Член Общественной палаты Ленобласти: Самый конструктивный путь решения острых вопросов - правовой

Москва, 18 декабря 2012, 15:55 — REGNUM  "Общественная палата - не оппозиция и не государство, а важный элемент гражданского общества, которое мы пытаемся строить. С моей точки зрения, две основные задачи, которые перед нами стоят, заключаются в умении четко формулировать назревающие проблемы и стараться на уровне общественной экспертизы, общественного мнения довести их до людей, принимающих решения, способных менять ситуацию к лучшему", - объяснила сегодня, 18 декабря, в беседе с корреспондентом ИА REGNUM президент Адвокатской палаты Ленинградской области Анна Денисова.

ИА REGNUM: Обладает ли на ваш взгляд, такой орган, как Общественная палата, способностью в значительной мере влиять на принимаемые властью решения?

Не стоит очаровываться сверхъестественными возможностями, но голос Общественной палаты (а в её составе я работаю в течение двух лет), всё-таки слышен. И, вместе с тем, палата призвана не столько решать какие-то частные вопросы, сколько обозначать проблемы. Скажу честно: постоянно происходит внутренний диалог: надо - не надо, эффективно - неэффективно. Каждый из нас, особенно когда возраст приличный, хорошо понимает, что самая большая ценность, которой мы обладаем - время, не случайно люблю фразу из "Унесённых ветром", начертанную на Солнечных часах в Таре: "Береги время, это тот материал, из которого соткана жизнь". Но в данном случае, имеет значение то, что нашу Общественную палату ни в коем случае нельзя назвать декоративным органом - без такого рода работы, предполагающей активное участие в жизни, нет гражданского общества.

ИА REGNUM: Какие примеры участия можете привести?

Большой победой считаю участие в отмене проекта строительства Охта-центра в Санкт-Петербурге. Понимаю, что это не только заслуга Общественной палаты Ленобласти - успех всего гражданского общества. Тогда состоялось несколько общественных обсуждений, значительная часть которых была инициирована людьми, работающими у нас в палате. Помните, лозунг, который выдвинули инициаторами строительства: "Невозможное возможно!" Но ведь выяснилось, что каждый понимает это по-своему. Тот, кто это писал, думал, что такое возможно для него и его единомышленников, а мы общими усилиями все-таки доказали, что невозможное возможно для нас - проект был отклонен.

ИА REGNUM: Вы были услышаны?

Вот именно. Главным "локомотивом" протеста в случае с Охта-центром был академик Анатолий Кирпичников. Его живая воля, мощный импульс передался другим. Мы участвовали в нескольких горячих обсуждениях, инициированных областной Общественной палатой. Одна из встреч проходила в Эрмитажном театре, где собрались специалисты, люди, связанные с сохранением культурных ценностей, архитекторы, искусствоведы. Можно спорить о доле именно нашего участия в общем деле, но считаю, что в конечном итоге решительная позиция членов палаты повлияла на результат.

ИА REGNUM: Но есть ведь и рядовая деятельность палаты...

Безусловно. Одним из направлений деятельности остаётся участие в одобрении регионального бюджета. Минувшей осенью обсуждение происходило при участии губернатора. Неформальным и конструктивным, с моей точки зрения, был этот диалог. Бюджет принят с учётом рекомендаций палаты. Есть и другие, казалось бы, рядовые, но важные вопросы. Был, скажем, период, когда в силу разного рода причин, при реорганизации милиции в полицию, очень многие районы области остались без участковых, и мы занимались этим вопросом.

ИА REGNUM: Одна из комиссий, в составе которых работаю - по борьбе с коррупцией, насколько плодотворна такая работа?

Тема крайне тяжелая, с одной стороны, вроде бы, открытая, с другой - запретная. У нас любят говорить о коррупции среди воспитателей детских садов, медиков, которые за сто долларов выписывали кому-то справки. Это, конечно, противозаконно. Но, сдается, кошмар, в котором живем, измеряется иными коррупционными уровнями. В связи с этим, в рамках работы Общественной палаты региона, была организована важная, на мой взгляд, встреча, и разговор об этом у нас получился высокой степени откровенности и компетентности. В ней участвовали доктора наук, двое из них - преподаватели института прокуратуры. Эти люди приводили потрясающие данные, основанные на результатах серьезных официальных исследований, доказывающие, что коррупция у нас достигла запредельного уровня. Совместными усилиями мы постарались разработать определённые рекомендации.

ИА REGNUM: Неужели вами был найден рецепт избавления от страшной болезни - коррупции?

Окончательный и бесповоротный рецепт найти крайне сложно, должна быть определена система решений. Наверно каждый из нас может упрекнуть себя в том, что иногда эти факты на поверхности, но ничего не делаем, чтобы справиться с вошедшей в систему коррупционной практикой. Достаточно известных примеров связано с тем, что на месте красивейших объектов с историческим прошлым возникает уродливый новодел. Общеизвестно, как это делается: кто-то "нужному человечку" дал денег и пошло-поехало. В этом случае коррупционная составляющая - на поверхности. Часто слышим откуда-то сверху: где эта коррупция, куда она спряталась? И ответ оттуда же: речь идёт о трудно раскрываемых, латентных преступлениях. Хотя совершенно ясно: коррупционное решение налицо.

ИА REGNUM: И всё-таки, есть ли конкретные предложения?

Несколько идей относительно того, как искать тайное, секретное в том, что мы называем коррупцией, время от времени звучат с разных сторон. Говорят о возрождении такой меры, как конфискация имущества, а кто-то даже выступает сторонником смертной казни, узаконенной за подобные преступления в ряде известных стран. Думаю, основное решение кроется в неотвратимости наказания. Уверена. Если сегодня сотню людей с улицы спросить, чем закончится дело оборонсервиса, 80% ответят - ничем! Вот в чем ужас. Я лично считаю, что важно возвращение такой меры, как конфискация имущества. Сохранение доброго имени для этих людей не столь существенно, озабочены они совсем другим. Понимаю, есть практика записывать ценное на родных и близких, но это ведь тоже легко просчитать, истребив аргумент: отсижу, вернусь к богатству. Иное дело, когда не к чему будет возвращаться.

ИА REGNUM: Далеко ведь у нас зашло дело...

Для меня показательна осенняя дискуссия между премьер-министр РФ Дмитрием Медведевым и представителем Следственного комитета следственного управления РФ. Медведев позволил себе усомниться в правильности проводимого в 7 часов утра обыска у одного из оппозиционеров. Он так рассудил: если речь идёт о деле годичной давности, что на заре искать в доме? Но представитель СК России Владимир Маркин достаточно жёстко объяснил Медведеву, что это его, премьера, личное мнение, и оно неправильно. Таким образом, сегодня мы имеем некий аппарат, который не готов считаться даже с мнением премьер-министра.

ИА REGNUM: А что вы думаете о людях, которые выходят на улицы с транспарантами для того чтобы например отстоять архитектурное строение, на месте которого новые разрушители стремятся построить какую-нибудь "стекляшку"?

Я восхищаюсь этими людьми, это Дон-Кихоты, которые не боятся попасть в экстремальную ситуацию, быть осмеянными. Каждый из нас наверно внутри ощущает некую потребность встать и сказать: "А у меня - другое мнение!" но далеко не у всех есть стремление и потребность высказать это открыто. Думаю, самый конструктивный способ на сегодняшний день: находить правовые пути решения острых вопросов, что мы и пытаемся делать.

ИА REGNUM: В связи с этим возникает вопрос о правовой экспертизе...

Недавнее мероприятие, которое проводилось в стенах Адвокатской палаты Ленобласти, было посвящено общественной экспертизе - точнее её значению, как инструмента для решения острых вопросов, возникающих в обществе. Обсуждался соответствующий законопроект. Мы пытались осмыслить главный вопрос: если такой закон будет принят, получаем ли эффективный инструмент для влияния на определённые процессы, происходящие в нашей стране.

ИА REGNUM: Есть ли примеры добротной общественной экспертизы за рубежом?

Примерно год назад я была в Швейцарии. Визит, в ходе которого мы встречались с адвокатами, юристами, в том числе и с нашими соотечественниками, которые в адвокатуре этой страны успешно работают. Причём знала уже, что в Швейцарии давно утвердилась практика: по пять - шесть референдумов в месяц проходит, и это можно считать определённым способом проведения общественной экспертизы. Но не было мне известно, что у них десять лет исполнилось созданию законодательства конфедеративного (до этого законодательство у них было кантональным). И вот уже десяток лет в этой стране работает законодательство, регулирующее общую жизнь общества. Больше того, в рамках действующих там законов, если сто тысяч человек при четком соблюдении определенной формы сбора подписей, подпишется под документом об отзыве законодательного акта, это является основанием для его блокирования. Чем не удачный пример влияния гражданского общества на жизнь страны?

