Владимир Казимиров: Быть ли новому походу на Нагорный Карабах?

Москва, 7 января 2013, 10:13 — REGNUM  

Весьма содержательное интервью Александра Юрьевича Скакова ИА REGNUM озаглавлено так: "Принципиальное решение об ударе по Нагорному Карабаху в Баку уже принято". "Вопрос в его сроках", поясняет автор. Не совсем ясно, кому принадлежит заголовок - ему или редакции (заголовок интервью Александра Скакова принадлежит редакции и выведен в точном соответствии с цитатой интервьюируемого эксперта - ИА REGNUM), но цель привлечения внимания достигнута. Автор естественно озабочен возможностью дальнейшего осложнения обстановки в этом чувствительном регионе и предлагает ряд мер противодействия этому.

Правда, в последних абзацах перепады в настрое автора излишне контрастны. То он подчеркивает неотвратимость войны (считает, что для Баку было бы аж "нерационально" не возобновить ее), то требует особого внимания к этому конфликту и выходит в конце на оптимистический вздох.

После такого разброса резонно возникают более дотошные вопросы. Действительно ли Баку готов ринуться в прорву новой бойни? Что побуждает к этому и что ему мешает? Есть ли у международного сообщества достаточно средств сдерживания?

Встревоженность автора порождена в основном возможностью дестабилизации в регионе, прежде всего вокруг Ирана. Считать, что этого достаточно для нового похода Баку на Карабах - нет ли тут упрощения? Гадать тут не годится. В таком случае будет столько неоднозначных вводных, что столицам ради адаптации к неожиданным поворотам придется не раз пересматривать даже решения, будто бы принятые загодя.

Давно известно, что одна из главных причин взаимоисключающих позиций сторон по Карабаху, затяжных и пока малорезультативных переговоров - глубокое взаимное недоверие сторон, а возможность возобновления войны лишь усугубляет его.

При всех огромных военных расходах и хвастовстве своей мощью, Баку имеет достаточно оснований сомневаться в исходе возможной попытки решить конфликт силой. Просчеты войны 1991-94 гг. психологически еще долго будут угнетать руководство Азербайджана. Ведь потенциал АР и тогда был явно выше, чем у армян - секрет в его реализации. Поныне помню десятки трофейных танков и бронетранспортеров, прилаженных к борьбе уже против их прежних хозяев. Номинальная мощь подвела тогда Баку, не дав вовремя прекратить военные действия и удержать под своим контролем обширные территории. Вместо анализа ошибок тех лет там опять шапкозакидательский настрой. Азербайджанцев раздражает оккупация 7 районов армянами, дает им ряд первичных мотиваций, но у армян стимул борьбы за выживание намного сильнее.

Преодоление укрепленной армянами линии обороны вокруг Карабаха потребовало бы немало времени, да и жертв. Выход к горам сулит новые препятствия. Баку не может рассчитывать на блицкриг, что дает достаточно времени для активного международного вмешательства.

В плане международном, какими бы ухищрениями не было обставлено возобновление военных действий, вина Баку будет несомненна. Его основной довод - оккупация районов АР - давно девальвирован: расползание оккупации стало прямым следствием того, что бакинское руководство затягивало войну в тщетной погоне за победой. Это происхождение оккупации не признают лишь те, кто не хочет этого. А возврат территорий тормозится нежеланием Баку гарантировать мир Карабаху.

Не будем забывать, что перемирие 12 мая 1994 г. было оформлено по умолчанию бессрочным, то есть сохраняет свою юридическую силу и поныне. Гейдар Алиев исходил из того, что конфликт надо урегулировать исключительно мирными средствами. Это его наследник повел потом речь о том, что война не окончена, а лишь ее первый этап. Есть конфликты, ждущие своего разрешения еще дольше (Кипр - с 1974 г.). Срыв перемирия будет осужден многими государствами.

В тот же ряд осуждений выстроятся и многие другие факты: упорный отказ Баку развести войска от линии соприкосновения, заключить соглашение о неприменении силы при разрешении конфликта, соблюдать соглашение об укреплении режима прекращения огня от 6 февраля 1995 г., отвести снайперов с передовых позиций, расследовать инциденты. Добавят и известный ляп команды Ильхама Алиева с героизацией убийцы Сафарова.

Как контраст, вспомнится приказ министра обороны Азербайджанской Республики от 28 августа 1994 г.: его призыв воздерживаться от действий, чреватых нарушением режима прекращения огня, проводить мероприятия по недопущению инцидентов и меры наказания лиц, виновных в нарушении прекращения огня. Почти за 20 лет с тех пор Баку более не был способен на это.

Неблагоприятный фон сложится для Азербайджана и в международных организациях. Практически будет отвергнута миротворческая роль ОБСЕ, но в свою очередь сопредседатели МГ - Россия, США и Франция - неизбежно осудят возобновление военных действий. Особенно жестким может быть тон Москвы, добившейся перемирия в 1994 г. при содействии СГГ СНГ. Будет сорвано обязательство азербайджанской стороны перед Советом Европы решить конфликт мирными средствами. Припомнится и то, что Баку в 1993-94 гг. долго не выполнял требования резолюций СБ ООН о прекращении военных действий. Они не дают никаких шансов на их возобновление. Весьма вероятна новая резолюция СБ ООН с требованием немедля прекратить бои. В итоге давление крупных государств и международных организаций вынудит Баку вскоре свернуть наступление. Этот поворот событий Азербайджан воспримет болезненно, тем более что и на фронте вряд ли добьется лихих успехов.

Но и это еще не всё. Преуспевающему на нефти и газе правящему клану Ильхама Алиева не очень по душе разменивать деловой бум на сбои, а то и перебои в поставках углеводородов с возможной временной потерей рынков.

Гораздо спокойнее предаваться словесным угрозам, всячески выказывая себя ультра-патриотами, чем реально рисковать своими креслами и доходами. Воинственная кампания Баку служит обману и своего собственного народа.

Вот далеко не полный перечень загадок, которые пришлось бы изучать Баку для принятия принципиального решения о новом походе на Нагорный Карабах. Оставим пока в стороне один из главных вопросов - о возможной позиции России. Считаю некорректным гадать на этот счет на уровне экспертов. В нынешнем мире этим занимаются генштабы, а не эксперты-одиночки. Ясно одно - с учетом того, что в России уже миллионы армян и азербайджанцев, она не сможет быть отстраненной или безразличной к новой бойне между двумя народами. В этом сомнений быть не может.

Согласен с А.Ю. Скаковым в том, что требуется повысить внимание к карабахскому конфликту, особо отторгая тенденции к новому кровопролитию. И дело не в составе Минской группы, а гораздо больше в верности иерархов ОБСЕ ее миротворческой миссии, в прямой, а иногда и публичной оценке того, что заводит на тропу войны.

Спрашивается, почему Действующий председатель ОБСЕ не может прямо высказаться перед Баку в поддержку идеи заключения соглашения о неприменении силы в решении этого конфликта или осудить несоблюдение им официально заключенного соглашения об укреплении режима прекращения огня? Недостаточно говорить, что тут нет военного решения - акцент давно должен быть на недопустимости войны. Чрезмерная политкорректность слишком дорого может стоить народам.

Сопредседатели МГ могли бы, не таясь, заранее подготовить совместное заявление на случай нового крупного инцидента, а тем более возобновления военных действий, и предусмотреть его немедленное вручение виновной стороне. Каждая из трех держав могла бы передать ей тот же текст и в двустороннем порядке, подчеркнув важность их коллективной акции. Сама готовность государств-сопредседателей и к крутому повороту событий в Карабахе, заставит горячие головы еще раз взвесить последствия затеваемых ими мер. Крайне важно не откладывать подготовку документов до свершения событий, а действовать на опережение.

Не последнюю роль могло бы играть и широкое ознакомление с приведенным выше перечнем уже известных прегрешений азербайджанской стороны, нацеленных на возможное возобновление военных действий.

Казимиров Владимир Николаевич, посол России, председатель Совета ветеранов МИД РФ, первый заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов. В 1992-96 гг. глава посреднической миссии России, полномочный представитель Президента РФ по Нагорному Карабаху, участник и сопредседатель Минской группы ОБСЕ.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.