Евгений Пожидаев: Финт Бжезинского и ответ Путина: России не место в "окопе" США против Китая

Москва, 14 декабря 2012, 11:29 — REGNUM  

Недавно общеизвестный Збигнев Бжезинский сделал ряд примечательных заявлений в отношении страны, которую пятнадцать лет назад он безапелляционно назвал "чёрной дырой". Россия, по словам Бжезинского, "стремительно меняется, может быть, даже не вопреки Путину, а благодаря Путину", причём меняется в позитивную сторону. Однако, чтобы позитивные тенденции сохранились, от РФ требуются усилия совершенно определённого толка. "Главное, что должны понять в России - для процветания и успеха ей нужно сближение с Западом, иначе она проиграет все Китаю".

Ранее г-н Бжезинский высказывался на эту тему более развёрнуто. "Россия не может достигнуть успехов в отношении своего будущего и процветания своих граждан без тяготения к более близким отношениям с Европой. Если она этого не сделает, она превратится в пустое пространство. Демографический кризис крайне серьезен, ваши люди стареют. Рядом идет драматический рост Китая. Но вы не сможете двигаться к Европе, пока думаете о себе как об империи".

Иными словами, РФ могут принять в клуб просвещённых демократий и готовы спасти от агрессивного Китая и даже от демографического кризиса - а в обмен просят всего лишь отказа от каких-либо планов реинтеграции постсоветского пространства. При этом риторика г-на Бжезинского подозрительно напоминает мечты отечественных правых о "Большой Европе" от Атлантики до Владивостока, введении евро и прочих греющих либеральные души вещах.

Между тем, мотивы внезапного прозрения известного "русофила" крайне прозрачны.

Вызов, с которым Запад сталкивается в лице Китая, далеко превосходит всё, что когда-либо мог "сгенерировать" СССР. Если отвлечься от абстрактных цифр ВВП и взглянуть на физические объёмы того, что производит китайская промышленность, то становится очевидно, что мы имеем дело с индустриальным колоссом, к потенциалу которого Союз не приближался даже в свои лучше времена. Сейчас КНР - это почти половина мирового производства стали (СССР на пике - 22%, США и Канада перед кризисом - 9,2%), половина мирового судостроения, первое место по производству автомобилей с двукратным отрывом от следующей за Китаем Японии (СССР - пятое место с отставанием от Франции, пиковые показатели выпуска в девять раз меньше, чем у КНР). Китай за месяц производит больше чугуна, чем США за год. Технологическое отставание стремительно преодолевается - Китай уже занимает прочное второе место по числу научных публикаций и в весьма обозримом будущем обгонит Штаты. При этом КНР - давно не нищая страна с полуголодным населением. Зарплаты горожан уже составляют 70% среднероссийской "получки".

Так выглядит "драматический рост" в реальности. Фактически, впервые за последние триста лет Запад сталкивается с соперником, превосходящим его по промышленному потенциалу. Отсюда - своеобразная эволюция взглядов г-на Бжезинского. Вашингтон намерен собрать в антикитайском окопе все возможные "штыки" - всеми возможными способами.

Стоит ли нам отправляться на антикитайскую передовую? Во-первых, следует понимать, что повторения холодной войны не будет - конфликт между КНР и Западом практически неизбежно перейдёт в горячую фазу. Мировая ресурсная база способна обеспечить всем необходимым "золотой миллиард", но два привилегированных миллиарда она не выдержит.

Во-вторых, противостояние с Китаем в долгосрочной перспективе выглядит как национальное самоубийство. Даже вполне успешная на фоне других отраслей российская металлургия - это лишь 4,5% мирового производства стали (отставание от Китая на порядок), российский автопром отстаёт по масштабам выпуска от китайского в тринадцать раз, и это можно считать своего рода "стандартом". Фактически китайская и российская промышленности просто не сопоставимы - со времён конфликта на острове Даманский, мир изменился весьма радикально.

В-третьих, исходя из объективных факторов, китайской угрозы для РФ не существует и не будет существовать в обозримом будущем - если Москва сама не втянется в противостояние. Военные усилия КНР - это прежде всего авиация и флот. Наземные силы модернизируются - но при этом устойчиво сокращаются с 1985 года. Очевидно, что Китай не готовится к большой войне в Евразии. Формирующаяся "конструкция" его вооружённых сил вполне прямолинейно нацелена на противостояние с США и их союзниками на море и в воздухе, и ограниченные по масштабам наземные конфликты. Эта стратегия для КНР является если не единственно возможной, то единственно адекватной.

Даже приобретение Сибири до Урала и Центральной Азии не решит ресурсные проблемы Китая - так, вся нефтедобыча России впятеро меньше потребления нефти в КНР. Китаю нужен свободный доступ к мировой ресурсной базе - однако между ней и страной стоят американские сателлиты и американский флот. При этом, втянувшись в неизбежно длительную войну за контроль над Евразией, Китай окажется под угрозой удара в спину - смертельно опасного из-за привязки огромной части экономики к тихоокеанскому побережью.

Иными словами, прозападный поворот России означал бы втягивание в самоубийственную борьбу за чужие интересы. При этом пока Запад не готов предложить Москве ничего сколько-нибудь ценного - по сути, от нас требуется геополитическая капитуляция в обмен на возможность занять "почётное" место в "окопе" Вашингтона.

Впрочем, быть может, "окоп" окажется комфортным? В обмен на лояльность и встраивание в Европу Бжезинский обещает не менее чем "процветание и успех".

В действительности комфортабельность окопа сильно преувеличена. Объективная реальность такова, что Запад не только не хочет, но и не может честно "купить" союз с РФ. Золотой миллиард уже не в состоянии оплачивать свой нынешний уровень потребления - и, тем не менее, он склонен спокойно смотреть на потребление чужое. Эпоха планов Маршалла или просто лояльного отношения к чужому экономическому росту закончилась вместе с дешёвыми ресурсами - обвальная деиндустриализация Прибалтики, во многом ставшая результатом сознательных усилий евробюрократии, тому живейший пример.

Между тем, обещаемые Бжезинским "процветание и успех" по итогам евроинтеграции прямо и непосредственно ударят по интересам Брюсселя и уровню жизни европейцев. Кроме всего прочего, превращение России в "нормальную страну" с "западным" уровнем жизни будет означать исчезновение крупнейшего нефтеэкспортёра и появление на экономической карте мира весьма голодного нефтеимпортёра (Канада, климат в населённой части которой примерно соответствует европейской части России, потребляет 2,15 млн. баррелей в сутки при 33 млн. населения, РФ - 2,85 млн.). Долгосрочные экономические интересы ЕС и РФ несовместимы. Вопреки либеральному мифу, встраивание в Европу на условиях Брюсселя будет означать не радости потребления, а надёжную консервацию бедности.

Иными словами, и лично Збигнев, и коллективный Бжезинский внутри страны по сути предлагают ей одно - совершить самоубийство и дорого оплатить его из собственного кармана.

Финт Бжезинского, за которым, как правило, должен следовать нокаутирующий удар, руководители российского государства, вне всякого сомнения, видят с дистанции. Отсюда и основная геополитическая установка, заданная президентом Владимиром Путиным в Послании к Федеральному собранию 12 декабря. "В XXI веке основной вектор развития России - развитие на восток", - заявил глава российского государства. "Нам надо занять достойное место в Азиатско-Тихоокеанском регионе, самом перспективном регионе роста в настоящее время", - подчеркнул президент России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.