ИА REGNUM: В чем заключаются преимущества общества, построенного с учетом общегражданских принципов?

Спросите, и многие в Швейцарии не знают, кто у них президент. Им не надо подниматься на этот уровень, когда практически любой вопрос можно решить на месте, там, где люди живут, на уровне своих самоуправляющихся поселений, на уровне кантона. Они отлично чувствуют себя под защитой законодательства, регулирующего деятельность всей страны.

ИА REGNUM: К какому выводу вы пришли в нашем случае, рассматривая федеральный законопроект об общественной экспертизе?

Члены палаты согласились с тем, что такой закон может стать механизмом для решения общественно значимых процессов. Но, вместе с тем, отметили, что пока в нём не прописано главное: нет ни способов проведения такой экспертизы, не говорится о том, насколько её выводы имеют значение для властных структур. Уже второй вариант этого закона мы внимательно изучили, и опять же решили, что его надо дорабатывать.

ИА REGNUM: Известно, что долгое время вы работаете в комиссии по вопросам помилования при губернаторе Ленобласти...

Да, в этой комиссии работаю уже десять лет. Ее деятельность регламентируется президентским указом, рассматриваем ходатайства о помиловании, встречаемся с людьми, которые их присылают. Учитывается мнение большинства, затем, если соглашается с комиссией, подписывает этот документ губернатор, и только затем ходатайство отправляется в Москву. Приведу пример. Была ситуация, когда речь шла об очень больном молодом человеке - в тюрьму он попал не очень здоровым, а там превратился в глубокого инвалида. А наказание было назначено немилосердное за кражу кортика из квартиры соседей - до 8 лет. Ставился вопрос о снижении наказания, и нам предстояло на уровне комиссии решить этот вопрос. Всегда на чаше весов в этом случае чья-то жизнь, которую надо соизмерить и с тяжестью совершенного человеком противоправного деяния, и человеческого милосердия.

ИА REGNUM: Кто входит в состав комиссии?

Коллектив комиссии, с моей точки зрения, большая ценность. В состав её входят: Герой Советского Союза, генерал-майор в отставке Валерий Павлович Грицков, кавалер Ордена Герой социалистического труда, почетный гражданин Ленобласти Валентин Михайлович Гребнев, кавалер Ордена Красной звезды, Герой России Валерий Семёнович Сластён. Поражаюсь неподдельному интересу этих людей к процессу, неравнодушию к судьбе человека, о котором идёт речь. Время от времени ездим в тюрьмы, поскольку в задачи комиссии входит и контроль соблюдения прав человека в учреждениях пенитенциарной (тюремной) системы.

ИА REGNUM: Известно, что долго в Ленобласти в полном объеме не решается вопрос с оказанием бесплатной юридической помощи...

Да, история с бесплатной юридической помощью трудная, тяжёлая. За шесть последних лет - с 2006 года было принято три закона, регламентирующих такую деятельность. Эти документы должны были гарантировать получение нуждающимися в этом жителями Ленобласти подобного рода услуги. Как президент адвокатской палаты скажу, что в значительной степени мы это выполняем в рамках probono (от лат. pro bono publico - ради общественного блага) - это оказание профессиональной помощи благотворительным, общественным и иным некоммерческим организациям, а также частным лицам, которые не могут подобную помощь оплатить.пробоно, бесплатно, поскольку принципы адвокатской этики требуют того, чтобы наряду с платной помощью, адвокат в ряде случаев оказывал бесплатную). Это в современных законах не закреплено, тем не менее, стараемся это делать. Можем быть благотворителями, но в полной мере не можем решить те проблемы, которые должно решить государство.

ИА REGNUM: На каком этапе произошел системный сбой?

Государство в момент создания закона об адвокатуре, которому исполнилось десять лет, в статье № 26 прописало обязанность адвокатуры участвовать в работе по оказанию бесплатной юридической помощи. В 2002 году закон был принят, через четыре года аналогичный закон был утверждён и парламентом Ленобласти, но так и не начал действовать. В некоторых регионах России люди начали работать, и вскоре стало понятно, что слишком узок круг лиц, которым такая помощь может быть предоставлена. Законодатель искусственно создал круг нуждающихся в такого рода помощи. При уровне жизни ниже прожиточного минимума должно быть обеспечено соответствие дела, с которым предстоит работать. В общем, вышло, что этот закон - мертворожденный.

