Гай Борисов: Кто и за что убил Тургута Озала?

Ереван, 9 января 2013, 23:29 — REGNUM  

История политики - это во многом история политических убийств. При этом одним из основных "инструментов" устранения врагов и конкурентов всегда было отравление.

Не следует думать, что данный способ характерен лишь для эпохи Борджиа, а в наше время является экзотикой. Напротив, современная история, в том числе история постсоветских стран, позволяет сделать вывод прямо противоположный. В первые годы нового века прогремела сенсация об отравлении президента Украины Виктора Ющенко, серьезные подозрения аналогичного характера породили загадочные смерти премьер-министра Грузии Зураба Жвания и первого постсоветского президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея.

В 2012 году подозрения в смерти от отравления руководителя Палестинской автономии Ясира Арафата и экс-президента Турции Тургута Озала (1989-1993 гг.) стали поводом к эксгумации их останков. При этом в последнем случае подозрения были столь существенные, что решение о возобновлении следствия относительно причин загадочной кончины Озала было принято на уровне высшего политического руководства страны - лично президентом Абдуллой Гюлем.

2 октября была произведена эксгумация, а ровно через месяц в турецких СМИ появилась информация о том, что в результате лабораторных исследований медиками в останках был обнаружен сильнодействующий яд стрихнин. Правда, четкого и однозначного вывода о том, что именно отравление стрихнином (или иными ядами, о наличии которых также сообщали местные источники) стало причиной смерти, не последовало, и останки экс-президента были торжественно перезахоронены.

Надо сказать, что эта информация отнюдь не стала сенсацией первой величины. О том, что смерть 65-летнего Тургута Озала могла быть насильственной, стали говорить практически сразу же после его кончины 17 апреля 1993 года. Такие подозрения высказывались, в частности, супругой экс-президента Семрой Озал и его сыном Ахметом.

Причины возможного отравления назывались разные. Однако для того, чтобы понять, насколько обоснованы такие подозрения, надо напомнить о политических взглядах экс-президента.

Тургут Озал был автором внешнеполитической концепции неоосманизма, которую принято считать детищем идеологов правящей сегодня в Турции партии "Справедливости и развития" во главе с премьер-министром Реджепом Эрдоганом. На самом деле, именно Озал выдвинул эту концепцию, которая, по мнению некоторых местных аналитиков, должна была ознаменовать собой "похороны кемализма", то есть всего комплекса идеологических и политических взглядов и подходов, связанных с именем основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка.

Концепция "неоосманизма", помимо прочего, предусматривает региональное лидерство Турции, а также её доминирование в обширном тюркском мире - от Алтая до Балкан. Это объясняет истинные причины странной, на первый взгляд, политики Озала, который в годы своего президентства целенаправленно пытался решить наболевший курдский вопрос и установить добрососедские отношения с новым соседом, возникшим после распада Советского Союза - Арменией, невзирая на многовековые глубокие армяно-турецкие разногласия.

Однако это - кажущееся противоречие. Тургут Озал понимал, что пока между Турцией и остальным тюркским миром в лице Азербайджана и постсоветских стран Средней Азии существуют "курдская стена" (требующие самоопределения курды являются большинством в восточных регионах Турции, граничащих с Закавказьем) и "армянский клин", препятствующий соединению турецких и азербайджанских земель, ни о каком "Великом Туране" и региональном доминировании Турции речи быть не может.

Отметим в этой связи, что и вся политика нынешних "неоосманистов" в лице премьер-министра Эрдогана и главы МИД Ахмеда Давутоглу так или иначе направлена на изыскание возможностей обойти названные препятствия. Для этого широко используются транзитные возможности Грузии, в обход Армении ведется строительство железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Ахалкалаки-Карс, а также предпринимаются некоторые (пока не слишком результативные) шаги для достижения взаимопонимания с 20-миллионным курдским меньшинством.

В 1996 году турецкие СМИ распространили видеозапись обращения лидера Курдской рабочей партии Абдуллы Оджалана (ныне отбывает пожизненное заключение), который, в частности, заявил, что Озала отравили сотрудники турецких спецслужб, поскольку экс-президент уже достиг с курдами предварительного соглашения о перемирии, за что и был убит. При этом, якобы, о достижении этой исторической договоренности должно было быть объявлено именно 17 апреля 1993 года - в день смерти Озала.

Военной верхушке, которая в указанный период обладала очень большой реальной властью в Турции, ибо, по действующей тогда Конституции армия была гарантом светского характера государства, крайне не нравились "заигрывания" Озала не только с курдами, но и с армянами. Вполне вероятно, что Озала, никогда не скрывавшего своих взглядов и планов, решили "нейтрализовать" еще до того, как он стал президентом. Во всяком случае, в июле 1988 года во время съезда партии "Отечество" (предшественница нынешней партии "Справедливости и развития") на Озала было совершено покушение. Некий Картал Демиарг дважды выстрелил в политика, ранив его. Как утверждает экс-глава президентской канцелярии Фейзи Ишбашаран, с момента покушения и до дня смерти Озал чуть ли не ежедневно получал угрозы в свой адрес. Любопытный нюанс - над решением курдского вопроса Озал работал вместе с одним из немногих своих сторонников в среде генералитета - командующим жандармерией Эшрефом Битлисом. Генерал Битлис погиб в авиакатастрофе за два месяца до смерти самого Озала...

