"Мы для России не грузины, и мы не белорусы для Запада": эксперт о положении Армении

Ереван, 5 Января 2013, 15:27 — REGNUM  Армения перешагнула через очередной годовой рубеж. К разочарованию любителей фантастики и мистики 21 декабря 2012 года конец света не наступил, проблемы остались и тоже перешли в год 2013-й. В связи с этим событием возникает необходимость подвести итоги прошедшего года и разобраться, что же ждет эту республику в новом году. С этими вопросами ИА REGNUM обратилось к директору Института Кавказа, известному армянскому политологу Александру Искандаряну.

ИА REGNUM: 12 месяцев 2012 года остались позади, и за это время в регионе произошло немало важных событий. В Армении, в частности, прошли парламентские выборы, перед Ереваном открылись перспективы участия в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, были сделаны определенные шаги по сближению с европейцами и пр. Какие наиболее серьезные достижения вы можете выделить в 2012 году?

Основным результатом прошедшего года является пролонгация текущей ситуации: не случилось ничего экстраординарного, развитие продолжается примерно в том же русле, что и прежде. Нельзя сказать, что такое положение дел предполагалось по умолчанию. Во-первых, в мире кризис. Разговоры о том, что кризис кончился - разговоры в пользу бедных. Он не кончился, он продолжается. Армения - страна небольшая, с маленьким и не самым богатым внутренним рынком. При такого рода кризисах легче выживать странам с емким, более объемным внутренним рынком. У Армении он мал, у страны нет энергоносителей, она сильно зависит от ситуации в мире, и в этой ситуации выжить очень непросто. Трудно найти деньги, и это проблема. Длинные деньги, дешевые деньги - главная проблема современного мира.

В этих условиях Армения остается на плаву. Понятно, что в стране есть сложности, и не маленькие. Я не экономист и говорю не об экономической реальности, но она отражается на социальной: это миграция, безработица, кризис инвестиций... Сложности возникают уже с элементарными проектами, даже сравнительно небольшими, например, начало строительства гидроэлектростанции на Араксе. Я не говорю уже о больших, как то новая атомная электростанция или железная дорога в Иран. Проекты лежат на столе, и если политические проблемы более или менее решены, экономические решить не получается, денег не находится.

Вдобавок миграция - люди продолжают из Армении уезжать. Посмотрим, какая будет динамика. Я слежу за цифрами; похоже, что в этом году будет меньше уезжающих, чем в прошлом, но все равно объемы довольно большие. Это еще одна проблема и еще одно следствие экономического кризиса. В 2012-м Армении удалось все это пройти.

Кроме того, в 2012 году была история с Сафаровым, когда его, по сути, выкупили, выпустили и героизировали в Азербайджане. Фактически, возникла угроза Минскому процессу как таковому. Угроза достаточно серьезная. В Армении раздавались голоса, призывающие признать независимость Нагорного Карабаха, что автоматически означает прерывание Минского процесса, а в Азербайджане были различные победные реакции, сотворение из господина Сафарова чуть ли не там героя, что тоже стало ударом по Минскому процессу. Азербайджан являлся и еще является временным членом Совбеза ООН. Однако Минский процесс - а ведь это не просто процесс, а некий формат сохранения стабильности в регионе - не убит. И этот формат сохранился.

Посмотрим, что происходит вокруг нас: Есть Сирия, - происходящее там напрямую отражается на Армении. Есть ситуация вокруг Ирана, разговоры о том, как и что будет происходить... Есть Грузия с серьезной турбулентностью внутри, и то что происходит в этой стране, тоже напрямую сказывается на Армении.

Параллельно появляются новые возможности. В армянской прессе - и не только - это называют вызовами (challenge). Это наличие двух проектов, один из которых мы назовем проектом "Европейским" - производные из "Восточного партнерства" идея Ассоциированного членства, идея соглашения о Глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом. С другой стороны, именно в этом году начали появляться интеграционные проекты или проекты интеграционных проектов на пространстве бывшего СССР. Они очень разные, на самом деле о них говорить как о едином целом очень сложно, так как их нельзя сравнивать. Одно дело Таможенный союз - достаточно далеко зашедший проект, другое - Евразийский союз, который пока еще только проект, причем в значительной степени лежащий в сфере "медиа" и еще не оформившийся, третье - Единое экономическое пространство (ЕЭП). Не очень ясны границы: Украина - не Украина, Киргизия - не Киргизия, возможно ли для какой-то части Армении, как это сочетается с ВТО, как сочетается с тем, что происходит на уровне Ассоциативного членства в ЕС и так далее. Это, конечно, вызов, но и возможности, которые постепенно появляются и которые явились на свет всерьез в прошлом году. Среди этих возможностей Еревану нужно ориентироваться. Тут еще ОДКБ - формат, чрезвычайно важный для Армении. Вдобавок существует формат сохранения взаимоотношений с Западом - ОБСЕ, Совет Европы, связи с ЕС. Ненарушение этого баланса - пролонгация места в регионе. А место, я напомню какое: Армения вообще, в отличие от соседей, позиционирует себя как страна, которая не разделяет, а связывает. Ереван не проводит границы, разрывы, наоборот - соединяет в своей политике разные элементы. Это страна, выступающая в роли регионального связного.

У Армении два соседа; на карте больше, а реально - только Грузия и Иран. При этом существует, я бы сказал, отвратительный формат российско-грузинских отношений и такой же по отвратности формат американо-иранских взаимоотношений. И США, и Россия для Армении очень важны, и каждый раз, когда мы делаем что-то с Тбилиси, надо объяснять русским: ребята, на карту посмотрите. То же самое с Ираном, приходится каждый раз говорить американцам "look at the map, guys". Никто никогда не доволен. Европа испытывает ревность по поводу той степени взаимоотношений, которые поддерживает Армения в рамках ОДКБ, в рамках двусторонних связей с Россией, а Москва ревнует по поводу отношений Армении с Европой. Но, все-таки, мы для России не грузины, и мы не белорусы для Запада. Армении удается сохранять эту роль связного, удавалось весь 2012 год. Повторяюсь, есть новые, можно сказать, вызовы, а можно сказать - возможности пробовать играть эту роль дальше. На сегодняшний день это достижение.

ИА REGNUM: Весь прошедший год армянская и не только пресса активно муссировала тему Евразийского союза. Делались прогнозы, проект Евразийского союза противопоставлялся процессу евроинтеграции, раздавались голоса в поддержку того или другого проекта. Масла в огонь подливали как эксперты, так и местные, а также иностранные чиновники и дипломаты. Каково ваше видение этого вопроса?

На сегодняшний день, в нынешней политической реальности, существует ЕС. Это организация с довольно серьезной традицией, понятными (пусть и не всегда прозрачными) механизмами управления, понятными, хоть и очень сходными интересами сторон: одно дело Испания, другое Греция, там и Германия, и Англия... Повторюсь, это организация, имеющая традиции. Более или менее понятен разброс возможностей, ясно, что от этого ждать. У этой организации есть проект - "Восточное партнерство", у которого есть подпроект - Ассоциативное членство, создание Глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли. Это процесс, и абсолютно понятно, как он протекает: известно, что мы должны делать сейчас, что - весной, что будет к Вильнюсу, какие будут решения и что будет дальше, если можем все это сделать. Такие же, условно говоря, дорожные карты есть у всех остальных, в том числе и в России. Москве тоже понятно, что и как надо делать, чтобы отношения складывались соответствующим образом.

С другой стороны, появились различные проекты интеграции на постсоветском пространстве. Мое понимание этого такое: есть два типа подхода к интеграции. Первый - широкая, когда пробуют интегрировать все или почти все постсоветское пространство - СНГ называется. Уже два десятка лет продолжаются попытки это сделать, но не получается очевидным образом. В СНГ нет Прибалтики, из него вышла Грузия, а Туркмения и Узбекистан являются членами СНГ довольно номинально. Не получается... Концепция "удержать все" не работает. В России всегда были разные точки зрения на это, но, похоже, мнение, что нужно делать не так, а "узко", то есть не широкая интеграция, а глубокая - взять некоторое количество государств, с которыми можно работать - и попробовать действовать на этом поле, становится более выпуклым, видным. Далее возникает вопрос - какие государства? Казахстан - это просто выгодно. Это же такая "Россия-lights": большая территория, маленькое для такой территории население, нефть, газ, металлы, довольно развитая добывающая промышленность, возможности экспорта металлов... Похоже ведь? Похожие страны имеют друг в друге интерес, и это прекрасно понимают президенты обеих стран.

Белоруссия - более проблемная экономически страна, но настолько слитая с Россией экономически, что ее "берут на лодку", это очевидно.

Украина - гораздо более проблемная. Большая, нужная, без Киева этот пазл собрать, мягко говоря, трудно. Евразийский союз в основном был направлен на Украину, прежде всего именно туда. Это в Армении думают, что он имеет отношение к ней. Но не получается, срывается. Чтобы ответить на вопрос о Евразийском союзе, нужно как минимум знать, с Киевом получится или нет. Кроме того, есть государства, которые принципиально отличаются от перечисленных: Армения, Киргизия, Таджикистан. Нельзя одновременно хотеть интеграции и быть скрягой. Интеграция стоит денег, и денег она не потом стоит, а сейчас. Не "когда/если Украина войдет, тогда мы вам дадим деньги", а сейчас тратить деньги независимо то того, получится задуманное или нет - именно такую оценку недавно на одной встрече в Минске озвучил академик российской Международной академии менеджмента, директор Института экономики РАН Руслан Гринбург. В случае той реальности, к которой я имею отношение, мое понимание малых стран постсоветского пространства говорит о том, что это очевидно. Что такое интеграция для Киргизии, Таджикистана? Последний хотел построить каскад электростанций, но ему не дают - возникает проблема.

Вопрос сложный, многоплановый - а есть ли у России ресурсы политические, экономические (денежные), ресурсы воли? Вот когда и если с этим определятся, и проект станет не проектом, а тем же самым, что ЕС, когда будут пусть не прозрачные, но понятные параметры и критерии, то тогда можно будет говорить о том, нужно ли выбирать, что выбирать и как выбирать. Сейчас это невозможно. Вы предлагаете мне выбирать между круглым и синим, но между круглым и синим нельзя выбирать.

Евразийский союз и Евросоюз - совершенно разные форматы. Может быть так, что интеграция на постсоветском пространстве пойдет таким образом, что превратится из проекта в дорожную карту. При известном сочетании мировых цен на нефть, положения в США, Иране, Китае, положение в самой России, положения в российских и западных элитах, динамики на постсоветских пространствах и пр. - ну, может так случится. Но, во-первых, когда это произойдет, тогда и поговорим, во-вторых, даже в этом случае это вопрос не одного года. Пока что разговоры об этом - равно что гадать на кофейной гуще.

ИА REGNUM: Одним из самых ожидаемых политических событий 2013 года в Армении являются президентские выборы. Уже сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что переизберется действующий глава государства, лидер правящей Республиканской партии Армении (РПА) Серж Саргсян. Не считаете ли, что это обстоятельство несколько подсекает важность этого "мероприятия"?

Бывают президентские выборы, в которых фаворит известен заранее. Так бывает, причем не только в Армении, но и в самых "распредемократических" странах. Иногда разброс бывает не таким большим, какой будет у нас, иногда он бывает меньше, но в целом это случается. Это не очень хорошо для политической системы, но это не означает, что все остальное ясно и понятно. Выборы могут пройти по-разному: г-н Саргсян может набрать 60%, а может 85%. Те силы, условно оппозиционеры, которые будут бороться за "почетное" второе место - они могут делать это с разной степенью интенсивности. Они могут набрать 3%, а могут 15%. Выборы могут пройти более или менее, скажем так, прилично. Лично у меня есть очень большая надежда, что они пройдут технически прилично, так как ни у кого нет нужды прибегать к сверхъестественным методам.

ИА REGNUM: К слову об открытости выборов: армянская оппозиция не раз и не два заявляла о наличии в Армении сотен тысяч "мертвых душ" (назывались цифры до 500- 600 тыс.), которые исправно "голосуют" на выборах в пользу действующей власти. Если предположить, что это так, тогда власти не могут отказаться от этого ресурса, так как сразу станет очевиден подлог на прежних выборах.

