Французский Pussy Riot наоборот: Бунт Депардье и киноиндустрия Франции

Москва, 11 января 2013, 18:32 — REGNUM  Мы уже дали оценку скандалу вокруг Депардье во Франции, как местной разновидности российского дела Pussy Riot. Французский Pussy Riot наоборот, так сказать. Для того, чтобы понять обстоятельства "бунта" представителя французской артистической богемы, сбежавшего от уплаты сверхналога на богатых в российское гражданство, необходимо обратить внимание на ситуацию, сложившуюся во французском кинематографе, откуда собственно Депардье и вышел со всеми своими талантами и миллионами.

Здесь вспомним, что кинематограф, как культурное явление, родился именно во Франции, и до Первой мировой войны французское кино занимало около 90% мировой кинопродукции. Эта блестящая страница осталась давно позади. В настоящее время французский кинематограф вынужден занимать более скромное место. И его существование прямо связано со стратегией национальной культурной политики Франции. На современном этапе правительство Франции активно содействует развитию и тиражированию за рубеж продукта французского кинематографа, являющегося частью национальной культурной политики, способствующей, по мнению французов, сохранению национальной культурной идентичности. Однако в последнее десятилетие речь идет уже о французском кино, как о центре всего европейского кинематографа, которое в сотрудничестве с другими европейскими студиями через совместную продукцию развивает самостоятельное от американцев собственное европейское кинотворчество. Мечтой французов является обретение их кинематографом не только национального, но и паневропейского значения.

Благодаря осмысленной политике, на сегодняшний момент Франция остается одной из немногих стран в мире, которая может позволить себе выпуск всего спектра современной кинопродукции: от триллеров до комедий, от фильмов эпического жанра до мультфильмов. В настоящее время Франция производит около 200 игровых фильмов в год. Для сравнения в Голливуде производится 600 фильмов, а в Индии - 1 тыс. Великобритания, в которой местное кинопроизводство не пользуется аналогичной поддержкой, как во Франции, производит 100 фильмов. В 2011 году российский кинематограф выпустил 103 фильма.

Французское кино традиционно пользуется определенным успехом у российских зрителей. В 2012 году в российском кинопрокате вышел 61 французский фильм, что является абсолютным рекордом с 1896 года, когда в России был впервые показан французский фильм. На сегодняшний момент российский кинопрокат является пятым по значимости внешним рынком для французской кинопродукции.

Считается, что прошедшие 2011-2012 годы являются чрезвычайно успешными для французского кинематографа. Символом успеха стала мелодрама The Artist ("Артист") режиссера Мишеля Хазанавичуса. В 2011 году фильм завоевал американский Оскар сразу по пяти номинациям, в том числе, в важнейшей - за "лучший фильм". При бюджете в $15 млн. "Артист" собрал в прокате $133,5 млн. Второй по успеху фильм 2011 года - трагикомедия Les Intouchables ("Неприкасаемые", "1+1") Оливье Накаша и Эрика Толедано сейчас номинирован на Оскар 2012 года в категории "Лучший фильм на иностранном языке". При бюджете в $11,5 млн. Les Intouchables уже собрали в прокате $420 млн. Феноменальный и эстетический, и коммерческий успех, заметим мы.

Тем не менее, в самой Франции в 2012 году зафиксировано сокращение на 6% посещений французами в кинотеатрах демонстраций французских фильмов. Все острее сказывается конкуренция интернета с традиционными отраслями кинопроката. Простое перечисление десяти лидеров французского кинопроката 2012 года демонстрирует, что означенные фильмы за одним единственным исключением не смогли окупить во Франции даже свое производство. Приведем список этих киноработ с указанием количества билетов, проданных в кинотеатрах Франции для их просмотра:

1. "Джунгли зовут! В поисках Марсупилами" (Sur la piste du marsupilami (5,3 млн.); 2. "Это правда, если я вру" (La vérité si je mens (4,6 млн.); 3. "Астерикс и Обеликс в Британии" (Astérix et Obélix au service de sa majesté - 3,7 млн.); 4. "Имя" (Le prénom - 3,3 млн.); 5. "Заложница 2" (Taken 2 - 2,9 млн.); 6. "Лорды" (Les seigneurs - 2,7 млн.); 7. "Право на "лево" (Les infidèles - 2,3 млн.); 8. "Ржавчина и кость" (De rouille et d'os - 1,9 млн.); 9. Stars 80 (1,8 млн.); 10. "Любовь с препятствиями" (Un bonheur n'arrive jamais seul - 1,8 млн.).