ИА REGNUM: Есть ли перспективы решения?

Процесс затянулся. Ситуацию осложнил казус: был принят новый федеральный закон, но не отменено постановление, которое относилось к предыдущему закону, и в какой-то момент с комитетом по правопорядку и безопасности, мы договорились, что будем работать по существующему постановлению, и нам будет производиться оплата. Это большая тяжелая работа, требующая от человека сбора документов, проблема персональных данных. Сейчас создана рабочая комиссия, которую возглавляет вице-губернатор Емельянов, 3 марта 2013 года возможно принятие постановления правительства, и начнем работу. Стараемся договориться на берегу. Но остается "тонкий" момент: согласие на такую работу должен дать адвокат. В этом году из 1 тысячи адвокатов согласились только 225 человек. Вышло так, что у нас есть один район - Волховский, в котором никто не готов бесплатную юридическую помощь оказывать. 15 ноября каждого года адвокатская палата формирует такие списки. На эту работу будет выделено 2 млн рублей.

ИА REGNUM: Как работается с новым главой региона?

Мы все достались ему, как "подарки" от старого губернатора. Нового губернатора я видела всего два раза. Было обращение, чтобы мы нашли адвоката для решения жилищной проблемы ребёнка, и глава региона пообещал, что заплатит деньги за адвокатские услуги для получения законного решения. Мне кажется это абсолютно человеческим поступком. Он вполне мог поручить это кому-то из подчиненных и забыть. Я и с таким встречалась. Естественно, такой шаг требует ответного благородного шага и от денег отказались. И наш адвокат, очень успешный ведет это дело. Оно еще в процессе рассмотрения, но достаточно перспективно.

ИА REGNUM: Остается ли у вас свободное время, слишком уж много задач стоит и в основной, и в общественной работе...

Что такое свободное время? Люблю свою семью. У меня, слава богу, жива мама, ей 91 год. У меня муж, с которым мы 41 год в браке, у меня есть дочь, успешный юрист и любимые внуки: маленькой три года, а старшему одиннадцать с половиной. Любимым людям стараюсь время, по возможности. Уделять, что-то для них делать. А потом ведь есть ещё книги, любимые увлечения, театры - обожаю балет "Спартак". Удачное сочетание работы и дел семейных - тот самый баланс времени, который обеспечивает насыщенную интересную жизнь.

Беседовала Евгения Дылева

Справка ИА REGNUM

Анна Николаевна Денисова окончила юридический факультет Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова в 1973 году по специальности правоведение. С 1973 года - вначале стажер, а затем адвокат Ленинградской областной коллегии адвокатов.

С 16 ноября 1992 года по настоящее время - председатель Президиума Ленинградской областной коллегии адвокатов. С 1 января 2003 года по настоящее время - президент Адвокатской палаты Ленинградской области. Специалист в области гражданского, жилищного, брачно-семейного избирательного законодательства. Член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ (ФПА) с 2003 года, вице-президент ФПА - представитель ФПА в Северо-Западном округе, вице-президент Межрегиональной общественной организации "Ассоциация юристов Санкт-Петербурга и Ленинградской области", член Комиссии по вопросам помилования на территории Ленинградской области, член Координационного совета по правовым вопросам при губернаторе Санкт-Петербурга.

Имеет более 10 публикаций, в том числе за рубежом, по вопросам, связанным с защитой прав человека и гражданина, по острым проблемам адвокатуры, среди которых сборник "Построение правового государства: практика и проблемы. Взгляд юристов России и Бельгии", сборник статей "Гарантии независимости юристов в России".

Член авторского коллектива книги "Энциклопедия будущего юриста". В 1995 году награждена медалью А.Ф. Кони, в 2002 году знаком "Почетный адвокат России", Золотой медалью имени Ф.Н. Плевако, Орденом Федеральной палаты адвокатов "За верность адвокатскому долгу". В 2001 году удостоена звания "Заслуженный юрист Российской Федерации". Член нескольких комиссий Общественной палаты Ленобласти: по развитию институтов гражданского общества, по этике,по взаимодействию с органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.