Я не тот человек, который говорил о 500-600 тыс. человек. Это несусветная цифра. Каждый двухсполовинный избиратель в Армении - "мертвая душа"? Это технически представить невозможно. В Армении есть проблема военного голосования, есть проблема административного ресурса, а также проблема использования государственных чиновников в качестве людей, которые продвигают кандидата от республиканцев. То, что директор школы говорит с учителями о том, за кого они должны голосовать - это есть. Но говорить о 600 тыс. паспортов, которые где-то там лежат - это не ко мне, я такого не говорил.

ИА REGNUM: Фактически вы согласны с тем, что исход выборов однозначно предопределен? Настолько, что просто нет нужды где-то, что-то, как-то?..

Избирательной машины, которая способна составить конкуренцию Сержу Саргсяну, иметь финансовые, экспертные, сетевые ресурсы - нет такого в Армении. Это, условно говоря, в каждой если не деревне, то в каждом маленьком городке должны быть авторитетные люди, серьезно взаимодействующие с людьми, обладающими "мускулами влияния", сравнимыми с городским главой, главой сельской администрации, с самым крупным бизнесменом этого городка или села, государственным служащим. Кто способен на это? "Оринац еркир"? Армянский национальный конгресс (АНК)? Ну нет такой машины, и за месяц ее создать невозможно, ни за какие деньги. Представим себе, что завтра в Армению прилетел волшебник на голубом вертолете, достал бездонный мешок денег и дал его любому кандидату, скажем, уважаемому мифологу Вардану Седракяну. Где он за месяц возьмет сеть, экспертов, людей в каждой области, людей, которые способны эти деньги собрать, потом распределить, чтобы их не украли, чтобы они были использованы, где он возьмет столько журналистов, где выходы на этих журналистов, откуда ему взять налаженные каналы? Как он все это успеет сделать? Не серьезно. Эти мифические деньги разворуют, съедят, потому что деньги - не просто деньги, люди - не просто люди, это структуры. Этого не произойдет, и поэтому господину Саргсяну нечего бояться, что автоматически устраняет нужду в экзотических вариантах победы на выборах. Соответственно, дальше возникнет проблема "рукопожатности": вот после выборов все начнут друг другу руки пожимать, или каждый начнет называть других подлыми негодяями и твердить о том, что он набрал не 5%, а 80%, и все дело в 600 тыс. левых паспортов? Вопрос, и очевидно, что есть условия, при которых кандидаты будут вести себя первым образом, есть условия, что возьмут на вооружение второй.

ИА REGNUM: И какой из этих вариантов прогнозируете вы?

А вот посмотрим, это зависит от того 3% наберет человек или 20%. Дальше - дежурные наблюдатели, что они будут говорить? Они же смотрят на то, как технически проходят выборы. Но они же говорят с людьми, и люди в Армении говорят им конкретные вещи. Очевидно же, что реальной конкуренции нет! Вот конкуренция между господином Багратяном (экс-премьер Армении, представитель АНК Грант Багратян - ред.) и господином Ованисяном (бывший глава МИД Армении, лидер партии "Наследие Раффи Ованисян - ред.") есть, а вот конкуренции между кем-нибудь из них и Сержем Саргсяном нет - это понятно и отразится на "мнении" международных наблюдателей. От этого, в свою очередь, зависят, извиняюсь, денежки, потому что речь уже о рейтингах, которые во многом формируют инвестиционный климат в Армении. Так что выборы важны.

ИА REGNUM: Принято считать, что главы государств при избрании на последний срок ведут более жесткую и агрессивную политику, берутся за реформы внутри своих стран, поскольку им нечего терять и по истечении срока правления они все равно уйдут. Вы считаете возможным проведение глубинных реформ и коренных изменений в Армении после переизбрания Сержа Саргсяна?

В Армении все время идут изменения. Надеяться, что мы проснемся в какой-то прекрасный день, и президент в этот же день 23-мя с половиной указами превратит страну в Голландию, не нужно. Армению нельзя превратить в Голландию любым количеством указов. Суть далеко не в том, что президенту нечего терять. Обратимся к прошлому - вспомним, каким Серж Саргсян приходил к власти... 1 марта - фактическое двоевластие. Волнения в первые дни весны 2008 года явились, судя по всему, следствием того, что в стране было два центра, отдающих указания. Не просто пирамида, а двухпирамидная система, резкая поляризация общества, очень слабая легитимность, огромное давление улицы на парламент, непредставленность политических сил в политической элите.

