до сих пор не удалось ее реабилитировать на общественном уровне. В итоге, получение независимости при полной неготовности к ней обернулось для страны тем, что до сих пор нет общественного консенсуса по вопросу - какую страну мы строим и как?

Также надо отметить, что грузинское общество весьма традиционно и клерикально, что мешает формированию гражданской нации. В последний период мы даже наблюдали обострение отношений между мусульманами Грузии и православным населением. Утверждалось, что это было результатом провокации, но даже если это так, надо сказать, что конфликт имеет свою почву и даже настолько плодородную, что может разгореться без посторонней помощи.

Что касается осетино-грузинского конфликтов. Над этим вопросом Грузии надо размышлять в двух главных направлениях. Первое - это весьма важный фактор России, который надо учитывать, и это дополнительная мотивация для страны выстраивать отношения с северным соседом. Конечно, не надо питать ложных надежд (их, впрочем, нет объективно), что, наладив отношения с Россией, Грузия восстановит территориальную целостность. Но без исключения негативного фактора РФ в этих конфликтах их невозможно урегулировать. А фактор России, по крайней мере для Грузии, в этих конфликтах всегда был негативным.

Второе направление - это собственно выстраивание отношений со стороной конфликта. Ошибочным было исключение этого фактора и апеллирование лишь к проблеме грузино-российского противостояния. Также ошибкою оказалось убеждение грузинской общественности в том, что главное наладить отношения с абхазами и с осетинами, и проблемы решатся сами собой. Оба конфликта нуждаются в индивидуальных подходах. Особенность этого конфликта состоит в том, что осетины более всех остальных были близки к грузинской общественности. Ошибок в этом направлении было допущено много - как политических, так и человеческих, что важнее. То, что у Южной Осетии меньше ресурсов для самостоятельности, чем у Абхазии, не надо воспринимать как возможность прижать осетин к стене и заставить их выбирать из двух зол наименьшее.

Главной задачей для Грузии сегодня, особенно после августа 2008 года, является восстановление доверия и исключение в осетинском обществе восприятия Грузии в качестве врага. Для этого необходимо систематизировать на политическом уровне демократические институты, а на общественном - формировать понятие гражданской нации. Необходимо также, чтобы в грузинском обществе проходили дискуссии на тему целей и ресурсов достижения примирения. Часто имеет место смешивание этих понятий, и целью называются возможности их достижения. Так, территориальная целостность не цель, а ресурс. В реальности ресурс, т.е. территория, превратилась в цель для грузинского общества, что и не дает ей покоя. А если целью обозначить людей и их благосостояние, что и должно быть одной из главных целей нормального государства, то в таком случае можно отойти от термина территориальная целостность и зафиксироваться на идее, которая будет ориентирована на людей, проживающих на той или иной территории".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail