Наталья Киселева: Украина - НАТО: финансовый аспект политического выбора

Москва, 19 декабря 2012, 21:04 — REGNUM  

ИА REGNUM публикует статью доцента кафедры политических наук и международных отношений Таврического национального университета им. В.И. Вернадского (Крым), кандидата политических наук Натальи Киселевой по материалам выступления на международной конференции "Стабильность в Причерноморском регионе: внешние и внутрирегиональные угрозы и пути их преодоления" (Симферополь, 15-18 ноября 2012 года).

Вопрос о членстве Украины в НАТО не исчез из политической повестки дня, несмотря на то, что в 2010 г. Киев изменил отношение к данному вопросу.

Со сменой власти в 2010 г. в правительстве президента Виктора Януковича сразу же заявили о том, что в настоящий момент они не стремятся к членству в Североатлантическом союзе, но желают продолжать сотрудничество с НАТО на достигнутом уровне. Затем Верховная Рада Украины приняла Закон "Об основах внутренней и внешней политики", предусматривающий внеблоковый статус Украины, но не исключивший приоритетность участия страны в развитии европейской системы коллективной безопасности и продолжения конструктивного партнерства с Организацией Североатлантического договора [1].

Активность сотрудничества Украины с НАТО действительно не снизилась. Самые "свежие" подтверждения этому предоставил директор Департамента международной безопасности и разоружения МИД Александр Александрович. Выступая 14 октября 2012 года на заседании 9-й ассамблеи Общественной лиги Украина-НАТО, украинский дипломат сказал, что в сравнении с предыдущими годами, в 2012 году Украина активизировала сотрудничество с Североатлантическим альянсом, и проиллюстрировал свое заявление конкретными примерами. "В последние месяцы произошел ряд заседаний рабочих групп по экономической безопасности, вопросам науки и окружающей среды. Ожидается заседание рабочей группы по вопросам оборонно-технического сотрудничества. Поэтому независимо от внеблокового статуса Украины, а также независимо от того, было это до выборов или после выборов, практическое сотрудничество продолжается очень активно", - отметил представитель МИД Украины [2].

Такая активность не свидетельствует об изменении отношения партии власти к вопросу о членстве в НАТО, но и не исключает смены военно-политического курса. Следует отметить, что на последних парламентских выборах 2012 г. в Верховную Раду прошло много сторонников евроатлантической интеграции Украины, в связи с чем можно прогнозировать "реанимацию" вопроса о вступления Украины в Североатлантический альянс.

Первым после выборов необходимость изменения внешнеполитического вектора Украины озвучил бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко. Выступая на 9-й ассамблее общественной лиги Украина-НАТО в Киеве, он заявил, что внеблоковый статус Украины, провозглашенный нынешней властью, является "абсурдом" на пути обеспечения безопасности страны, поскольку Украина находится в "зоне опасности" соседнего государства [3].

Следует отметить, что кроме аргументов о существовании угрозы для Украины со стороны России, сторонники евроатлантической интеграции приводят и популярные в украинском сообществе экономические доводы. Так, например, третий номер избирательного списка Объединенной оппозиции и бывший министр обороны Анатолий Гриценко предпочитает говорить о том, что внеблоковость любой стране обходится гораздо дороже, чем членство в НАТО. При этом экс-министр обороны не приводит ни одной цифры.

Тезис о "дороговизне" внеблоковости тиражируется политиками-евроинтеграторами в средствах массовой информации с учетом меркантильности украинцев (согласно результатам исследования European Social Survey, проведенном в апреле 2012 г., украинцы заняли третье место в списке самых меркантильных наций [4]). Аргумент об экономической выгоде вступления в НАТО оказывает воздействие на умы граждан Украины, хотя к реальности имеет отдаленное отношение, что доказывает сравнительный анализ военных затрат стран-членов НАТО и внеблоковых европейских государств [прим. 1].

В качестве критериев для сравнения взяты 2 показателя:

• Удельный вес военных расходов в структуре валового внутреннего продукта (ВВП);

• Объем военных расходов на душу населения.

Диапазон изменения первого параметра - удельного веса военных расходов в структуре ВВП - в странах НАТО продиктовал разделение их на 5 классов: от первого с минимальной долей военных расходов в структуре ВВП (до 1%) до пятого с максимальными значениями данного показателя (более 4%) [прим. 2].

По объему военных расходов на душу населения государства, состоящие в Североатлантическом альянсе, разделяются на 7 групп: от первой группы с минимальными показателями (менее 200 долларов) до седьмой группы с максимальными значениями - более 2000 долларов на душу населения [прим. 3].