Из предъявленного перечня показателен коммерческий успех "Заложницы 2" режиссера Оливье Мегатона. При бюджете в $45 млн. фильм принес в прокате $350 млн. "Заложница 2" Мегатона полностью повторила успех "Заложницы" 2008 года Пьера Мореля. Что в этих фильмах внешне собственно французского? Действие частично только проходит в Париже, а по большей части, в Лос-Анджелесе - "Заложница-1" и Стамбуле - "Заложница-2". В обоих фильмах главную роль сыграл звезда Голливуда Лиам Нисон ("Список Шиндлера"). Коммерческий успех обеим "Заложницам" дал прокат в США и Канаде. Именно французские фильмы типа "Заложница" и "Перевозчик" - "удовлетворительные триллеры со смертоносным профессионалом в качестве главного героя" в культурном плане ничего не оставляют от традиционного французского кино. Это европейская реплика американского Голливуда, идущая от кинокорпорации "EuropaCorp" Люка Бессона.

Что касается прочего, то из означенного списка французской десятки 2012 года только фильм "Имя" (Le prénom) окупился во французском прокате. Даже полюбившиеся зрителю "Джунгли зовут! В поисках Марсупилами" при всем их успехе и при бюджете в €40 млн. принесли во французском и мировом прокате только €37 млн. "Джунгли зовут!" окупят себя только после издания на DVD.

Что касается современного фирменного кинознака Жерара Депардье - его образа Обеликса в новом фильме режиссера Лорана Тирара "Астерикс и Обеликс в Британии", занявшего третью позицию во французском прокате в 2012 году, то при бюджете €51 млн., фильм в коммерческом плане не окупил себя не только во французском, но и в мировом прокате. Сборы от "Астерикса и Обеликса в Британии" составили всего $42,8 млн. Это уже четвертый французский "Астерикс и Обеликс", в котором снялся Депардье, и самый неудачный в серии. Во Франции "Астерикса и Обеликса в Британии" посмотрели 3,7 млн. зрителей, тогда как предшествующего "Астерикса на Олимпийских играх" 2008 года - 6,82 млн. французов. Показательно, что фильм в 2012 году за рубежом Франции посмотрели 853 тыс. россиян и только 300 тыс. зрителей в США.

Серия кинематографических "Астериксов" при запуске была призвана обозначать французское культурное сопротивление в мировой массовой культуре кинематографа. Но высокая стоимость "Астерикса" 2012 года, в первую очередь, определена ценой занятых в нем звезд: известных французских - Жерара Депардье, Катрин Денев, малоизвестных французских - Эдуарда Баэра и Дэни Буна. Известный только во Франции комик Дэни Бун получил гонорар в миллион евро за несколько минут появления в последнем "Астериксе".

Кризисную ситуацию во французском кинематографе прокомментировал в Le Monde накануне Нового года известный французский продюсер Винсент Мараваль в статье "Французским актерам переплачивают". Поводом для выступления Мараваля стал случай с Депардье. Однако, по мнению известного французского продюсера, "настоящий скандал находится в другом месте". Он полагает, что французские актеры богаты на государственные деньги, благодаря системе, которая должна защищать культурные отличия Франции. Ведущие французские актеры, иногда незнакомые зрителям за пределом своей страны, получают за съемки во французских фильмах голливудские по размеру гонорары в €2 млн. или даже более. Как получилось, что французский актер звездного уровня может заработать до € 2 млн. на съемках во французском кино, но, если он задействован в американском фильме, то получает всего лишь €200 тыс.? Почему, задает Мараваль вопрос, такие известные французские актеры, как Венсан Кассель, Жан Рено, Марион Котийяр, Гад Эльмалех, Гийом Кане, Одри Тоту, Леа Сейду, работая в рамках имеющего ограниченный рынок сбыта французского кино, получают гонорары от 500 тыс. до 2 миллионов евро, в то время, как в американских фильмах, имеющих глобальный рынок, они получают за аналогичную работу от 50 тыс. до 200 тыс. евро? В качестве примера французского актера, не пользующегося известностью за рубежом, но являющегося, тем не менее, одним из самых высокооплачиваемых киноактеров мира, Мараваль называет комика Дэни Буна. В 2012 году за съемку в фильме "Замуж на 2 дня" (Un plan parfait) он получил €3,5 млн. при общем бюджете фильма €17 млн. В итоге, во Франции "Замуж на 2 дня" посмотрели 1,18 млн. зрителей, и фильм едва смог окупить только гонорар Дэни Буна.

