Дагестанский политолог: Назначение или избрание глав субъектов сути не меняет

Махачкала, 17 Декабря 2012, 15:25 — REGNUM  В последнее время в СМИ эксперты часто спорят по поводу назначаемости или избираемости глав регионов. Накануне президентских выборов Владимир Путин заявил о возможности восстановления всенародных выборов губернаторов. Между тем, после выборов эта инициатива была конкретизирована: кандидаты на выборы глав субъектов будут проходить через "муниципальные" и "президентские" фильтры. В последнее время появились и сторонники сохранения прежнего порядка назначаемости глав субъектов. Многие полагают, что именно для северокавказских регионов, в связи со сложностью ситуации, нужно сохранить назначаемость. Свою точку зрения по этому вопросу в интервью ИА REGNUM высказал ректор Дагестанского института экономики и политики, доктор политических наук, профессор Абдул-Насир Дибиров.

ИА REGNUM: На ваш взгляд, какая модель формирования региональной власти подходит для субъектов входящих в СКФО, и российских регионов в целом?

Я думаю, что все эти разговоры о политических реформах, предлагаемых мерах реформирования политической системы, либерализации избирательной системы пока носят поверхностный характер. Эти модели вряд ли существенным образом изменят ситуацию в стране. И дело ни в том, что сами демократические процедуры плохие, или они не подходят для нашей страны, что нужен какой-то особый политико-правовой режим. Проблема - в отсутствии элиты, точнее, в ее низком качестве. За пореформенные годы произошло перерождение элиты, и страной сегодня управляет псевдоэлита. Мы помним из истории, как в первые годы Великой Отечественной войны советская армия терпела поражение за поражением. И во многом это было следствием низкого качества командного состава, откуда было выбито среднее и высшее звено в период репрессий накануне войны. Командиры взводов начали командовать полками, а командиры полков - армиями.

В начале 90-х годов в политику пришли новоделы, обладавшие митинговым опытом, но лишенные профессиональных знаний в тех областях, куда они были призваны. В этом плане показательны печальные плоды хозяйствования Попова в Москве и Собчака в Питере. Это было время, когда научные сотрудники (СНСы и МНСы), лаборанты, становились премьерами и министрами. Другими словами, элита начала терять свой профессионализм. Если вначале приходили полупрофессионалы, то сейчас уже можно констатировать полное отсутствие профессионализма на всех уровнях, во всех отраслях. К тому же, в нулевые годы произошла олигархизация чиновничества, что еще более снизило качество элиты. Жажда наживы - главная черта российской псевдоэлиты. Нажива личная, она ничего общего не имеет с формированием национального капитала, созданием производства в стране. Интересы этой псевдоэлиты находятся за пределами родной страны. Дети учатся за рубежом, дома, капиталы тоже там. Эта так называемая элита является лишь по форме национальной, по сути, она пропитана духом космополитизма, а, в сущности, она является компрадорской.

ИА REGNUM: О каких моделях региональной власти можно говорить в условиях отсутствия национальной элиты?

При выборах или назначениях на те или иные высокие посты результат известен заведомо, потому что непрофессионалы заполнили ряды так называемых политических партий, откуда и рекрутируются в основном те или иные функционеры. Или же они рекрутируются из бизнес-структур, чьи представители на практике, находясь на государственной службе, стремятся свои приватные интересы сделать государственными интересами. Чтобы не поручали, везде провалы. Министры и все чиновничество воруют (нет необходимости доказывать, что если не ворует министр, то не будет воровать заместитель, если не ворует заместитель, то не воруют начальники курируемых им отделов и т. д.), это видят все, но прокуратуре до этого дела нет. Видите ли, мы уже европейцы, поэтому если нет решения суда, то значит, не вор. Псевдоэлита, прикрываясь Европой, обворовывает страну и народ. Министры не справляются со своими должностными обязанностями, но не сменяются. Потому что должность куплена той или иной теневой структурой, которые (не государственные институты и политические партии) реально и формирует политическую повестку страны сегодня. В стране на протяжении многих лет во всех сферах общества идет круговорот непрофессионалов, сменяя периодически один другого. Поэтому вопрос о том, выбирать или назначать из этой псевдоэлиты, это вопрос для телешоу, для политической практики он не имеет никакого значения. Вообще я думаю, что сегодня стране нужна команда из высококлассных профессионалов. Такие же команды нужны в каждом регионе. Но сегодня этого ждать не приходиться. Сначала должно уйти поколение вороватых, поколение мародеров.

ИА REGNUM: А организация выборов разве не может поспособствовать обновлению элиты, возникновению какой-то альтернативы?

Рекрутирование политиков - будущих министров, президентов - должно осуществляться из политических партий. Власть на разных уровнях должна формироваться из партийных функционеров, прошедших школу политики, обладающих определенным политическим опытом, которые прошли через горнила предвыборной борьбы: местных, областных, республиканских, федеральных выборов. Из этих функционеров обычно рекрутируется высшая политическая элита. У нас в стране все эти политические партии не являются независимыми. Они по сути прогосударственные, обслуживающие интересы правящей верхушки, а не интересы гражданского общества. Кроме того, все эти партии, представленные в Государственной думе, находятся в определенном сговоре между собой. Сговор в политике и в экономике является практикой России "нулевых" годов, и является реальностью и сегодняшнего дня. Приход из такой партийной системы новых независимых личностей, которые представляли бы национальные интересы, очень маловероятен.

Вместе с тем, мне кажется, что российское общество беременно каким-то новым политическим движением, которое бы дистанцировалась от этих псевдоэлит. Сейчас вопрос времени, как быстро этот плод созреет. Как быстро новое политическое движение сформируется. Сегодняшние протестные настроения - это просто верхушка. По сути, они являются первыми признаками того, что гражданское общество просыпается. Общество, как бы говорит: " Эй, послушайте, мы тоже есть, мы тоже хотим влиять на принятие решений". Негласный договор нулевых "материальное благополучие = неучастие в политике" уходит в прошлое. Хотя, пока еще это движение самостоятельного политического лица не имеет, оно пока подвержено манипулированию со стороны тех или иных небескорыстных сил или капиталов.

ИА REGNUM: Проведение выборов в Дагестане может придать конкуренции политических элит национальный оттенок, обострить межнациональные отношения?

Это верхушечное проявление. Часто говорят, что здесь существует конкуренция национальных элит. Это не национальные элиты, а местечковые элиты. Есть определенные центры сил в республике, на юге, на севере, в Махачкале. Эти центры сил возглавляются представителями разных этносов Дагестана. Но в командах там присутствуют представители всех народов Дагестана. Делать символом национальную принадлежность, мне кажется, будет неправильно. Ибо она не отражает сущности. В Дагестане политическая конкуренция на национальной почве не пройдет. Политическая конкуренция представителей разных этнических общностей никоим образом к обострению национальных отношений не приведет. Это пугалки. Часто земельным, хозяйственным, экономическим вопросам придают этнический оттенок. Это делают СМИ или некоторые политики ради определенных собственных интересов. Это прямая спекуляция. Если политики искусственно не будут создавать эту почву, взращивать эти проблемы, их, по сути, нет.

Другой вопрос, что у нас идет раскол по религиозной линии. Но к этническому национализму и экстремизму у Дагестана и у дагестанских народов за многие века совместного существования выработался, как мне кажется, определенный иммунитет. Этот иммунитет где-то даже на генном уровне присутствует и у дагестанской элиты. Видный дагестанский историк Расул Магомедов в свое время писал, что анализ процессов, происходящих в Дагестане, подводит исследователя к парадоксальному на первый взгляд выводу: в этих процессах очевидное и явное - второстепенно, а скрытое и неявное - существенно. Этнические и лингвистические различия, при всей их очевидности и наглядности, не играли заметной роли в нашем историческом процессе, а наше единство, при всей его скрытости и трудноуловимости, постоянно оказывалось мощным и спасительным фактором нашей истории. Думается, что в этих словах выдающегося ученого и кроется ключ к пониманию современного Дагестана и процессов, происходящих здесь.

ИА REGNUM: Учитывая активизацию криминальных групп накануне разных выборов, может ли обостриться ситуация в случае проведения президентских выборов?

То, что криминал может оседлать и религиозность, и этничность, и активно вмешиваться в политический процесс, ни для кого в современной России секретом не является. Криминал в России превратился не только в субъект бизнеса, но и в субъект политики. Криминал реально присутствует в политической сфере, реально влияет на политические решения, реально участвует в принятии этих политических решений. И это не только на уровне муниципалитетов, на уровне регионов, но и на федеральном уровне. Другое дело, что в "нулевые" годы и криминал также научился договариваться, вступать в сговор. Через этот сговор криминал пытается еще как-то и легализовать себя. Поэтому какие-то цивилизованные формы и в политической борьбе пытается применять. В Дагестане на протяжении многих лет прослеживалась в этом плане определенная тенденция. Если в Москве, в других регионах уже начался процесс, когда конкуренты предпочитали договариваться, то в Дагестане, в условиях, когда все знают всё про всех - и криминальное, и не криминальное, и прошлое, и настоящее, все как бы мазаны одним миром, все группировки и их лидеры в этом плане похожи друг на друга, они предпочитают это всё не выносить на общественный уровень. Предпочитают не обсуждать эти вопросы, потому, что прекрасно понимают, чем чревато такое публичное обсуждение для каждого. Если ты чью-то подноготную вскрыл, соответственно, тот имеет право вскрыть и твою подноготную. Поэтому противников просто устраняли физически. И эта тенденция до сих пор не преодолена. Поэтому криминал в определенной степени может в период предвыборных избирательных кампаний активизироваться и вновь доказать свою возможность влиять на реальные политические процессы.

Я как-то говорил о том, что в Дагестане, в ряде регионов Северного Кавказа нужно ввести прямое президентское правление. Это может быть назначенный президентом РФ человек со своей командой. Перед ним может быть поставлена конкретная задача, конкретная цель, определены сроки их выполнения. На этот период может быть приостановлено и действие конституции региона. Важно, чтобы эта команда работала и достигала поставленных целей. Но, к сожалению, в условиях, когда в стране делами управляет псевдоэлита, нет гарантии, что эти команды также не будут сформированы из псевдоэлиты.

ИА REGNUM: То есть для Дагестана вы считает нужно сохранить практику назначения руководителя?

Однозначно не готов ответить... Выборы проводить есть смысл тогда, когда есть зрелая партийно-политическая система. А ее сегодня, по сути, нет. Поэтому выборы превращаются в фарс. Другими словами, под видом так называемых демократических избирательных кампаний происходит дискредитация демократии и демократических ценностей.

ИА REGNUM: Если этого "фарса" не будет в Дагестане, а будет по всей России, не пострадает ли от этого авторитет республики. В соседней Чечне всенародные выборы, у нас - назначение?

Пострадает... Но Дагестан и так сейчас на особом положении в России. В стране усилиями определенных сил, главным застрельщиком которых стали федеральные СМИ, сформировался особый взгляд на дагестанцев. И, безусловно, какие-то особые меры нужны и здесь в Дагестане. Это ведь очевидно и для нас дагестанцев. Здесь нужны особые меры, усилия, чтобы решать особые задачи. Для этого нужны и соответствующие организационные формы. Я как-то писал, что дагестанцам важнее казаться, чем быть. И нынешний наш критицизм по отношению к каким-то особым режимам управления республикой тоже идет оттуда же - из желания казаться. Я считаю, что лучше быть, чем казаться. Какие мы есть, такими и должны быть. Эти дагестанские "понты", по которым, если положить их друг на друга, легче добраться до Луны, но очень трудно строить благополучный, стабильный и развивающийся Дагестан, их надо немного ужать хотя бы, если уж мы полностью освободиться от них пока не в состоянии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
Операция «Буря в пустыне»: Роковое решение и уничтожение Ирака
NB!
17.01.17
Как обустроить Палестину? Никак!
NB!
16.01.17
«Денег нет, но вы держитесь»: эксперты о прощальном визите Байдена в Киев
NB!
16.01.17
Триллион иен: цепкий плен обещаний Японии
NB!
16.01.17
Избранный президент Болгарии: Крым де-факто принадлежит России
NB!
16.01.17
Ах, леди, не сморкайтесь в рукава…
NB!
16.01.17
Росгеологию лишили монополии на неразведанные участки углеводородов
NB!
16.01.17
Шамхани: Иран не собирается свергать режим в Эр-Рияде
NB!
16.01.17
Нагорный Карабах: Война и мир
NB!
16.01.17
«Финансового резерва Латвии хватит только на выплату двух пенсий»
NB!
16.01.17
Жители Литвы по-прежнему против однополых браков
NB!
16.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 16 января
NB!
16.01.17
Что делать будете, бандерлоги? — на Украине очередной виток валютной паники
NB!
16.01.17
Главный кредитор Казахстана — Нидерланды
NB!
16.01.17
Пока Додон в Москве, в Молдавии инициируют его отставку за «признание» ПМР
NB!
16.01.17
«От «монетизации» льгот по НДС проиграет бизнес»
NB!
16.01.17
Папа Франциск на Красной площади в Москве? Возможно и даже скоро
NB!
16.01.17
Украина меняет «Минск» на «Женеву»
NB!
16.01.17
К очистке Арктики хотят привлечь средний и малый бизнес
NB!
16.01.17
«Арктика не требует равномерного социально-экономического развития» — МЭР
NB!
16.01.17
Глава комитета Госдумы настаивает на «зачистке» УК от смертной казни
NB!
16.01.17
«Полезные ископаемые станут локомотивом развития Северного морского пути»