Признание права на самооборону курдов облегчило задачу Башара Асада: интервью Хошави Бабакра

Москва, 30 ноября 2012, 11:07 — REGNUM  

С 22 по 25 ноября 2012 г. специальный корреспондент ИА REGNUM Каринэ Геворгян побывала в Эрбиле, столице автономного региона Иракский Курдистан, и побеседовала с Хошави Бабакром.

Справка: Хошави Бабакр родился 8 марта 1962 г., в Барзане, (Ирак) - иракско-курдский политический деятель и дипломат, представитель Демократической партии Курдистана в России. Доктор экономики. Отец - командир личной охраны Мустафы Барзани, отца нынешнего президента Иракского Курдистана Масуда Барзани. После поражения Сентябрьского восстания (1975 г.) семья эмигрировала в Иран. Окончил школу в Кередже (пригород Тегерана) и там же начал политическую деятельность в организации "Союз курдской учащейся молодёжи", в руководящую тройку которого входил наряду с Нечирваном Барзани. По окончании школы - на партийной (Демократическая партия Курдистана) работе. В 1983-1989 г. учится в Киевском Государственном Университете (факультет экономики). Затем возглавляет организацию ДПК в диаспоре в Южной Швеции. С 1999 г. представитель Регионального Правительства Иракского Курдистана в России и странах СНГ. С 2012 года представитель Демократической партии Курдистана в России. Владеет персидским, русским, шведским, английским языками. Женат, (жена - русская), имеет сына. Автор книг: "Курдистан-Россия" (М.,2003), "Очерки истории и теории федерализма" (издана на курдском и арабском языках), "Под знаменем Курдистана. Мустафа Барзани: жизнь и подвиг" (М., 2006, переведена на турецкий язык, - "Mustafa Barzani: yasami ve eylemi", Istanbul, 2010) и ряда публикаций в курдской и российской прессе.

ИА REGNUM: Уважаемый г-н Бабакр, благодарю вас за то, что любезно согласились ответить на наши вопросы и пригласили посетить Эрбиль. Первое впечатление возникло на подлете к городу: море огней - под крылом город-миллионник. Второе - везде ведется интенсивное строительство. Третье - оживленные потоки на улицах, в супермаркетах.

Здесь проживает более полутора миллионов человек. Население Эрбиля и Иракского Курдистана в целом увеличивается, в том числе из-за притока беженцев из Сирии. Возвращаются и эмигранты из стран Запада. Это и люди интеллектуальных профессий, и бизнесмены. В связи с государственной программой образования, например, очень востребованы ученые, преподаватели вузов. Их зарплата достигает эквивалента в четыре тысячи долларов. Здесь немало иностранцев. В регионе аккредитовано уже свыше 30 иностранных дипломатических и торговых представительств, включая Генеральное консульство РФ, работают более четырех тысяч иностранных и смешанных иностранных фирм и компаний. Регион переживает строительный бум, создан благоприятный инвестиционный климат для бизнеса. Строятся новые электростанции, ирригационные сооружения, мосты, дороги, аэропорты международного класса, университеты, институты, жилые дома, школы, больницы, восстанавливаются разрушенные войной инфраструктура, промышленность и сельское хозяйство. На фоне других районов Ирака здесь довольно низка террористическая активность бандформирований, налажены добрососедские отношения с Турцией, Ираном, другими странами региона. Так, недавно здесь побывал вице-премьер правительства Армении Армен Геворгян.

ИА REGNUM: Однако на Ближнем и Среднем Востоке немало горячих точек. Каково Отношение ДПК к текущим событиям в секторе Газа и к политике Израиля в целом.

Позиция такова. ДПК против любого насилия в целом. ДПК за развитие мирного процесса, снятие эмбарго с сектора Газа. Мы обеспокоены происходящим. Считаем, что палестинская сторона должна воздерживаться от насилия и не обстреливать территорию Израиля. Вообще в любом конфликте ответственность несут обе стороны. В секторе Газа погибают не только боевики, но и мирное население. И здесь ответственность лежит на обеих сторонах. Ответ Израиля жесток, но это ответ, а пули и снаряды не разбирают мишени. Как бы то ни было, палестинская сторона должна найти ресурс для внутренней консолидации и поиска компромиссных путей разрешения конфликта с Израилем.

