Дмитрий Семушин: Норвежцы просто смешны со своей двадцатилетней поморизацией Русского Севера

Москва, 9 декабря 2012, 11:05 — REGNUM  

В Норвегии "поморское" - это

нечто позитивное и безоблачное

(Бьярге Швенке Форс, Barents Observer)

6 декабря 2012 года в Архангельске продолжается судебный процесс над Иваном Мосеевым. Кто такой Иван Мосеев? Вот подборка мнений из СМИ последнего месяца. Иван Мосеев, имеющий высшее образование врача и работавший врачом, известен в Архангельской области как спокойный, уравновешенный и толерантный к любым агрессивным выпадам человек (Мосеев сам о себе); Мосеев - добрый человек и директор ("гражданин журналист" Иван Правдин, Архсвобода); Иван Мосеев - такой честный и порядочный человек, к тому же совершенно лояльный по отношению к власти, всегда сопоставлявший свои действия с нормами права и морали (почетный консул Норвегии в Архангельске Андрей Шалев); Иван Мосеев со своим "Поморским возрождением" всегда был тишайшим человеком (экс-яблочник, правозащитник Иван Самарин); Мосеев - обычный регионалист с евразийскими, кстати, взглядами (директор центра Льва Гумилева Павел Зарифуллин); Шпионаж... Шпионаж... Шпионаж... По делу Дрейфуса объединились государственники, националисты и антисемиты. То же самое произошло и по делу Мосеева. Его многие обвиняют в том, что он еврей... больного человека, который из-за хронических обострений пропускает заседания суда. Возможно, Иван Мосеев за свои достижения в области культуры Архангельской области получит медаль "За заслуги перед Отечеством" III степени (координатор Международного движения по защите прав народов Виталий Трофимов); Иван Мосеев - всемирно известный борец за свободу и независимость от России этнически норвежской Поморской Республики Бьярмия (Кавказ-Центр); Мосеев - врач, гуманист, просветитель, всю свою жизнь посвятивший сохранению вымирающей самобытной культуры поморов (культуролог Леонид Стерх, "Эхо Москвы"); Мосеев - это российский Джордано Бруно, за что на него и напала инквизиция (блогер Алекс Денисов); Сегодня ты спас от забвения старинный поморский фольклор, а завтра с норвежскою помощью Архангельск у Родины спер (писатель-куплетист Дмитрий Быков о Мосееве); Иван Иванович - мужик из провинции с норвежцами книжку сказок издал (профессиональный общественник из Архангельска Андрей Чураков); Иван Мосеев - смирный ученый-этнограф, предводитель двух тысяч уцелевших поморов чистых славян-варягов, не смешавшихся ни с людьми Дикого Поля, ни с ордынцами (оппозиционер Валерия Ильинична Новодворская); Иван Мосеев - пробная, доступная и, самое главное, совершенно беззащитная жертва в эксперименте (29.ru); Мосеев - человек, с интересом и полной отдачей работающий над популяризацией старинной культуры и традиций, носителем которых он сам является (МИД Норвегии); Мосеев - выдающийся деятель в выстраивании связей между Северной Норвегией и Архангельской областью (глава Баренц-секретариата Рюне Рафаэльсен); Мосеев - сказочник и культурный антрополог, который защищал исчезающую культуру народа поморы на морозном Севере России (журналист Роджер Бойс, The Times).

Целый год мы ждали от норвежской стороны ответа на наши публикации по "поморскому вопросу". Норвежцы упорно отмалчивались. Только после того, как Мосеев 21 ноября 2012 года был выведен в Архангельске на суд, на следующий день на своем информационном ресурсе для Баренцева региона Barents Observer норвежцы наконец-то заговорили. В статье Бьярге Швенке Форса "Поморское братство?" они дали некоторые связные разъяснения по делу Мосеева.(1) Знак вопроса, поставленный Форсом в заглавии, весьма характерен для означенной публикации.

Ну, и какое определение личности Мосеева дает нам этот официоз норвежского Баренц-региона? Оказывается, Мосеев - ученый, культурный антрополог, работает директором Поморского института коренных и малочисленных народов Северного (Арктического) федерального университета в Архангельске (Бьярге Швенке Форс). Норвежский Barents Observer в отношении личности Мосеева оказался не оригинален и решил пойти по стопам британской Times. Times, в свою очередь, снабдила, кстати, свою совершенно фантастическую по содержанию статью по делу Мосеева от 13 ноября 2012 года не менее фантастическим фото.(2) На нем в качестве "сказочника" Мосеева представлен некий играющий с "жонками" подвыпивший гуляка из леспромхоза.

Но вернемся с этой "информационной вершины" Запада по делу Мосеева на холодную почву Баренц-региона к публикации в Barents Observer от 23 ноября 2012 года и сразу спросим ее автора Бьярге Швенке Форса: разве Мосеев - ученый и антрополог? Пусть даже последнее слово в точном переводе на русский и означает простое "этнограф". Ну, ладно у Мосеева нет никаких дипломов высшего гуманитарного образования и ученых степеней. Но где же тогда его научные труды? Ведь нельзя же четыре сказки, придуманные, скорее всего, самим Мосеевым, записывать вслед за куплетистом Быковым в "старинный поморский фольклор". А что касается "исследований" "поморского языка" из словаря "Поморьской говори", то ведь сам автор для того, чтобы заранее обезопасить себя от критики со стороны научных кругов филологов, в предисловии этого издания предупреждал: "Его основное отличие в том, что это не академическое издание, и в его составлении участвуют не ученые". Таким образом, автор "Поморьской говори" Иван Мосеев САМ признался на страницах этого "труда", что он - не ученый. Тогда кто же такой Иван Иванович Мосеев?

- Жалкие, ничтожные люди! - сердито в ответ забормотал Паниковский.

- Вот как! - сказал Остап. - А себя вы считаете, очевидно, врачом-общественником? Джентльменом? (Ильф и Петров. "Золотой теленок")

Вот именно, очень точно - "врач-общественник"! Иван Иванович Мосеев - это "врач-общественник" новой российской Смуты. Чтобы понять сущность такого персонажа, надо читать прославленный советский плутовской роман. Вряд ли автору публикации о "Поморском братстве" Бьярге Швенке Форсу ничего не известно о столь распространенном в Европе в последнее время явлении, как этническое мошенничество, получившее даже специальный термин - "этнобизнес". Только в случае с "Поморским братством" этническое мошенничество приобрело какие-то гомерические масштабы и вышло даже на межгосударственный уровень! Как получилось, что экс-министр иностранных дел Норвегии и отец нынешнего премьера Торвальд Столтенберг оказался в одной компании с Шурой Балагановым и Паниковским? И почему об этом сейчас молчат в норвежском Стортинге? В самую пору профессору из Тромсе Ингвиль Брок оставить ее "научные изыскания" "моя-по-твоя" - химерического русско-норвежского языка и срочно садиться за перевод "Золотого теленка" Ильфа и Петрова специально для познавательного чтения королевской четы, кронпринца и норвежского правительства. Мы полагаем, что и Форс по прочтении этой книги вынужден будет признать на страницах Barents Observer, что Иван Мосеев все-таки - это "врач-общественник", и называть его "ученым", а, тем более, "антропологом", чистое недоразумение, за которое соприкоснувшимся с ним норвежским политикам приходится платить своей репутацией. Впрочем, сам Форс многозначительно в финале своей статьи подытоживает: "В трансграничном сотрудничестве терминология и выбор партнеров - вопрос деликатный". Вот именно, "деликатный"! Здесь ценно то, что Barents Observer в своей публикации от 23 ноября 2012 года признал: "Иван Мосеев уже давно занимается (вос-)созданием или, как, вероятно, он бы предпочел сказать, возрождением поморов как этнической группы", т. е. в случае с архангельскими "поморами" мы имеем дело с этноконструированием, а не с действительной этнической общностью, имеющей корни в истории Русского Севера. В самом понятии "Поморское возрождение" заложен логический нонсенс. Как мертвое можно возрождать? Мы можем разочаровать тех, кто сейчас рассуждает о том, что Мосеев защищает интересы древнего народа "поморы", в варианте "этноса" или варианте "субэтноса". На поверку выясняется, что в Архангельске и окрестностях нет пока ни этноса, ни субэтноса. Их еще только "делают". И норвежцы, наконец-то, признались, что они понимают это обстоятельство. Так что же тогда такое "поморская культура", сохранением которой вместе с британской Times столь озабочены норвежцы?

И вот вслед за этим Бьярге Швенке Форс в своей статье признается: "Последние годы можно отметить рост радикального поморского движения". И далее автор Barents Observer утверждает совсем уже скандальное: глава Норвежского Баренц-секретариата Рюне Рафаэльсен и видный региональный политический деятель Финнмарка функционер правящей партии Норвегии Тур Робертсен вступили в российское "радикальное поморское движение". Это "радикальное поморское движение" из России создало свое отделение в Норвегии. "Тур Робертсен был объявлен главой (кормщиком) норвежского отделения", - пишет норвежец Форс в своей статье. Бьярге Швенке Форс задает риторический вопрос: "Почему эти люди решили вступить в радикальное поморское движение?... Оглядываясь назад, мы можем спросить, были ли они объектами манипуляции Мосеева и его движения". Тут впору дело расследовать уже парламентской комиссии по иностранным делам Стортинга, кто, кем, как и сколько "манипулировал", поскольку дело касается бесцеремонного вмешательства норвежских высокопоставленных чиновников во внутренние дела соседнего государства, и, как полагает Форс, "дело Мосеева, все еще может повредить добрым российско-норвежским отношениям на севере".

Далее по ходу изложения статьи становится ясно, что и сам экс-министр иностранных дел Норвегии отец нынешнего премьера Торвальд Столтенберг вступил "в радикальное поморское движение" - Орден "гроссмейстера" Мосеева. Да-да, Мосеев так и именуется в статье Форса - "гроссмейстер". Заметим, что еще до выхода в свет этих "ценных признаний" с Barents Observer российская блогосфера уже придумала фантастическое: в рамках этого самого "радикального" поморского "освободительного" движения в Норвегии действовали лагеря по подготовке партизан, связанные с Аль-Каидой! И кого там тогда готовили в качестве боевиков? Да, разумеется, все тех же Шуру Балаганова с Паниковским. Они в этих лагерях по вечерам золотые гири пилили.

В целом, схема в свете ценных признаний Бьярге Швенке Форса глазами "Золотого теленка" теперь выглядит следующим образом: руководство норвежского Баренц-секретариата в лице его директора Рюне Рафаэльсена, а из правительственных кругов в Осло в лице экс-министра иностранных дел Норвегии Турвальда Столтенберга вступили в организацию "Союз меча и орала" теперь, благодаря The Times, всемирно известного "врача-общественника", чтобы в поморской этноторговле грузить апельсины бочками из Вардё в Архангельск, походя заботясь о "детях - цветах жизни" и помогая от "человека к человеку". Конкретная помощь эта выразилась, в частности, и в том, что Столтенберг для своего "друга" и "гроссмейстера" - т. е. главы Ордена, устроил в Васюках в местном руководимом мадам Грицацуевой Полуношном федеральном университете институт, который и занялся в свете теории этнофутуризма исследованием многовековой деятельности этого самого "Союза меча и орала" Но ведь подобные манипуляции на ниве культуры, в системе российского высшего образования и науки, в действительности, носят отнюдь не "потешный" характер, как пытается сейчас представить все это дело Бьярге Швенке Форс.

Вступивший в "радикальную организацию" Мосеева бывший министр иностранных дел Норвегии Турвальд Столтенберг заявил 16 февраля 2011 года в стенах САФУ на ломаном русском языке: "Я - помор". Бьярге Швенке Форс в своей статье дает такое толкование этого примечательного "исторического эпизода": "Я - помор", вероятно, должно было прозвучать для архангельской аудитории как "Ich bin ein Berliner" в берлинской речи Кеннеди. Столтенберг, несомненно, воспользовался словом "помор" в его норвежском понимании - как мантрой для наведения мостов". Вот к чему приводит американизация европейцев с понижением их культурного уровня - образное сравнение явно хромает. Когда Кеннеди 26 июня 1963 года произносил свою "мантру" - это означало, что он во время Холодной войны выражал солидарность с берлинцами, которых злые русские и немецкие коммунисты разделили Берлинской стеной, т. е. государственной границей. В этом случае по аналогии с нашим "арктическим Кеннеди" - Столтенбергом его фраза должна была бы означать, что он - "норвежский помор", выражает солидарность с разделенным российско-норвежской границей непризнанным и угнетаемым русскими коренным народом "поморы". Впрочем, если без Кеннеди, то высказывание Столтенберга, на самом деле, означало одно - "Я нахожусь среди своих" и "у нас общая нордическая идентичность, имя которой - помор". Ведь даже сама архангельская губернаторша Татьяна Орлова недавно заявила, что у нее дети "поморы". И ректор САФУ Елена Кудряшова публично утверждает: "Мы - поморы!". А 16 февраля 2011 года к ним присоединился со своей "мантрой" и вступивший в российскую "радикальную организацию" Столтенберг. Здесь заметим, что проект "поморы" опрокинут не в прошлое, а направлен в будущее. Именно, с этой точки зрения, норвежцы рассматривают современное население Архангельской области в качестве "поморов". От региональной идентичности они движутся к этнической. Свидетельств этому в материалах Баренц-секретариата множество.

Следующий важный момент. Норвежцы в рассматриваемой публикации на Barents Observer наконец-то признались, что они финансировали деятельность Мосеева в России. Бьярге Швенке Форс, в частности, пишет: "Разумеется, никто не спорит, что Мосеев получал в той или иной форме поддержку из Норвегии". Далее норвежский автор признается и в замаскированном финансировании норвежцами издания "Поморьских скасок" в Архангельске. "Секретариат фактически приобрел большой тираж этой книги, чтобы раздавать ее в качестве подарков школам и библиотекам в России", - пишет в статье "Поморское братство?" норвежский журналист. А вот, что поведал в июне 2012 года по этому поводу наш скромный "врач-общественник" в Архангельске доверчивому корреспонденту столичного "Коммерсанта-Власть" Олесе Герасименко. "Мы сидим, - пишет Герасименко, - в его кабинете в здании Федерального арктического университета, где Мосеев возглавляет Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера. "Поморьски скаски" он называет одним из своих "этнофутуристических проектов". Издательские расходы Ассоциация архангельских поморов разделила с Норвегией пополам, напечатали три тысячи экземпляров, тысячу раздали по региональным библиотекам, а две отправили в королевство. Сборник не сразу дали вывезти: пограничники потребовали справку, что он не является историческим и культурным достоянием государства. За справкой надо было ехать в Петербург, поэтому решили схитрить: в Норвегию на гастроли ехал местный оркестр, и книжки рассовали по сумкам музыкантов".(3) Местный оркестр, о котором идет речь в интервью с Мосеевым, это камерный оркестр в Архангельске. Всего в нем состоит 17 человек. Таким образом, Мосеев утверждает, что каждый музыкант оркестра, "рассовав", как он выражается, по сумкам, вывез по 120 экземпляров "Скасок" в Норвегию. А потом все в "Коммерсанте" читают эту последнюю, мы надеемся, "поморскую сказку" от Мосеева и не замечают ее очевидных несообразностей. "В лучшем случае два года со строгой изоляцией, - подумал Кислярский, начиная дрожать". "И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!" Ангажированный делом "врача-общественника" в Архангельске наш новый Хлестаков - правозащитник Виталий Трофимов бегает сейчас по Петербургу, схватившись за голову, с криками: "ах, Дрейфус!", "ах, шпионаж"! "Мы получим свой Алжир и свои погромы в московских предместьях!"(4) "Десять лет"! - мелькнула у Кислярского мысль". 120 шпионажей, рассованных по сумке одного оркестранта и увезенных в Норвегию вместе с пограничниками и без справок об историческом и культурном достоянии государства, скажем мы по этому поводу. Просто в "Коммерсанте" своей неуклюжей ложью наш "врач-общественник" пытался скрыть нехорошее дело норвежцев: раздачу лживой книжки в глянцевом переплете русским детям в Архангельске!

А как быть тогда, спросим мы Бьярге Швенке Форса, с высказыванием почетного консула Норвегии в Архангельске Андрея Шалева о нашем тишайшем "враче-общественнике": "Иван Мосеев - такой честный и порядочный человек...". Вот же, мы показали сейчас очевидную ложь Мосеева в истории мнимой отправки "Поморьских скасок" в Норвегию (кому они там нужны?). И тот же Бьярге Швенке Форс подтверждает, что приобретенный норвежцами тираж не вывозился в Норвегию. Заметим, что в нашем случае почетный консул Андрей Шалев в Архангельске представляет особу короля Норвегии Харальда V. Но ведь именно Шалев нашел и привел в Баренц-секретариат "врача-общественника" - этнического мошенника Мосеева, именно Шалев целый год неуклюже лгал об отсутствии норвежского финансирования Мосеева, именно Шалев последнее время отметился совсем позорным - созданием в Архангельске фиктивных этнических организаций коренных и малочисленных народов Севера. Подобное поведение норвежского почетного консула Шалева в Архангельске бросает тень на самого короля Норвегии Харальда V - главу Норвежской протестантской церкви, полного генерала и адмирала, главнокомандующего Вооруженных сил Норвегии. Король находится в преклонном возрасте и болен. Мы не хотим обидеть его. Но тогда означает ли вышеописанное поведение почетного консула Шалева, что кронпринц Хокон тайком таскает сахар из сахарницы королевы Сони, а по вечерам плутует за партией в преферанс? А, если это не так, то безусловным знаком понимания норвежцами скандального характера их сотрудничества с поморскими самозванцами должна стать немедленная отставка Андрея Шалева с поста почетного консула королевства Норвегии в Архангельске.

Норвежцы, когда говорят о "поморской дружбе" с Россией, пытаются уверить нас, что они все еще помнят вкус леденцов и пряников, которыми их угощали в Вардё в начале ХХ века настоящие поморы. Ну, что же, мы тогда, в свою очередь, помним горечь того норвежского пойла, именуемого по недоразумению ромом, который норвежцы продавали нашим рыбакам во второй половине ХIХ века на Мурмане. Поэтому нам не нужна ложь в трактовке отношений наших стран и народов в историческом прошлом, тем более, нам не нужны лукавые разговоры о "нынешних добрых российско-норвежских отношениях на севере с Россией". Истинные реалии далеки от этого, и "поморский эпизод" с "врачом- общественником" в Архангельска лишний раз подтверждает это. Более того, нам в Архангельске не нужна спонсируемая норвежцами массированная фальсификация нашей культуры. Сейчас нам нужно одно - честные отношения без громких эпитетов.

Норвежцы утверждают, что эпопея с поморскими самозванцами является итогом, как пишет Бьярге Швенке Форс, "неосведомленности по обе стороны границы", которая "рождает недоразумения и подозрительность". Barents Observer призывает нас: "Изучать особенности мышления друг друга - хороший способ улучшить отношения. Расширять познания - лучшее средство против наивности, подозрительности и лишних недоразумений". Ложный посыл - отметим мы. Что касается нас, мы прекрасно знаем европейцев и норвежцев, в частности, их менталитет. И потом, мы здесь на Русском Севере - вековые соседи с норвежцами. Ну, а разве норвежские информационные центры Баренцева секретариата в России не позволили самим норвежцам достаточно полно и комплексно изучить социально-экономическую ситуацию в России до деталей?

Так что, Бьярге Швенке Форсу не следует лгать. Норвежцы прекрасно понимали, с кем они имели дело, когда затевали свою поморщину в Архангельске. Это для нас Иван Иванович Мосеев - "врач-общественник". Для них, он - "ученый". Но норвежцев подвело одно обстоятельство. В обстановке общественного упадка и Смуты в России они решили, что могут купить всех и каждого, а кого не купить - того запугать. Здесь излишне расчетливые протестанты не учли одного обстоятельства - на Святой Руси всегда найдется мягкий колобок, который окажется тверже стали, наступи они на него. Норвежцы наступили, поскользнулись и растянулись на ровном месте. И теперь они просто смешны со своей двадцатилетней поморизацией Русского Севера посредством баренц-культурной политики в Архангельске.

Список источников:

(1) Bjarge Schwenke Fors. Поморское братство? // http://www.barentsobserver.com/ru/opinion/2012/11/pomorskoe-bratstvo-23-11

(2) Boyes Roger. Mr Moseyev's work recording Pomor culture "aimed to harm Russian security" // http://www.thetimes.co.uk/tto/news/world/europe/article3597972.ece

(3) Герасименко Олеся. Мы на своей земле не хозяева // http://www.kommersant.ru/doc/1947315

(4) За что в Архангельске судят Ивана // http://regnum.ru/news/1591861.html; http://www.severinform.ru/?page=newsfull&date=24-10-2012&newsid=172168

Дмитрий Семушин

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.02.17
Почему бы Москве не помочь созданию оси Израиль — Иран?
NB!
20.02.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 февраля
NB!
20.02.17
Библиотекарей призвали организовать Всероссийский съезд
NB!
20.02.17
Первый за 25 лет регулярный авиарейс Душанбе — Ташкент сорван
NB!
20.02.17
Убойный стриптиз Риты Хейворт
NB!
20.02.17
Киев требует усилить санкции в отношении России
NB!
20.02.17
Турция заинтересовалась ЗРК С-400 «Триумф»
NB!
20.02.17
Киргизия выставила Турции счет за ущерб, нанесенный упавшим «Боингом»
NB!
20.02.17
Рост производства авто в январе: иллюзия обмана
NB!
20.02.17
Нефть Ямала: ожидание налоговых льгот, новой инфраструктуры и высоких цен
NB!
20.02.17
Большие люди: 5 портретов кандидатов на пост президента Киргизии
NB!
20.02.17
Национальное примирение в Сирии: глазами католиков и армян
NB!
20.02.17
Лавров о прослушке посла РФ в США: Они делают это рутинно
NB!
20.02.17
Лавров: Обвинения в причастности РФ к перевороту в Черногории — голословны
NB!
20.02.17
Украина собралась переехать в Польшу и Чехию: обзор «евроинтеграции»
NB!
20.02.17
Посол КНДР: Убитый в аэропорту Куала-Лумпура — не брат Ким Чен Ына
NB!
20.02.17
«Ревальвация февраля 17-го года»
NB!
20.02.17
В центр Киева стягивают тысячи бойцов Нацгвардии
NB!
20.02.17
National Interest: США не должны идти на военное вмешательство в Сирии
NB!
20.02.17
ЦБ КНР влил в экономику страны $24,7 млрд
NB!
20.02.17
Южный Урал: анонимный звонок — изъятый ребенок
NB!
20.02.17
«Обвинения в претензиях Москвы на мировое господство — на уровне бреда»