Илья Галинский: Как румынизм, так и молдовенизм смерти подобны для приднестровского интернационализма

Москва, 25 декабря 2012, 04:06 — REGNUM  

ИА REGNUM публикует доклад директора НИИ стратегического анализа и прогнозирования ПГУ им. Т.Г. Шевченко (Тирасполь, Приднестровье) Ильи Галинского на состоявшемся в Москве международном круглом столе "Советский опыт евразийской интеграции", приуроченному к 90-летию образования СССР и окончанию Года российской истории.

Интернационализм как сущностная основа формирования приднестровского народа, реализации его права на самоопределение, евразийский геополитический выбор

В последнее время все большее число европейских политиков, этнологов и культурологов выражают свою обеспокоенность тем фактом, что широко реализуемая и разрекламированная в Европе политика мультикультуризма, во многом оказалась провальной, иначе говоря, банкротом.

В этой связи многие из серьезных специалистов в области национальных отношений и государственного строительства вынуждены говорить о необходимости создания так называемого "нового" интернационализма и вспоминать, вернее, как бы заново осмысливать, успешный опыт жизнеспособного советского интернационализма как яркого общественного явления, которое, будем откровенны, в последние годы был явно не в моде.

Разумеется, в природе не бывает ничего абсолютно идеального. Были свои проблемы в области национальных отношений, конечно же, и в Советском Союзе. Однако, сформировавшаяся здесь надэтническая общность - советский народ - на протяжении многих десятилетий доказывала свою востребованность и жизнеспособность. И, по большому счету, не его в том вина, что неумными, во многом преступными действиями тогдашних политиков, единое государства этого народа - Советский Союз, было развалено.

В данном контексте, недавнее заявление Дмитрия Медведева, сделанное им на Ярославском всемирном политическом форуме, о том, что, мол, интернационализм существовал в Советском Союзе больше в теории, чем на практике, в значительной степени можно оценить, всего лишь, как попытку оправдать тех политиков, которые уничтожили Советский Союз, бросив на произвол судьбы десятки миллионов своих соотечественников - представителей этого советского народа. Которые, кстати говоря, до сих пор на ментальном уровне осознают себя частью единой большой интернациональной России, правопреемницы Советского Союза.

Мы не сомневаемся, что очень многие представители среднего и старшего поколения вспоминая свое детство, юность и отрочество, которые проходили в условиях Советского Союза с полным основанием могут опровергнуть слова премьера. Интернационализм, конечно же, был не только в теории. В первую очередь, это была реальная практика человеческих взаимоотношений тогдашнего этапа нашей общественной жизни. Совершенно прав Александр Проханов, утверждающий, что в советской системе было много плюсов, поэтому, считает он, все лучшее следует вернуть в практику нашей жизни в новых условиях, в новом виде. Интернационализм - безусловно, именно то, что следует вернуть.

Не вызывает сомнения и то, что важной частью, оторванной от материнского интернационального тела России, осознает себя и приднестровский народ, который сумел доказать всему миру, что выбранная им модель совместного общежития разных национальных групп и этносов на основе гражданского равноправного взаимодействия является весьма успешной и перспективной. Фактически нынешняя общность - приднестровский народ - это ничто иное, как дальнейшее успешное развитие интернациональной общности советский народ, в условиях государственного и территориального отрыва от материнского государства, в условиях Приднестровской Молдавской Республики. В этой связи, некоторые ученые даже утверждают, что само Приднестровье в полной мере, наравне с Россией, может считаться правопреемником Советского Союза.