Как бы то ни было, от своих планов Озал, став президентом, не отступился. Помимо переговоров с курдами, он начал переговоры и с политиками в Ереване.

Это вызвало неприкрытую ярость и обструкцию националистов, шовинистов и милитаристов всех мастей. Дело в том, что именно в годы президентства Озала началась и приобрела масштабный характер армяно-азербайджанская война в Карабахе. Некоторые горячие головы в Анкаре требовали силой оружия заставить армян отказаться от идеи самоопределения края. Присутствие в Армении российских военных и пограничников (которые находятся в республике и по сию пору) помешало реализации опасных намерений. Мало того - несмотря на жесткую критику, Тургут Озал держал открытой армяно-турецкую границу, через которую в воюющую страну поступали значительные объемы зарубежной гуманитарной помощи. Отметим, что получать помощь по территории Грузии в те годы для Армении было затруднительно из-за крайне нестабильной ситуации и постоянных внутриполитических проблем в Тбилиси. Тургут Озал, между тем, не только вел неафишируемые переговоры с Ереваном, но и, посещая Америку, регулярно встречался с представителями армянской диаспоры, предлагал, как утверждается, реализовать проект "Ван". Согласно задумке, армяне, спасшиеся от геноцида 1915 года в Османской империи (многие из них были выходцами из города Ван), как и их потомки, получили бы возможность вернуться на историческую родину и создать там что-то вроде культурной автономии. "Озал намерен отдать Ван армянам!" - заголовки такого рода не были редкостью в турецких газетах того времени. "Озалу удалось очень далеко продвинуть турецко-армянские отношения, намечался очевидный прогресс в решении армянского вопроса", - утверждал один из сотрудников экс-президента Сулейман Роман.

Параллельно Тургут Озал настойчиво продвигал свою идею объединения тюркских государств под эгидой Анкары. Накануне своей смерти он совершил длительное турне по постсоветским среднеазиатским странам, с лидерами которых, как утверждала его супруга, достиг предварительных соглашений о провозглашении т.н. "Большой Турецкой Республики". Последним пунктом визита стал Баку. Вернувшись на родину с Апшерона, Озал совершенно неожиданно умер в своем офисе, хотя до этого никогда на здоровье не жаловался.

Заметим, что за несколько дней до этого, когда президент находился в зарубежной поездке, армянские силы взяли один из райцентров за пределами собственно Нагорного Карабаха - Кельбаджар. Турецкое правительство заявило, что закрывает границу с Арменией. Есть данные, что Озал был крайне недоволен этим решением и намеревался "разрулить" возникшую проблему после завершения визита.

Со временем в турецких СМИ появилась информация, будто смерть Озала связана с Азербайджаном. В 1998 году к Семре Озал на машине с номером 34 TC 245 явился некий Шахрияр Пурновруз, но не застал ее дома. Тогда визитер попросил охрану передать ей записку со словами: "Тургут Озал был убит препаратом Glikonorinaid (возможно, один из препаратов группы гликозидов, передозировка которых ведет к остановке сердца. - ред.). Убийца находится в Азербайджане. Зовут его Хасан Алиоглу". Загадочный визитер указал адрес отеля, в котором остановился. Супруга экс-президента отправила людей в названную гостиницу, чтобы они привели Шахрияра, но его там не было. Погранслужба на запрос ответила, что человек с таким именем в страну не въезжал. Машины с указанными номерами тоже не удалось найти. Между тем, у телохранителя Семры Озала - Асима Эншенола, была найдена фотокопия паспорта Шахрияра Пурновруза. По словам охранника, он предоставил этот документ компетентным органам. Но кому именно из офицеров отдал фотокопию - не помнит.

Допустимо предположить, что смерть Тургута Озала была неизбежной - слишком много могущественных противников было у президента, который стремился реализовать кардинальные перемены во внутренней и внешней политике страны. И не следует считать, что дело тут только в курдах и в армянах, с которыми пытался найти общий язык Озал. В реальности идея "неоосманизма", усиления турецкого влияния на Ближнем Востоке и в Центральной Азии воспринимается элитами многих мусульманских и тюркских государств с большими и вполне обоснованными опасениями. Что касается Азербайджана, то здесь всегда понимали, что прочность стратегического военно-политического союза между Баку и Анкарой зависит от нерешенности всего комплекса армяно-турецких взаимоотношений. Неслучайно, азербайджанская сторона приложила огромные усилия, чтобы помешать Анкаре ратифицировать подписанные в 2009 году в Цюрихе армяно-турецкие протоколы о нормализации двусторонних отношений. В 1993 году таких протоколов не существовало, но был президент Тургут Озал, который активно продвигал идею исторического примирения с армянами...

Гай Борисов, политический обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.