В Санкт-Петербург вернулась без купюр "Блокадная книга"

Москва, 15 января 2013, 18:24 — REGNUM  В Санкт-Петербурге сегодня, 15 января, в Петропавловской крепости - в Музее истории города представили изданную в городе впервые с 1994 года "Блокадную книгу" Алеся Адамовича и Даниила Гранина - фронтовиков, сражавшихся в Великую Отечественную войну. Об этом сообщает корреспондент ИА REGNUM.

"Ленинград выстоял, потому что был городом интеллигенции, дух интеллигентности, духовности в жизни города - это было той пищей, которая заменяла физическую, - сказал на презентации книги Даниил Гранин. - Блокада показала, что может человек, какие запредельные ресурсы духа имеют люди. Выживали те, кто не ложился, а работал, заботился о других".

Гранин напомнил, что они вместе с Адамовичем опросили 200 блокадников, потом 1,5 года составляли, выстраивали книгу.

Впервые главы из "Блокадной книги" были напечатаны в 1977 году в Москве в "Новом мире", при этом текст подвергся жестокой цензуре. Гранин вспоминал сегодня, что вымарывалось то, где сами блокадники говорили о количестве жертв.

Впервые в новом издании "Блокадной книги" 2013 года приведены фотографии искалеченной цензурой верстки "Нового мира" с пометками "идеологов": "Усилить публицистику, Ленинград был не брошенный город". Нещадно был вымаран абзац про хищников и мародеров, управхозов, которые наживались, обирая квартиры умерших.

К новому изданию Даниил Гранин опубликовал полностью предисловие про историю создания книги, напомнив, как ее, уже написанную, и впоследствии изданную в Москве, лишь в 1984 году издали в Ленинграде. Потому что при первом секретаре Ленинградского обкома партии Григории Романове издание "Блокадной книги" в городе, перенесшем блокаду, было практически запрещено. "Насколько я знаю, Романову доложили о том, что написано в "Блокадной книге". О том, какие ужасы голода, какие муки терпели горожане. Романов возмутился: зачем, для чего, что они делают, эти авторы? Авторы покушаются на героизм, на стойкость, на значение подвига ленинградцев. Такая книга нам не нужна", - вспоминает Гранин реакцию тогдашних "верхов" в современном предисловии к книге.

Сегодня издатели напоминают, что еще в марте 1942 года Ольга Берггольц писала, будучи короткое время в Москве: "Запрещено слово "дистрофия"...о Ленинграде все скрывалось, о нем не знали правды так же, как об ежовской тюрьме. Для слова правдивого о Ленинграде - еще, видимо, не пришло время. Придет ли оно вообще?"

Появились и новая главы в издании XXI века - одна посвящена чудовищным ужасам массового голода и фактам каннибализма. Авторы еще при создании книги сомневались, стоит ли перешагивать через запредельное понимание и публиковать это, но решились писать, понимая, что такие явления сопровождают любой массовый голод и при этом "тут наши записи, факты свидетельствуют: блокадный Ленинград - один из тех в истории массового голода примеров, когда случаи каннибализма действительно не получили сколько-нибудь широкого распространения, какого можно было ожидать, если учитывать весь ужас положения, в котором оказались миллионы людей".

Еще одна глава посвящена "Ленинградскому делу" 1949 года, разгрому Музея блокады Ленинграда, арестам партийного руководства города, арестам и расстрелам интеллигенции, ученых, военных. "Теперь-то мы хорошо почувствовали свою силу", - сказала ленинградская поэтесса Ольга Берггольц в эфире Ленинградского радио 18 января 1943 года - в день прорыва блокады, 70-летие которого будет отмечать через несколько дней Санкт-Петербург. Но именно сильный город, сильный народ был не нужен власти, глава "Ленинградское дело" - о послевоенной расправе над Ленинградом, о судьбах выживших в осаде и не арестованных после войны блокадников.

"Ленинградские "вожди" один за другим, начиная с Андрианова, присланного после Попкова навести порядок..., истово искореняют "вольность", "питерскую революционность", стараются превратить Ленинград в рядовой областной город. Ничем не выделяться, не высовываться. Чисто холопское пресмыкание, верноподданность с желанием выслужиться любой ценой приводили к тому, что понятие "блокадник" как бы ничего не значило. Люди, которые отстояли город, выдержали все тяготы, не получали никаких льгот. Они продолжали ютиться в коммунальных квартирах, им не помогали ни лекарствами, ни санаториями..." Великий город с областной судьбой" не смел вспоминать о блокаде", - пишет Гранин в главе "Ленинградское дело".

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Василий Кичеджи, который сегодня принял участие в представлении публике "Блокадной книги", пообещал, что поручит комитету по образованию Смольного, чтобы "эту книгу обсудили везде в городских школах".

Писательница и редактор "Лениздата", ведущий редактор "Блокадной книги" Наталия Соколовская считает, что эта книга "должна быть в оперативной памяти города".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.