В результате кинокомедию среднего уровня французы делают за €4 млн., а американцы в Голливуде всего за два. После голливудских студий, именно Франция держит мировой рекорд по средней себестоимости кинопродукции - 5,4 миллиона евро за фильм, в то время как средняя стоимость американского независимого кино колеблется около трех миллионов евро. Французские актеры богаты из общественных денег, делает вывод Мараваль. И действительно, за последние 20 лет доля в бюджетах французского кино гонораров актерам, продюсерам и режиссерам поднялась в среднем с отметки 15-20% до 35-40%.

Сейчас статья Мараваля была отмечена во Франции как запоздалая критика громоздкой и порочной системы государственной поддержки французского кино. Государственные субсидии французскому кино в общей сложности составляют сейчас около €700 млн. в год. В эту сумму входит 11% налог на кинобилеты и налоги на продажи DVD дисков. Субсидии большей частью приходят во французский кинематограф посредством телекомпаний, которые по закону обязаны инвестировать в игровые фильмы. После премьеры на больших экранах через 10 месяцев следует демонстрация фильма на спонсировавшем телеканале.

Система основана на том, что французские телекомпании, испытывающие конкуренцию со стороны интернета, спонсируют фильмы, в которых в качестве актеров участвуют "экономически обоснованные имена", которые якобы обеспечивают высокий показатель аудитории просмотра. Искусственно созданное французское созвездие кинозвезд, по мнению Мараваля, чем-то напоминает Голливуд 1930-х годов. Вошедшие в систему "экономически обоснованные имена" требуют непомерно высоких гонораров за участие в съемках.

Так во Франции, по мнению Мараваля, были открыты шлюзы потоку посредственной кинопродукции с заурядными сценариями без всяких перспектив продаж, но с раздутыми бюджетами за счет гонораров. В результате стоимость ведущих французских фильмов стала настолько непомерной, что они не могут за счет кассовых сборов окупать свое производство и приносить прибыль во Франции.

По замыслу стратегов французской культурной политики, общественные субсидии, на которые только и существует французский кинематограф, должны финансировать позитивное кино, которое символизировало бы, сохраняло и выделяло французскую культурную идентичность в мире. Но, в действительности, по утверждению Мараваля, слишком много средств съедают дублирующие Голливуд французские блокбастеры, чьи бюджеты следовало бы держать в рамках разумной финансовой дисциплины. Далее, большая часть государственных субсидий идет на рядовое кино, которое не проявляя идентичности, одновременно не является особо коммерческим. Что касается остального, то, по мнению Мараваля, "это может быть мусор, но, по крайней мере, это наш собственный мусор".

Многие, кто называет себя левыми во Франции, осуждают социальную несправедливость, видя природу в уровне налогообложения доходов. Но конкретный пример французского кинематографа указывает на проблему иного рода. Здесь, в частности, надо наводить порядок с гонорарами французских звезд, к среде которых и принадлежит Депардье. Французская киноиндустрия - одна из самых "неприкасаемых" сфер в современной Франции. Эта коммерческая сфера, тем не менее, доказывает, что государственное вмешательство и творчество могут успешно сосуществовать. Со времен Делона и Бельмондо Депардье остается самым популярным французским актером в России. Он блистает в жюри местных кинофестивалей, присутствует в рекламе самых разных товаров и услуг - от коммерческих банков до томатного соуса. Но при этом необходимо помнить, что "успех" Депардье является производным от французской системы поддержки национального кинематографа. В ситуации слабости нового правительства Франции вряд ли можно назвать его поведение адекватным, помня именно об источнике богатства французского актера.

