Я далек от оптимизма в отношении перспектив соотечественников в ближнем зарубежье: интервью

Рига, 26 ноября 2012, 18:19 — REGNUM  

ИА REGNUM беседует с Андреем Вадимовичем Фоминым - руководителем клайпедского отделения Ассоциации учителей русских школ Литвы. А.В. Фомин рассказывает о ситуации с русским образованием в этом государстве и о перспективах сохранения национальной идентичности российских соотечественников.

ИА REGNUM: Как бы вы охарактеризовали события, происходившие в жизни русской общины Литвы за последние годы?

Это будет нелегкий разговор. Если говорить об изменениях, случившихся в жизни русскоязычной общины Литвы, то тут я далек от оптимизма. В первую очередь, вынужден отметить, что нас, конечно, очень сильно подкосили принятые здесь поправки к закону об образовании - согласно которым обучение части предметов в местных школах было переведено на государственный язык. Они оказали очень плохое влияние на психологическое состояние многих родителей наших детей. Не секрет ведь, что русская община в Литве весьма неоднородна. В ее рядах есть, разумеется, высокообразованные люди, прекрасно осознающие всю необходимость сохранения родного менталитета - но имеется и немало обывателей, озабоченных, в первую очередь, материальными и бытовыми интересами, а вопросы самоидентификации отодвигающих на второй план. Это нормально. И именно люди подобного сорта, исходя из принятых поправок, сделали простой вывод. Раз уж литовскому языку уделяется сейчас такое повышенное внимание, коли его внушают настолько интенсивно и настойчиво, если нынче введены единые требования по государственному экзамену по литовскому - то какой смысл вообще отдавать ребенка в русскую школу?! Мы это очень хорошо почувствовали, когда приток детей в такие школы резко сократился. И, напротив, в некоторых городах и районах состав школ с литовским языком обучения почти на 30 процентов пополнился детьми из русскоговорящих семей. Теперь они формируются, как носители, в первую очередь, литовской культуры. У них ведь даже русский язык уже весьма своеобразен - в нем присутствуют фонетические особенности, присущие, скорее, литовскому. Так что, в свете этих перемен, можно говорить об ухудшении положения русской общины в Литве.

ИА REGNUM: А можно было бы обернуть эту медаль другой стороной?

С другой стороны, не бывает худа без добра: оказываемое давление побудило часть местных русских куда крепче держаться своих национальных корней, нежели раньше. Подобный человек осознанно отдает своего ребенка в русскоязычную школу, мотивируя это желанием, чтобы отпрыск рос и воспитывался в лоне родной культуры. Причем, что интересно, в русских начальных школах и в первых классах основных школ увеличился процент детей с литовскими фамилиями, отданных туда их родителями из смешанных семей! Такие семьи тоже декларируют свою русскость, одновременно ничего не имея против литовского языка и государства. Опять же, некоторые из представителей русскоязычной молодежи, отучившись год-два в литовских школах, осознали, что они им не подходят и вернулись в родные учебные заведения. Как правило, все бывшие выпускники русских школ прекрасно интегрированы в литовскую действительность, они без проблем поступают потом в высшие заведения. Некоторые, впрочем, выбирают дальнейшую учебу за границей - в том числе и в российских университетах... Полгода назад я открыто говорил на заседании коллегии Министерства просвещения и науки Литвы: это миф, что молодежь, окончившая русскоязычные школы, плохо знает литовский и испытывает затруднения с адаптацией в общество! Тем не менее, общий вывод не будет оптимистичным: как мне кажется, в жизни русской общины наступил период угасания. Процесс ее пополнения представителями новых поколений идет очень слабо - в то время, как естественный уход представителей старших поколений проходит куда быстрее. Даже те из молодежи, кто декларирует себя русскими людьми, зачастую на деле таковыми по содержанию своего культурного багажа уже не являются. Неудивительно - хорошие русские литература, кино и музыка являются маловостребованными в нашей повседневной жизни, к сожалению...

ИА REGNUM: А как обстоит дело с воскресными образовательными учреждениями на русском языке?

Да, в свое время мы прогнозировали, что с угасанием муниципальных и государственных школ на русском языке функцию воспроизводства русской культуры переймут воскресные школы. В определенном смысле это оправдывается, потому что подобные учреждения нынче действуют во всех регионах Литвы. Туда приходят дети, заинтересованные в том, чтобы получить что-то родное и близкое для себя. Зачастую и родители оказываются в полной мере вовлечены в жизнь воскресных школ. Что же касается учеников, то они успешно усваивают значимые пласты русской истории и культуры - и, в результате, по знаниям в данных сферах десятилетние посетители воскресных школ способны конкурировать даже со студентами литовских вузов! Даже со своими сверстниками из России! Кстати, должен особо отметить, насколько приятно и эффективно работать с ребенком, который приходит учиться не из-под палки... Однако, чересчур обольщаться все же не стоит - количество учеников в русских воскресных школах куда как невелико. К тому же, для создания и подъема каждой новой школы подобного плана необходимы и серьезные усилия, и огромный энтузиазм, профессионализм и ресурсы. На практике оказывается, что сплошь и рядом не хватает ни одного, ни второго, ни третьего, ни четвертого. Зачастую, я сам чувствую свою вину, как "приходящего учителя" - мне постоянно кажется, что я могу делать куда больше. К тому же, пока очень мало людей, готовых работать в воскресных школах. Впрочем, предполагаю, что по мере того, как станет сокращаться количество "основных" русских учебных заведений, эта проблема будет решаться.

