Михаил Демурин: Защита граждан России от визового давления извне - прямая обязанность государства

Москва, 1 декабря 2012, 13:00 — REGNUM  

Комментарий директора по программам Института динамического консерватизма Михаила Демурина (в 1997 - 2000 годах М.В.Демурин являлся советником-посланником посольства России в Латвии, а в 2000 - 2005 - заместителем директора Второго европейского департамента МИД России).

В связи с закрытием въезда в Россию директору Института внешней политики Латвии Спрудсу вновь всплыла тема латвийских визово-репрессивных мер в отношении российских историков и общественных деятелей - Дюкова, Симиндея, Колерова, Павловского. Вспомнили и о других схожих сюжетах в отношениях с западными странами. Многим свойственно сводить такие ситуации к простой реализации принципа взаимности: "вы закрыли въезд нашим, мы закроем вашим". Дело тут, однако, далеко не в персоналиях.

Закрытие въезда в Латвию упомянутым мною россиянам является, конечно, следствием личной неприязни к ним известных латвийских деятелей. Гораздо более значимо другое: давление таким способом на их коллег, работающих на прибалтийском, и не только прибалтийском, направлениях российской политики. Задумка здесь сродни той, что реализуется в деле с так называемым "списком Магнитского": на Западе хотят не столько наказать непосредственно тех, кто считается ответственным за его смерть, сколько надавить на других сотрудников российских силовых структур, контролирующих деятельность граждан России, связанных с недружественными нашей стране западными организациями. Нашим "партнерам" важно посеять в этом контингенте российской госслужбы сомнение в способности и готовности государства защитить их законные права, в целесообразности исполнять свои обязанности исходя только из интересов своей страны, а не с оглядкой на Запад (помните, как в русской сказке: "Суди судья, да поглядывай сюда!").

В этом контексте уместно напомнить о закрытии въезда в Латвию в 2004 году автору данного комментария, который в тот момент курировал в МИД России именно прибалтийское направление нашей внешней политики. Тогда в ответ на принятое в Риге решение прозвучало несколько умеренно гневных комментариев российских должностных лиц, и этим дело ограничилось. Результат? В МИДе России увеличилось число тех, кто работает именно с оглядкой на Запад. Причем работает не только по внутренним идеологическим убеждениям, а и в силу примерно такой логики: а ну как мои слишком активные шаги по отстаиванию интересов страны вызовут подобную реакцию; куда мне потом ехать в командировку; нет, лучше уж я поумерю свой пыл. Что, как мы видим, на прибалтийском направлении и произошло. Понятно, что произошло не только по этой причине, была на то и соответствующая установка "сверху", но и по ней тоже, поскольку профессионалам известно, что умную инициативу со среднего уровня трудно пресечь, если она настойчиво отстаивается.

То же самое наблюдается и у коллег, проводящих внешнюю политику России по линии других ведомств. Многим из них, сегодня уже завершившим службу и занимающимся, например, бизнесом, только за бывшую ведомственную принадлежность и честную работу мстят их западные контрагенты закрытием въезда в те или иные страны и соответствующим ограничением деловых возможностей. А молодые сотрудники "поглядывают сюда" и делают вывод: высовываться не надо.

Интересно совпадение аргументов, которые в годы службы в МИД мне приходилось слышать от западных представителей, возмущавшихся даже редкими нашими ответными шагами в отношении тех их "дипломатов", которые в свою бытность сотрудниками тех или иных западных посольств в Москве занимались активным вмешательством во внутренние дела СССР и потом и РФ. "Наши люди, - говорили они, - совсем другое дело: они помогали вам бороться с тоталитаризмом и устанавливать демократию, а ваши нам в этом мешали!". Вот и сегодня госсекретарь МИД Латвии Тейкманис заявляет: "Российские историки заслужили, чтобы мы заблокировали им въезд в нашу страну, а Андрис Спрудс такого отношения не заслужил, российская реакция неприемлема, неадекватна..." Понятно, откуда ноги растут?

Подводя итог: жесткая реакция на любые шаги Запада и его сателлитов, ущемляющие права российских граждан, отстаивающих интересы нашей страны и нашего народа в политической, общественной, идеологической, экономической, научной, других сферах, связанных с безопасностью и благополучием России, - это непременное условие, обеспечивающее спокойную работу соответствующих профессионалов. Их надо поддерживать, а не помогать внешнему давлению, как в случае с Колеровым и Павловским, когда российская полиция накануне закрытия им въезда в Латвию проводила "следственные мероприятия" в офисе информационного агентства, в котором оба они тогда занимали ведущие позиции. Такая защита - не просто обязанность, а важнейший интерес государства, стремящегося к тому, чтобы страна упрочивала свою независимость, крепла и развивалась.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.