При отдельных очевидных и значимых успехах за последние годы "французская система" демонстрирует и очевидный кризис. Сейчас "бунт" Депардье дал повод для обсуждения ее недостатков, одним из которых является величина звездных гонораров узкого круга актеров национального кинематографа.

Заметим, что осуждаемая сейчас система общественной дотации французского кинематографа в 90-е годы прошлого века послужила образцом для создаваемого нового российского кинематографа. Но, как часто водится, чужие недостатки на отечественной почве проявили себя раньше, чем чужие достоинства. Ориентируясь на французскую систему поддержку кинематографа через заказы телевидения, российский кинематограф пока не произвел собственных аналогов "Перевозчика", но успел провалиться "Утомленным солнцем-2" Никиты Михалкова и "Обитаемым островом" Федора Бондарчука.(1) Таланты, неизвестные за пределами национальных границ, являются самыми высокооплачиваемыми в мире вкупе с безответственностью - вот, что больше всего привлекает, как представляется, во "французской системе" отдельных деятелей отечественного кинематографа. Эти моменты необходимо помнить, когда новый гражданин Российской Федерации Жерар Депардье убеждает нас, говоря о своих профессиональных достижениях и связанным с ними материальном успехе. Конечно, нельзя понимать обстоятельства, что французское государство прямо поддерживало деньгами налогоплательщиков творчество Депардье. Точнее было бы сказать, что французское государство создало и поддерживает систему прямых и косвенных субсидий, в рамках которой и смог вознестись своей звездной гордыней этот актер французского кино. В этих обстоятельствах отсутствие чувства меры, как представляется, погубило актера. В условиях кризиса французское правительство хотело, чтобы французский актер частично вернул в бюджет свои завышенные гонорары. Хотя правильней было бы разобраться со всей французской системой общественной поддержки национального кинематографа, при которой местным звездам переплачивают на порядок относительно их цены в глобальном "царстве грез" Голливуда.

(1) "Утомленные солнцем 2: Предстояние". 2010-2011. Студия ТриТэ. Реж. Н.Михалков. Бюджет: $40 млн. Сборы: $7,46 млн.; "Утомлённые солнцем 2: Цитадель". Бюджет: $45 млн. Сборы: $1,5 млн.

"Обитаемый остров". Art Pictures Studio, СТС, Нон-Стоп Продакшн". Реж. Ф.Бондарчук. Бюджет: $36,6 млн. Сборы: $7,46 млн.; "Утомлённые солнцем 2: Цитадель". Бюджет: $45 млн. Сборы: $21,8 млн. (первый фильм),: $6,07 млн. (первый фильм).

Десятка самых кассовых современных российских фильмов:

1. "Ирония судьбы. Продолжение" (2007). Бюджет $5 млн. Сборы: $55,6;

2. "Дневной Дозор" (2006). Бюджет $4,2 млн. Сборы: $38,8;

3. "Адмиралъ" (2008). Бюджет $20 млн. Сборы: $38,1;

4. "Ночной Дозор" (2004). Бюджет $4,2 млн. Сборы: $33,9;

5. "Самый лучший фильм" (2008). Бюджет $10 млн. Сборы: $30,49;

6. "Высоцкий. Спасибо, что живой" (2011). Бюджет $10 млн. Сборы: $27,54;

7. "Монгол" (2007). Бюджет $20 млн. Сборы: $26,69;

8. "Ёлки 2" (2011). Бюджет $5,8 млн. Сборы: $26,23;

9. "9 рота" (2006). Бюджет $9,5 млн. Сборы: $25,55;

10. "Иван Царевич и Серый Волк" (2011). Бюджет $3 млн. Сборы: $24,83.

Дмитрий Семушин - европейский обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.