Давайте вспомним: Левон Тер-Петросян по официальным данным набрал 21,5%, а господин Багдасарян (ныне секретарь Совета безопасности Армении, лидер партии "Оринац еркир" Артур Багдасарян - ред.) на своей жесткой оппозиционной риторике взял порядка 18%. В сумме это значит, что 40% населения страны, причем, повторяю, это по официальным данным, поддержали резкую оппозиционную риторику. В реальности таких людей было еще больше... Низкая легитимность, разлад в элитах - это очень слабый президент. Было пять лет, и происходили изменения, шел процесс, в рамках которого шло медленное наращивание концентрации власти в руках пусть не лично президента, но определенных элитных групп. Между прочим, это происходило в условиях кризиса, социальных и экономических проблем. Сегодня же мы имеем все политические силы в парламенте. Может быть, они представлены не так пропорционально, как представлены в обществе, но они все там есть. Политика ушла с улиц в парламент. Элементарно - Никол Пашинян на улице и Никол Пашинян в парламенте - это разные Николы Пашиняны. Эта ситуация нова, и в этой ситуации власть будет чувствовать себя увереннее, особенно после этих выборов, на которых, судя по всему, Серж Саргсян победит и, судя по всему, после которых кто бы что ни говорил, в победе президента сомневаться не будут. Это определенные возможности. Использует их президент или нет - посмотрим. Революций я не ожидаю в виду их невозможности, но возможности для определенных шагов будут.

ИА REGNUM: В региональной повестке Армении наиболее актуальными и важными справедливо считаются два вопроса: нагорно-карабахский конфликт и нормализация армяно-турецких отношений. В 2012 году по этим направлениям сделано чуть менее чем ничего. Будет ли отличаться 2013 год?

В Турции надо менять Конституцию, и это непростой процесс. Это можно сделать через парламент, но это проблема. Конституцию предстоит изменить в сторону всенародного избрания президента, после чего действующий премьер Реджеп Тайип Эрдоган должен будет занять эту должность. Он, конечно, изберется. Но у Турции есть огромные проблемы по всем границам. Программа "ноль проблем с соседями" превратилась в "ноль соседей без проблем". В этой серьезной ситуации выдумывать себе головную боль типа армянского процесса, менять коней на этой переправе, чтобы турецкое руководство били по голове и говорили, мол, "вы продали святые турецкие интересы злым армянам", "армянское лобби" или я не знаю там чего... Ну, очень плохо я бы относился к турецким или любым другим политикам, если бы считал, что они способны допускать такого рода идиотизмы. Нет, сейчас ничего серьезного быть не может. Процесс будет продолжаться, кто-то будет что-то делать, ездить, западники и американцы будут пытаться сохранить какой-то там формат, но прорывов я бы не стал ждать. То же самое по тем же причинам можно сказать по поводу нагорно-карабахского конфликта.

ИА REGNUM: Выше вы упомянули ближневосточные события, в частности, сирийский конфликт, а также указали на два фактических соседа Армении - Грузию и Иран. Над последним все время сгущаются тучи, Тегерану напрямую угрожают. Могут ли в 2013 году события развернуться таким образом, что против Ирана начнется военная кампания, и Ереван лишится еще одного соседа?

Вы знаете, я не очень молодой человек, и первую угрозу войны со стороны США в адрес Ирана я услышал, если не ошибаюсь, в 1979 году. С тех пор я это слышу периодически. Угрозы угрозами, но Иран - это не Ирак, не Афганистан. Война с Ираном - очень серьезная вещь, и для меня было бы очень странно, если бы американские политики относились к этому так легкомысленно и принимали такого рода решения скоропалительно. А не скоропалительно это решение не принимается уже несколько десятков лет. Удар-то какой-нибудь, ракетный или нет, (конечно, не со стороны США, а, к примеру, Израиля) теоретически возможен, только к чему это приведет? А сухопутная война... Это Ормузский пролив, это Персидский залив, это цены на нефть, с которыми даже невозможно представить, что будет; это затяжная война в горных рельефах, попытки бомбить объекты, которые бомбить невозможно, так как они рассредоточены и спрятаны в этих самых рельефах. Это семидесятимиллионная, довольно развитая страна, у которой армия с опытом войны. Это все очень серьезно. Я не говорю, что такие решения не могут быть приняты, но я очень сильно сомневаюсь, что президент США Барак Обама примет такое решение, по крайней мере в 2013 году.

ИА REGNUM: По армяно-турецким отношениям изменений вы не прогнозируете, прогресса в урегулировании нагорно-карабахского конфликта тоже, Ирану, по вашим словам, ничего серьезного пока не угрожает. Значит ли это, что в 2013 году пролонгация существующей региональной конъюнктуры подразумевается по умолчанию?

Нет. Очень важную роль играют грузино-российские отношения, которые могут развиваться по тем или иным сценариям. Во-первых, внутри Грузии события могут принимать разный окрас, и это будет влиять на внешнюю политику страны. Во-вторых, будет ли Россия отзываться на грузинские пассы или нет? Есть вопрос улучшения российско-грузинских отношений, и это возможности для нашей страны. В этом контексте Армения может искать свое место. Провал попыток Бидзины Иванишвили, направленных на улучшение отношений с Москвой, приведет к пролонгации нынешней ситуации или даже к ухудшению - а это вызов. Кроме того, в Европе события могут развиваться по-разному, в частности, в конце 2013 года будет Вильнюсская встреча - посмотрим, как до этого будут развиваться армяно-европейские отношения.

Очень интересно, что будет происходить с Азербайджаном и Белоруссией - ведь есть "Восточное партнерство", в котором участвуют 6 очень разных стран. Я довольно часто бываю в Европе, общаюсь с коллегами, с европейскими политиками, и у них прямо в глазах читается желание success story, хоть какое-то. Если с Баку и Минском все как бы понятно, то есть еще Грузия со своей турбулентностью, Молдавия с... проблемами, и Украина - страна принципиально другого размера, имеющая значение для Европы, но опять-таки с проблемной внутренней обстановкой. Как Армения будет взаимодействовать с Европой, а также с Россией - как пойдут дела у Еревана с Москвой? Например, Евразийский союз и АЭП - на мой взгляд, это пока не серьезно, а вот Таможенный союз - проект, который зашел достаточно далеко. Там есть конкретика, есть четкие схемы, как этот проект будет развиваться.

ИА REGNUM: Президент Армении недавно в интервью одному из российских СМИ заявил, что Армения изучает возможность вступления в Таможенный союз. Вы считаете это заявление фигурой речи или чем-то более серьезным?

Армения - нормальная страна в плане внешней политики. Был такой советский анекдот - какая самая независимая страна в мире? Ответ - Монголия. Почему такой ответ? Не потому что она маленькая, большая или что-то там еще, а потому что не в Улан- Баторе определялась внешняя политика Монголии, а в Москве, и Монголия не могла в своей внешней политике ничего выбирать. Такой страной по соседству с нами до совсем недавнего времени была Грузия, столица которой находилась не в Тбилиси, а в Вашингтоне. Соответственно, строгая ориентация на одну какую-то силу - большую, крупную - приводит к тому, что страна превращается в государство с практически отсутствующей внешней политикой. Это приводит к серьезным проблемам - мы видели войну 2008 года.

Страны, у которых нормальная внешняя политика, обычно выбирают. В зависимости от размера, местоположения, веса одним приходится выбирать больше, другим меньше, но они всегда на все предложения говорят "взвесим, увидим, посмотрим..." и так далее. То же самое в случае с Арменией - посмотрим, каких интересов тут больше, а обидятся ли те, а можно ли будет разговаривать с этими, а как учесть интересы третьих - это же традиционно для армянской политики.

ИА REGNUM: Не могли бы вы обозначить наиболее проблемный вопрос, с которым Армения столкнется в 2013 году?

Навскидку... Все-таки это переговорный процесс с Евросоюзом.

ИА REGNUM: Вы в начале нашей беседы затронули тему миграции. Между тем, недавно было подписано соглашение с ЕС о либерализации визового режима. Не считаете ли вы, что дальнейшие сдвиги в этом направлении вплоть до возможного упразднения виз поспособствуют оттоку людей из страны? Вдобавок российская программа "Соотечественники", о которой говорил даже сам премьер Армении. Звучат мнения, что в Армении скоро людей не останется.

Я так не считаю. Не знаю в мире ни одного случая, чтобы какая-нибудь страна опустела, сошлась в ноль просто потому что оттуда все люди уехали. Есть страны, по сравнению с которыми Армения - это Швейцария, к примеру, Гаити, Экваториальная Гвинея, но в них живут люди, пустыми эти государства не стали. Так не бывает - потому что не бывает. Дальше, программа "Соотечественники" - медиапузырь, никакой угрозой она не являлась, не является и являться не будет. Эта программа и вовсе провалена, причем на уровне России. Что касается миграции вообще - люди едут из бедных стран в богатые, и это естественно. Это явление было всегда. Воспринимать его можно, как катастрофу, и армянское сознание его именно так и воспринимает, так как действует постсоветская инерция: в советское время выезжать за пределы Советского Союза было невозможно или почти невозможно. В пределах СССР условия были примерно одинаковы, хотя скрытая миграция из трудоизбыточных регионов в ресурсоизбыточные была все советское время. Статистики нет, но, судя по всему, речь о сотнях тысячах людей. Миграция - явление, с которым приходится жить, и никакие закрытия никаких программ "Соотечественники" на это повлиять не могут. Что может повлиять - есть только одна вещь: экономическое развитие Армении. Люди, когда нет работы, едут туда, где она есть. Еще один вариант - закрывать страну, как это делает Северная Корея. Миграция - не катастрофа, а явление, с которым придется жить всегда. Как живут турки в Германии, алжирцы во Франции, бангладешцы и индийцы в США - что нужно делать для этого? Развиваться!

ИА REGNUM: Тогда миграция поменяет свое направление на 180 градусов.

Конечно! И тогда мы будем сталкиваться с теми проблемами, с которыми сталкиваются богатые страны: у нас здесь будут курды, будут эфиопы. Они будут селиться районами, будут требовать своих школ, и тогда у нас появятся те проблемы, которые есть у развитых стран. Тогда опять будет ощущение катастрофы, а это бессмыслица, потому что люди едут из бедных стран в богатые. С этим надо жить, этим надо управлять, с этим надо взаимодействовать, работать... кричать и орать бесполезно.

Беседовал Эмиль Бабаян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
11.12.16
Социализм в Южной Европе — слова и дела: Франция
NB!
11.12.16
Минкомсвязи РФ вступилось за репрессированных журналистов в Белоруссии
NB!
11.12.16
Курилы: Остановить «обгрызание» границ России!
NB!
11.12.16
Белорусские власти приступили к созданию «пророссийской оппозиции»?
NB!
11.12.16
Основная проблема референдума в Киргизии – технические сбои
NB!
11.12.16
Взрыв прогремел в коптской церкви Каира
NB!
11.12.16
Кого похоронил АртДокФест?
NB!
11.12.16
Telegraph: Тереза Мэй сталкивается с новыми преградами на пути к Brexit
NB!
11.12.16
Суд признал «отделы» МВД ПМР на избирательных участках незаконными
NB!
11.12.16
Устроит ли Трамп «охоту на ведьм» в министерстве энергетики США?
NB!
11.12.16
Польша осознала «ошибку» и обвинила РФ в нарушении международных прав
NB!
11.12.16
Азербайджан грозит Нагорному Карабаху новой войной
NB!
10.12.16
Выборы в Приднестровье: давление исполнительной власти началось
NB!
10.12.16
СМИ: Пальмира находится под контролем сирийских войск
NB!
10.12.16
Почему Россия позволяет унижать и дискредитировать себя?
NB!
10.12.16
«Вольсбург» продолжает опускаться в зону вылета
NB!
10.12.16
Запад снял с Порошенко иммунитет от «свободы слова»
NB!
10.12.16
Государство намекает Церкви на важность идти путем милосердия
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: о чём на самом деле идёт речь
NB!
10.12.16
«Фараон» Ортега, «мутный» миллиардер и никарагуанская авантюра
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: Эксцесс исполнителя? Кому это выгодно?
NB!
10.12.16
Официальный Минск преследует ИА REGNUM за критику дрейфа властей на Запад