Безусловно и то, что сохранению и развитию интернационального единства приднестровского народа, способствовала общественная история приднестровского края, как части Новороссии, как некоего центра смешения различных племен, этносов, национальных групп населения, как своеобразного "плавильного интернационального тигеля". Вся приднестровская история буквально пронизана духом интернационализма, уважением к обычаям, традициям, вере, культуре, совместно проживающих здесь этносов, практикой "жить вместе". Особо следует подчеркнуть, что интернационализм в понимании приднестровцев - это отнюдь не призыв к разрушению наций. Это всего лишь констатация существующего в Приднестровье наднационального объединения всех проживающих групп населения, которые стали во многом более схожи, чем различны и которые уже трудно разъединить. В силу чего, национальная принадлежность человека в Приднестровье всегда рассматривалась как нечто несущественное, второстепенное, проходящее. Здесь издревле в мире и дружбе жили, женились и рождались украинцы, молдаване, русские, болгары, гагаузы, армяне, белорусы, евреи. Своим трудом они облагораживали и создавали инфраструктуру этого края, обогащали его навыками ведения хозяйства и культурой. В процессе совместной жизни у них вырабатывались особые культурно-психологические черты, особый менталитет, который по своей сути был интернациональным. Именно поэтому в Приднестровье все семьи всегда были многосмешанными, интернациональными. Ныне здесь практически трудно найти чисто однородные в национальном плане семьи. Скорее всего, данное явление - результат того, что интернационалистами в Приднестровье являются, скажем так, не только исключительно представители русского этноса, но и представители всех других этносов, что вполне коррелирует с социальной реальностью.

И когда в Правобережной Молдавии, собственно в Молдове, в конце 80-х годов ХХ века, грянул националистический шабаш под антигуманными лозунгами "Чемодан - вокзал - Россия!", "Евреев в Днестр, русских за Днестр!", "Русские оккупанты - убирайтесь домой!", и националистическое политическое руководство Молдовы взяло курс на построение сугубо национального государства, население Приднестровья - приднестровский народ, защищая свою интернациональную жизненную основу, свой интернациональный цивилизационный выбор, в полной мере воспользовался своим жизненным правом, прописанным в Уставе ООН - правом на самоопределение. Создав свое независимое государство - Приднестровскую Молдавскую Республику, он тем самым смог защитить свои имманентные ценности, среди которых одно из главенствующих мест, безусловно, занимает именно интернационализм. В данной связи, следует вспомнить, что широкое движение в защиту интердвижения в Молдавии - "Унитатя - Единство", возникшее в конце 80-х годов прошлого столетия, к сожалению, не смогло закрепиться в общественном поле Молдовы. В полной мере идеология Интердвижения "Унитатя-Единство" была реализована исключительно в Приднестровье.

С первых же дней образования нового государства интернационализм был положен в качестве одной из опорных свай, в основу государственной политики, стал своеобразным идеологическим конструктом Приднестровской Молдавской Республики. Широкое общенародное движение против национализма, дискриминации русского языка, за создание самостоятельного интернационального приднестровского государства потому и смогло одержать победу над тогдашней местной партноменклатурой и политикой национализма, так как было в своей сути интернациональным, в отличие, скажем, от аналогичных движений в других регионах.

Несмотря на то, что будучи, по паспорту, например, русским - как первый приднестровский президент Игорь Смирнов, молдаванином, как первый председатель Верховного Совета - Григорий Маракуца, украинцем, как сегодняшний президент - Евгений Шевчук, чувашем, как председатель правительства - Петр Степанов или румыном, как нынешний председатель Верховного Совета - Михаил Бурла, все они, в первую очередь, считают себя приднестровцами. Вместе с тем, следует обратить внимание на то, что сердцевиной приднестровского интернационализма является русская наднациональная духовная культура, которая несет в себе его основную смысловую нагрузку. Именно поэтому население Приднестровья выбрало русский язык, который является официальным языком государства наряду с украинским и молдавским, в качестве главенствующего языка, языка единой системы коммуникации. Следовательно, с большой долей уверенности можно констатировать, что для многих приднестровцев, фиксация национальности в паспорте - это лишь дань некой традиции, или даже скорее - бюрократической формальности. Большинство же из них уже давно идентифицируют себя вне контекста этой графы.

Во многом именно этими особенностями можно объяснить ситуацию, сложившуюся в 1992 году, когда Молдова совершила военную агрессию против приднестровского народа и на защиту своей интернациональной Отчизны с оружием в руках встали все его представители. Симптоматично, что первыми погибшими в войне 1992 года со стороны Приднестровья были три дубоссарских ополченца, по национальности - молдаванин, русский, украинец. Всего же в числе погибших приднестровских ополченцев было 110 русских, 72 украинца, 25 молдаван, 9 белорусов, 8 болгар, а также евреи, немцы, поляки, греки, венгры, грузины, татары, казахи. Защищать свободу интернационального выбора приднестровского народа выразили готовность и приняли в ней активное участие многие воины-интернационалисты со всей территории бывшего Советского Союза, настоящие интернационалисты, которых по приказу никто в Приднестровье не направлял. Все они, как представители многонационального советского народа, воспитанные на идеях интернационализма, по зову сердца, в силу осознанности агрессии, бескорыстно пришли на помощь приднестровскому интернационализму в его противоборстве с молдавским национализмом. Иными словами, строительство и защита приднестровского независимого государства всегда имела видимый интернациональный характер.

Мы можем с полным основанием утверждать, что приднестровский интернационализм буквально пропитал все государствообразующие процессы конца 80-х, начала 90-х годов прошлого века. Более того, он красной нитью проходит и сегодня через всю общественную жизнь Республики, выступает в качестве весьма точного индикатора благополучия и жизнеспособности приднестровского социума. Приднестровский народ сегодня - это согражданство, содружество жителей Приднестровья, не разделенных по этническому признаку, наоборот, объединенных идентичностью истоков, культуры, ценностей и интересов. А посему, на наш взгляд, интернационализм как феномен приднестровского общества - это ничто иное, как ярко выраженная приднестровская пассионарность.

На этом фоне все призывы и разговоры молдавских и западных акторов, о том, что, мол, приднестровцам следует вернуться в правовое поле Молдовы, так сказать, "реинтегрироваться" в ее общественные и государственные структуры, воспринимаются приднестровским интернациональным сообществом, как призывы к уничтожению своих интернациональных, по сути, общества и государства. Как говорится, это аксиома. Интернациональное и национальное - явления в своей основе несовместимые. Поэтому любое включение приднестровской интернациональной общности в состав молдавского национального государства будет означать смерть приднестровского интернационального проекта. Будучи интернациональным, приднестровский народ, конечно же, признает равное право различных народов и наций на их развитие и благополучие, в том числе и народа Молдовы. Однако это отнюдь не означает, что он готов пожертвовать своими ценностями и своим будущим в угоду так называемого спасения Молдовы от угрозы унионизма, к чему его призывают отдельные идеологи молдовенизма.

Ныне в Молдове происходит ожесточенная борьба, по сути, скорее даже война, между идеологиями унионизма и молдовенизма. Унионизм, под влиянием которого находится нынешнее политическое руководство Молдовы, ориентирован на вхождение в Евросоюз и дальнейшую реинтеграцию в национальное государство Румыния. Молдовенизм же в качестве своей максимы рассматривает строительство сугубо молдавского национального государства. Для приднестровцев, как первый, так и второй варианты не просто неприемлемы, как мы уже отмечали, оба они - смерти подобны для приднестровского интернационализма. Отчасти о том, что ждет Приднестровье в случае его включения в состав Молдовы, можно судить, наблюдая за постепенной утратой украинской Новороссией своей интернациональной сущности и самобытности. Находясь в составе украинского национального государства, интернациональное население Одесской, Николаевской, Херсонской области Украины с каждым годом все больше и больше, скажем так, национализируется центральными Киевскими властями, загоняется в прокрустово ложе государственной национальной идеологии и практики.

Осознавая гибельность для своего сообщества приоритета национального над интернациональным, пытаясь оказать сопротивление всевозможным давлениям и вмешательствам со стороны внешних сил, приднестровский интернациональный социум и приднестровское государство выбрали единственно закономерный и перспективный путь развития - путь евразийской интеграции, интеграции, прежде всего, в Россию. Результаты приднестровского общенародного референдума в 2006 году убедительно продемонстрировали мировому сообществу, в каком направлении лежат цивилизационные и духовные предпочтения и интересы приднестровского народа, какой геополитический интернациональный вектор развития имманентен приднестровскому обществу. Не случайно в новой концепции внешней политики Приднестровья евразийская интеграция прописана как национальная идея приднестровского народа и государства. В формирующемся Евразийском союзе приднестровский народ и его государство видят возрождение былого интернационального единства народов бывшего Советского Союза.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.