ИА REGNUM: Кстати, как вы относитесь к деятельности Всемирного координационного совета российских соотечественников? Можно ли этот и другие подобные органы использовать для защиты интересов русского образования за рубежами России?

Касательно координационного совета, то, безусловно, на нынешнем этапе такой орган нужен. Причем, на мой взгляд, он нужен не сколько для координации, сколько для обеспечения регулярных встреч русским соотечественникам всего мира. В ходе таких встреч они могут делиться друг с другом, чем живет та или иная община, обмениваться опытом, предлагать свои варианты развития ситуации. Так мы можем куда лучше представлять масштабы Русского мира и стоящих перед ним проблем. Главное, чтобы смена, ротация представителей подобного совета не происходила бы слишком быстро - дабы дельные люди имели возможность поработать, что называется, от души, доводя до конца свои замыслы, идеи, проекты. Вообще же, относительно перспектив развития Русского мира, по моему мнению, была допущена существенная ошибка - когда несколько лет назад все мы начали с энтузиазмом работать над развитием этой концепции. Тогда было принято решение - мол, все соотечественники нам одинаково дороги и мы не станем проводить меж ними каких-то разделительных граней. Конечно, с одной стороны это хорошо и правильно, но лишь в определенной плоскости. Все же нельзя ставить на одну доску, например, соотечественников, которые, будучи потомками первой волны эмиграции, живут в Западной Европе, тех, кто потом уезжал из страны в поисках лучшей жизни и тех, кто оказался за рубежом не по своей воле, в результате крушения Советского Союза. Тогда исторические границы России вдруг "отхлынули", и "на мели" оказалось огромнейшее количество русских людей. Не видеть огромнейшей разницы между этими совершенно разными слоями соотечественников, не понимать, что у всех у них совершенно разные проблемы и задачи - значит проявлять вопиющую близорукость. Те зарубежные русские, что проживают в бывших республиках СССР, пока еще сохраняют значительную степень близости к России - зато они и куда более неопытны в диаспоральных делах. Поэтому, иногда позиция официальных российских органов, занимающихся делами соотечественников, вызывает у меня, мягко говоря, непонимание. Вот, допустим, они там умиляются: ах, посмотрите, несколько десятков детишек где-нибудь в Аргентине изучают русский язык! Никто не спорит, это замечательно. Но почему никого не заботит, что в ближнем зарубежье десятки и сотни тысяч русских детей стремительно теряют свою национальную самобытность! Хотя речь идет о представителях молодых поколений, готовых хранить свою идентичность, но они поставлены в такие условия, что не могут изучать родной язык и культуру в достаточной мере. Вот на что надобно обращать внимание в первую очередь!

ИА REGNUM: Как же привлечь достаточное внимание к этому вопросу?

Тут я затрудняюсь ответить однозначно, поскольку основываюсь на собственном печальном опыте. Знаете, я неоднократно поднимал данную проблему - но при всей, казалось бы, очевидности вопроса, далеко не все его понимают. Об этом свидетельствует содержимое официальных порталов и печатных СМИ, полных "дежурными восторгами" по каким-то незначительным поводам, но зачастую игнорирующих наиболее больные вопросы. Расскажу один показательный случай. В 2009 году в ходе Всемирного конгресса соотечественников мне довелось беседовать с тогдашним президентом РФ Медведевым и я предложил ему: "Дмитрий Анатольевич, поскольку нынешний год объявлен Годом учителя, то почему бы не провести в его рамках в России съезд преподавателей заграничных русских школ? Соберем этих подвижников из стран, в первую очередь, ближнего зарубежья и дадим им поделиться своими чаяниями, надеждами и бедами! Проявим к ним уважение, наградим за самоотверженный труд!" Надо сказать, президент заинтересовался данной идеей и дал поручение своему аппарату проработать ее нюансы. Но вскоре выяснилось, что российское Министерство образования и науки не слишком-то желает прилагать усилия по ее воплощению. Оказывается, чиновников задело, что мысль о съезде преподавателей была передана президенту через их головы. В итоге, вместо задуманного большого педагогического форума было проведено небольшое камерное мероприятие, человек на 200-300 - в основном, то были преподаватели русского языка, съехавшиеся из разных стран мира. Увы, это оказалось совершенно не то, о чем мы говорили с президентом и не то, о чем он давал поручение. В общем, не так-то легко пробить бюрократическую стену, дабы донести до влиятельных лиц и учреждений действительные проблемы соотечественников. А время уходит - мы и так немало его уже потеряли. Например, уже давно нужно заниматься практической деятельностью по сохранению и спасению русской школы за рубежом - однако, вместо этого до сих пор, ни шатко ни валко, лишь обсуждается концепция такой деятельности. А тем временем школы угасают и недалек тот час, когда они начнут в массовом порядке прекращать свою деятельность. В итоге, все может свестись к существованию небольшого количества элитарных русских учебных заведений для немногих детей соотечественников, например, при посольствах РФ - но это вовсе не то, к чему мы стремимся. Пока мы барахтаемся, как тот мышонок в крынке - но долго ли такое сможет продлиться?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail