"Депутат госпитализирован в психиатрическую лечебницу": парламент Санкт-Петербург весь год рождает анекдоты

Москва, 3 декабря 2012, 12:17 — REGNUM  

Обозреватель ИА REGNUM Венера Галеева критически рассмотрела первый год деятельности петербургского парламента, избранного 4 декабря 2011 года.

Законодательное собрание Санкт-Петербурга пятого созыва окончательно превратилось из городского парламента в карликовый Колизей, в репертуаре которого значатся преимущественно "фаллические комедии" и "песни козлов" (то есть трагедии в изначальном смысле слова). За последний год депутаты законодательно закрепили борьбу с серьезными общественными угрозами: с гомосексуалистами, догхантерами и соседями, которые любят по ночам стонать, скрипеть и топать. Таким образом, парламентарии постепенно сформировали для петербуржцев "образ врага", дружное неприятие которого должно сплотить общественность. При этом очевидно, что для "образа врага" берутся элементы беззащитные и экономически бесполезные. (Эмбрионы, чьи гражданские права ущемляются с момента первого сердцебиения, экономически не выгодны решительно никому, но в категорию общественных угроз не попадают, и, вполне возможно, что законопроект про них не приняли именно по этой причине).

Вот если бы бродячие собаки были одной из таких проблем, из-за которых петербуржцы были готовы перекрывать улицы и проводить митинги протеста, то и догхантеров не стали бы вытаскивать за ушко на солнышко, опасаясь социального взрыва. И если бы гомосексуалисты производили не только шум, а нечто, что можно перевозить на многих фурах из региона в регион да еще и извлекать сверхприбыли за счет фальсификата и поддельных акцизных марок, то трогать их было бы крайне не выгодно. И их бы, скорее всего, не тронули... Спросите у любой матери семейства, что вреднее для целостности ее брака и здоровья детей - пропаганда гомосексуализма или водка за сто рублей в магазине за углом? И почему до сих пор не запрещены откровения сторонников идеологии чайлд-фри о том, как хорошо жить для себя, ведь эти самые сторонники бессовестно пропагандируют отказ от деторождения и семейных ценностей?

Журналисты между собой шутят: если вбросить, например, в твиттер сообщение "петербургский депутат госпитализирован в психиатрическую лечебницу с пленарного заседания", коллеги не усомнятся в такой возможности, а процитируют, в лучшем случае уточнив, кто именно был госпитализирован, потому что возможны варианты. Недаром ведь идея законопроекта о принудительном психиатрическом обследовании парламентариев почти месяц витала в коридорах Мариинского дворца, да так и не была материализована.

А еще петербургские парламентарии заставили губернатора Санкт-Петербурга отвечать на депутатский запрос о запрете пропаганды конца света (Георгий Полтавченко совершенно серьезно им пояснил, что с таким вопросом надо обращаться в Роскомнадзор), выявили взаимосвязь между крейсером "Аврора" и крахом российской государственности (это депутатское открытие стоило "Авроре" потенциального места в ряду официальных символов Санкт-Петербурга), а также договорились, что лучшая защита от СПИДа - не бесплатный презерватив, а высокий уровень духовности (после чего было решено не посылать губернатору депутатский запрос о раздаче презервативов через кондоматы).

Чему учит нас работа петербургского парламента пятого созыва? Прежде всего, тому, что любая очевидность, превращенная в законопроект, становится анекдотом городского, федерального, а то и международного масштаба. Никому не придет в голову спорить с тем, что разбрасывать собачью отраву в парке - нехорошо, а рассказывать детям, что быть геем лучше, чем не быть им - не правильно, и что, имея веру, иногда надо ее защищать. Однако подобно тому, как крупные равнинные животные, поселяясь в дремучем лесу, перерождаются в карликовые формы, так и большие и светлые идеи, поселяясь в законопроектах отдельных петербургских депутатов, превращаются в лучшем случае в смешные цитаты для журналистских заголовков.

Возникает вопрос: а почему законопроекты, присылаемые в петербургский парламент из Смольного, не столь искрометны, как депутатские опусы? Возможно, потому, что в результате начавшейся еще при экс-губернаторе Матвиенко поэтапной передачи полномочий от Законодательного собрания администрации Санкт-Петербурга, право решать серьезные вопросы в этом городе осталось за чиновниками.

Справка.

В Законодательном собрании Санкт-Петербурга 5 фракций: 20 депутатов входят во фракцию "Единая Россия", 12 - "Справедливая Россия", 7 - КПРФ, 6 - "Яблоко", 5 - ЛДПР.

P. S. Безусловно, за год работы петербургские парламентарии обсуждали законопроекты, связанные и с бюджетным процессом, и с Социальным кодексом города и с другими действительно актуальными вопросами функционирования огромного мегаполиса, однако несравнимо большее количество сил и эмоций почему-то было отдано именно морально-этическим проблемам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.