Нас беспокоит и то, что эти события затмевают актуальность поиска решения других, не менее острых проблем нашего макрорегиона.

ИА REGNUM: Каково отношение ДПК к войне в Сирии? Можно ли сказать, что Башар Асад фактически одобрил автономизацию курдов, чтобы утвердить буфер между своей страной и Турцией?

Что ему остается делать?! Нынешнее положение Башара Асада было в определенной степени предсказуемо, поскольку он, заняв пост президента, не перешел к серьезным реформам и не приступил к коренному реформированию баасистского наследия. К нему относится и внутренняя политика по отношению к курдам, которые практически были лишены гражданских прав. Сейчас населенные курдами районы Сирии не контролируются правительственными войсками, там ситуацию стараются держать под контролем отряды самообороны курдов, оказывающие сопротивление повстанцам-исламистам. Так что Асаду не остается иного выхода, как признать их права на самооборону. Это облегчает ему задачу.

26.11.2012 Две основные группы курдов объединили свои силы в противостоянии с сотнями исламистских повстанцев, заявил в пятницу представитель сирийских курдов. Сотни бойцов, лояльных к Курдской партии Демократического Союза (PYD) - который имеет тесные связи с повстанческой Курдской рабочей партией (PKK) в Турции, столкнулись в ожесточенных боях с бойцами "Аль-Нусра" и союзной ей "Гураба аль-Шам" в Рас-аль-Айне.

ИА REGNUM: Традиционно в ХХ веке курдские регионы Ближнего и Среднего Востока считались источником угрозы, а теперь в Ираке и Сирии курдские регионы стали фактором стабилизации?

В борьбе за свои национальные и гражданские права в ХХ веке курды претерпели притеснения и репрессии, подвергались геноциду в Ираке. Все это выработало способность трезво оценивать происходящее и формы самоорганизации. Все это не направлено против других народов, проживающих совместно с курдами. Последние двадцать лет руководство Иракского Курдистана демонстрировало такой подход к национальной политике и так обеспечивало гарантии прав и безопасности, что в регионе постоянно увеличивается численность некурдского населения, в основном христиан-ассирийцев, халдо-католиков, но также и арабов. Есть десятитысячная армянская община (проживают в Эрбиле, Захо, Дахуке). Не менее полумиллиона курдов-езидов (районы Синджара и Дахука, в районе которого находится их главная святыня - Лалеш). Все они представлены в руководстве и парламенте Иракского Курдистана.

ИА REGNUM: Каковы отношения между Демократической партией Курдистана и Курдской рабочей партией Абдуллы Оджалана? Что будет с ним в случае отмены запрета на смертную казнь в Турции?

Курдский народ проживает компактно в приграничных районах нескольких государств, и процессы, идущие в одном из них, так или иначе, отзываются в других курдских регионах. В связи с этим ДПК стремится строить отношения со всеми организациями, представляющими интересы курдов, например с про-курдской Партией мира и демократии (BDP) и другими про-курдскими партиями. Иракский Курдистан развивает отношения с Турцией в стабильном режиме. В настоящее время они затрагивают не только экономику. Контакты на дипломатическом уровне позволяют своевременно реагировать на проблемные вопросы. Я считаю, что это немало способствовало некоторому пересмотру турецкой внутренней политики по отношению к курдам, проживающим в Турции. Я знаю, многих интересует, не оказывает ли руководство Иракского Курдистана и ДПК поддержку вооруженным отрядам PKK. Подчеркну, что за прошедшее двадцатилетие мы успешно демонстрировали, что намерены действовать в рамках правового поля, и призываем к этому курдские организации за рубежом. Кроме того, Оджалан и его партия обвиняются в терроризме. Мы, Демократическая партия Курдистана, их с терроризмом не ассоциируем. Неправомерно на любые формы освободительной борьбы ставить клеймо "террорист".