В группе внеблоковых стран диапазон изменения удельного веса военных расходов в структуре ВВП гораздо уже, поэтому они разделены на 4 группы: также от первой с минимальной долей военных расходов в структуре ВВП (до 1%) до четвертой с наибольшими показателями, в отличие от стран НАТО не превышающими 4%.

По объему военных расходов на душу населения государства, не состоящие в Североатлантическом альянсе, разделяются не на 7 групп, а всего лишь на 4: от первой группы с показателями военных затрат менее 200 долларов на человека до четвертой, где военные расходы на душу населения составляют более 600 долларов, но не превышают даже верхнего предела этого класса 800 долларов.

Сравнение стран-членов НАТО и внеблоковых европейских государств по критерию удельного веса военных расходов в структуре ВВП показывает, что доля военных расходов в структуре ВВП большинства стран-членов Альянса (69%) находится в рамках от 1% до 2% (рис. 1). У внеблоковых европейских стран аналогичные показатели имеют 43% государств, но у 36% внеблоковых стран доля военных расходов не превышает 1%, тогда как в группе стран-членов альянса этот класс составляет всего лишь 8% (рис. 2).

Доля стран с показателями военных расходов в структуре ВВП свыше 2% в группе стран НАТО составляет 23%, а в другой целевой группе - 21%. Диапазон изменения этого показателя в первом случае колеблется в пределах от 2% до 5%, а во втором - от 2% до 4%.

Следует отметить и различия в медианах обеих статистических совокупностей, сгруппированных по показателю доли военных расходов. Для стран НАТО значение медианы составляет 1,55%, а для внеблоковых европейских государств - 1,35%.

Максимальные значения показателя удельного веса военных расходов в структуре ВВП в первой целевой группе составляет 4,8% (США), во второй - 3,9% (РФ).

Сравнительный анализ стран двух целевых групп по второму критерию - объему ВВП на душу населения - показывает, что большинство внеблоковых европейских государств (58%) относятся к первому классу, где данный параметр не превышает 200 долл. на человека (рис. 3).

В группе стран НАТО фиксируется бимодальная группировка статистической совокупности - по 27% государств относятся к первому классу (менее 200 долл.) и ко второму с распределением показателя военных расходов на душу населения в диапазоне от 200 долл. до 400 долл. (рис. 4).

Максимальные значения военных затрат на душу населения в группе внеблоковых государств составляют 674 долл. (Финляндия), а в группе стран НАТО - более 2 тыс. долл. (США).

При этом медиана данного показателя для внеблоковых европейских государств составляет 133 долл., а для группы стран НАТО - 313 долл.

В целом результаты сравнительного анализа параметров, характеризующих финансовый аспект военной политики стран НАТО и внеблоковых европейских государств, опровергают тезис сторонников вступления Украины в военный блок о том, что в странах НАТО военные затраты ниже, чем в странах, не входящих в Североатлантический альянс.

Примечания:

1. Для корректности сравнительного анализа из обеих групп были исключены государства с нулевыми военными расходами.

2. Исходные данные для сравнительного анализа государств по доле военных расходов в структуре ВВП взяты с сайта SIPRI - Стокгольмского международного института исследования проблем мира. Показатели военных расходов на душу населения рассчитаны по данным общих объемов военных расходов государств (SIPRI) и национальных переписей населения [5].

3. Пределы каждой группы следуют закономерно возрастающим числовым значениям признака (основы группирования), подчиняясь арифметической прогрессии.

Список литературы:

1. Закон України "Про засади внутрішньої і зовнішньої політики" // Відомості Верховної Ради України (ВВР). - 2010. - № 40.

2. Украина повышает активность сотрудничества с НАТО [электронный ресурс] // - Режим доступа: http://ura-inform.com/ru/society/2012/11/14/ukraina-povyshaet-aktivnost-sotrudnichestva-s-nato).

3. Украине и НАТО нужна новая форма взаимодействия, - экс-глава МИД [электронный ресурс] // - Режим доступа: http://podrobnosti.ua/opinion/2012/11/14/870510.html

4. Украинцы вошли в число самых меркантильных наций [электронный ресурс] // - Режим доступа: http://finance.bigmir.net/budget/13931-Ukraincy-voshli-v-chislo-samyh-merkantil-nyh-nacij

5. Статистические данные о военных расходах современных государств SIPRI - Стокгольмского международного института исследования проблем мира [электронный ресурс] // - Режим доступа: http://milexdata.sipri.org/

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.