Что касается конкретно судьбы Оджалана, то, смею предположить, вряд ли турецкие власти в контексте нынешней макрорегиональной ситуации решатся на такой шаг, гарантировав себе тем самым "взрыв" в курдских районах. Мы приветствуем намерение Турции провести переговоры с PKK в поиске решения многолетнего конфликта, о чем заявил 20 ноября турецкий министр юстиции Садуллах Эргин.

ИА REGNUM: Какие ожидания у курдов от России и ее политики?

Россия - тяжеловес на международной арене, постоянный член Совета Безопасности ООН. От ее позиции немало зависит принятие решений по Иракскому Курдистану. В настоящее время наше руководство отстаивает необходимость реализации положения статьи 140-й новой Конституции Ирака. Она предусматривает возвращение насильственно перемещенных лиц в период правления Саддама Хусейна к местам своего прежнего проживания (имеется в виду, арабов и курдов), после чего проведение переписи населения т.н. "спорных районов", в первую очередь, богатого запасами углеводородов Киркука, организацию референдумов населения в этих районах на предмет их волеизъявления о будущей административной принадлежности этих территорий с преимущественно курдским составом населения. Центральные власти всячески затягивают процесс и ничего не предпринимают для исполнения этой статьи конституции. Другими, не менее важными, проблемами в отношениях Эрбиля с Багдадом остаются: принятие нового закона об углеводородах (порядок заключения контрактов на их разведку, добычу и экспорт), а также о статусе и финансировании вооруженных сил Иракского Курдистана ("пешмерга"). В этой сфере Россия может способствовать активизации процесса осуществления 140-й статьи, используя возможности, как двусторонних отношений с Багдадом, так и на международных площадках.

Мы надеемся, что гибкая экономическая политика нашего руководства привлечет в Курдистанский регион российский бизнес и инвестиции. В августе этого года мы заключили крупный контракт с компанией "Газпромнефть", ведем переговоры об открытии прямых авиарейсов между Эрбилем и Москвой. В настоящее время международный аэропорт Эрбиля осуществляет около ста рейсов в неделю.

ИА REGNUM: А каковы перспективы нефтедобычи и экспорта нефти из Иракского Курдистана?

Мы считаем, что в вопросе использования запасов нефти и газа необходим новый федеральный закон, поскольку прежний, предусматривавший то, что прерогатива заключения договоров, соглашений, контрактов на все виды деятельности в этой сфере принадлежит центральным властям, утратил силу и не отражает сложившихся реалий. По нашему региональному законодательству предусматривается заключение контрактов по нефти и газу на территории Курдистанского региона представителями региональных властей, при том что все доходы от экспорта нефти и газа, как и раньше, должны поступать в федеральный бюджет, а потом 17% от расходной части госбюджета - в регион. Это позволит нам привлекать в регион больше инвесторов, развивать ускоренными темпами промышленность и инфраструктуру, создавать новые профессии и рабочие места. Право самим распоряжаться природными ресурсами региона делает нас более защищенными от какой-либо дискриминации со стороны министерства нефти или провокационных действий со стороны федеральных властей. Крупные международные компании заключили договоры с руководством Курдистанского региона, и мы надеемся, что Багдад найдет приемлемый вариант экономических отношений в нефтегазовой сфере. У нас работают не только такие крупные и хорошо известные компании, как американские "Эксон Мобил" и "Шеврон", французская "Тоталь", но и многие другие иностранные фирмы.

ИА REGNUM: Как ДПК строит отношения с Ираном? Насколько вероятна военная операция западной коалиции и Израиля против ИРИ, какова позиция ДПК в случае ее осуществления?

Руководство ДПК и Иракского Курдистана в целом старается развивать отношения со всеми соседями, в том числе с Ираном. Для нас военный исход является нежелательным. Прежде всего, в результате мы неизбежно столкнемся с проблемой беженцев. Наши отряды пешмерга контролируют участок иракско-сирийской границы с целью недопущения проникновения боевиков. За время сирийского кризиса на нашей территории скопилось более тридцати тысяч беженцев, проживающих в палаточных лагерях. Правительством Курдистана принято решение о финансировании этих лагерей, поскольку людям необходима гуманитарная помощь. Однако оно вынуждено было пойти на этот временный шаг, а так - ведь эти средства есть на что направить в самом Курдистане.

Необходимость усиленной охраны границы осложняет и без того непростые отношения между Багдадом и Эрбилем. Конфликт, возникший в июле с Багдадом по вопросу охраны границы с Сирией на севере провинции Найнава, в августе был урегулирован: мы договорились о совместной охране этого участка границы подразделениями пограничников МВД Ирака и отрядами "пешмерга". Власти Региона Курдистан в августе восстановили экспорт нефти центральному правительству после почти четырех месяцев отсутствия поставок, считая этот шаг как "жест, отражающий доброе намерение курдской автономии". Правительство Ирака задолжало Курдистану за поставки нефти примерно 1,5 млрд долларов.

На днях напряжение достигло высокой точки и потребовало дипломатического вмешательства США. Дело в том, что правительство Аль-Малики выдвинуло в район Киркука отряды Dijla, что заставило власти Иракского Курдистана расположить на границе отряды самообороны пешмерга. Президент Масуд Барзани в своем обращении к ним предостерег от опасности провокаций. Мы надеемся на поддержку мирового сообщества и хотели бы избежать напряженности в отношениях с федеральным руководством и впредь.

ИА REGNUM: Вы упомянули о визите вице-премьера правительства Армении Армена Геворгяна в Эрбиль. Каково отношение ДПК к перспективам разблокирования армяно-турецкой границы? Как вы намерены выстраивать отношения с Арменией?

Мы надеемся, что исторические противоречия, порождающие данную ситуацию, уйдут в прошлое, если обе стороны в полной мере осознают трезвую необходимость в налаживании сотрудничества, которое пойдет на пользу не только Турции и Армении, но и другим странам региона. Мы заинтересованы развивать всесторонние отношения с Арменией и высоко оцениваем потенциал взаимодействия с этой страной. На сегодняшний день товарооборот может быть обеспечен посредством иранского транзита. Во время визита господина Геворгяна, мы настаивали на открытии в Эрбиле почетного консульства Армении. На самом деле, такая близкая страна, имеющая с курдами такую длительную историческую связь, должна была одной из первых озаботиться открытием своего консульства в Курдистане.

ИА REGNUM: Какова позиция ДПК по нагорно-карабахской проблеме?

Нам очень хорошо известен синдром угнетенного народа. Мы допускаем, что армяне Нагорного Карабаха оказались вынужденными бороться за свои национальные права. Игнорирование этого фактора не может привести к стабилизации отношений между Азербайджаном и Арменией.

ИА REGNUM: Весной 2009 года от ПСК отделилось политическое движение Горран, возглавляемое бывшим заместителем Джалаля Талабани Нуширваном Мустафой. Оно заявило, что Иракский Курдистан для Барзани является формой семейного бизнеса, а для Талабани - трамплином в федеральную политику. В июле того же года на выборах, в ходе которого ПСК пытался вооруженным путем подавить Горран1, новое движение заняло почти четверть мест в местном парламенте. Как Вы прокомментируете эту информацию?

Я считаю, что при отсутствии реальной, критически настроенной оппозиции, любая, даже самая хорошая власть рискует оказаться в зоне соблазнов и, тем самым, будет подрывать собственные основы. Заявления представителей Горран побудили власти Курдистанского Региона более внимательно отнестись к проблеме коррупции. Если и в дальнейшем их деятельность будет протекать в правовом демократическом поле, то у меня, как члена ДПК, она не вызовет опасений.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail