Владимир Коробов: Обновляющаяся Грузия: раскол страны и поиски геополитического баланса

Москва, 26 ноября 2012, 03:03 — REGNUM  

ИА REGNUM публикует доклад директора Центра исследований южно-украинского Причерноморья, заведующего кафедрой философии и социологии Херсонского национального технического университета Владимира Коробова на международной конференции "Стабильность в Причерноморском регионе: внешние и внутрирегиональные угрозы и пути их преодоления" (Симферополь, 15-18 ноября 2012 года)

Внешняя политика обновляющейся Грузии: раскол страны и поиски геополитического баланса

Внешняя политика Грузии является предметом глубокого и вполне обоснованного интереса со стороны Украины и украинского общества. Это объясняется не только чувствами давней, испытанной дружбы между украинским и грузинским народами, не только столетиями жизни украинского и грузинского народов в едином Отечестве - Российской Империи и Советском Союзе, но и общей судьбой наших государств и наших православных народов в Причерноморском регионе. Будущее и Грузии, и Украины во многом определяется геополитической динамикой в этом регионе.

Факторы, определяющие особенности внешней политики Грузии

В этом контексте внешняя политика Грузии, ее международное поведение имеют для Украины и других соседних государств огромное значение. Будет ли внешняя политика Грузии направлена на укрепление безопасности Причерноморского региона, а значит - и Украины, или наоборот - от Грузии будет исходить угроза новых региональных конфликтов, обострения международных отношений в Причерноморье? Этот вопрос имеет для нас, украинцев, не только теоретическое, но и практическое значение. Влияние международного поведения Грузии на стабильность в регионе значительно.

Грузия, по признанию многих экспертов и исследователей, является ключевым государством в Закавказье и в силу своего географического положения, и в силу своей исторической роли в геополитической системе координат: Россия-ЕС-США.

Важнейшим методологическим положением, из которого мы исходим в изучении внешней политики Грузии является рассмотрение этой политики в контексте отношений Грузии с Россией и США, государствами, которые оказали и оказывают значительное влияние на эту политику. Это обусловлено не только влиятельностью США и России на Кавказе, в Причерноморье, но и некоторыми особенностями самой Грузии, ее политической элиты и ее международного поведения.

По мнению З.З.Бахтуридзе, "Исторически сформировавшейся особенностью грузинской политической элиты был поиск верховного покровителя, каким считалась Российская империя, а в дальнейшем - СССР, а в последние годы происходил постоянный поиск такового на Западе. Это связано с особенностями политической психологии, а также с тем, что приход к власти сопровождался стремлением не только достичь высокого статуса, но и воспользоваться им для повышения своего материального благосостояния" [1]. Анализируя внешнюю политику Грузии и перспективы ее изменения, следует учитывать эту характерную особенность грузинской элиты.

Хотя на роль "верховного покровителя" внешней политики Грузии в разные исторические периоды (периоды президентства З.Гамсахурдиа, Э.Шеварднадзе, М.Саакашвили и теперь, - в период прихода к власти премьера Б.Иванишвили) претендовали то Россия, то США, роль каждой из этих стран никогда не исчезала совсем. А в последнее время в грузинской политике проявилась креативная тенденция к поиску геополитического баланса между этими центрами влияния.

Значение России определяется ее исторической, географической, геополитической и экономической ролью в истории и будущем развитии Грузии. Об этой роли написано немало и в Грузии, и за ее пределами. Нам представляется наиболее важным и актуальным вывод известного российского ученого К.С.Гаджиева. Этот автор делает вывод о "невозможности полноценного существования независимого грузинского государства при полном разрыве экономических и политических связей с Россией" [2].

Роль США определяется тем, что эта страна стала спонсором грузинских реформ, грузинской независимости, оказывала и продолжает оказывать мощное влияние на внешнюю политику грузинского государства. Грузия рассматривается как важный партнер США в ее военной политике, как военный плацдарм для расширения своего влияния в Причерноморье, на Ближнем и на Среднем Востоке. Также нельзя недооценивать роль Грузии как важного транзитного партнёра для США в вопросах реализации крупных нефтегазовых проектов. С 90-х гг., когда грузинская элита совершила проамериканский внешнеполитический поворот, и до настоящего времени, внешняя политика Грузии активно координируется с руководством США.

Другим важнейшим фактором развития внешней политики Грузии остается грузино-абхазский и грузино-югоосетинский конфликты, неурегулированность для Грузии территориального вопроса, статуса Абхазии и Южной Осетии, то, что грузинские политики называют реинтеграцией Грузии или установлением контроля над утраченными территориями. Через призму этого важнейшего вопроса здесь рассматриваются отношения с любыми государствами, прежде всего - с Россией и США.

Изменения внешней политики Грузии после парламентских выборов 2012 г. Рефлексия грузинского экспертного сообщества

После сенсационных парламентских выборов в Грузии 2012 года в самой Грузии и за ее рубежами возникла широкая общественная и научная дискуссия на тему возможных изменений внешнеполитического курса Грузии. Показательна в этом смысле дискуссия грузинских экспертов во время "круглого стола" на тему "Результаты выборов в Грузии: какой будет внешняя политика нового правительства?", которая состоялась в Тбилиси, в международном центре РИА-новости 12 октября 2012 г. В дискуссии приняли участие известные грузинские политологи Г.Хуцишвили, Г.Рцхиладзе, А.Русецкий, Г.Васадзе, Т.Шарашенидзе, З. Маршания. Какие выводы можно сделать, проанализировав материалы дискуссии?

Результаты парламентских выборов изменили ситуацию в стране и поставили в повестку дня пересмотр внешней политики Грузии. Перед грузинской внешней политикой стоит серьезная дилемма: как совместить ориентацию Грузии на евроинтеграцию с необходимостью улучшить отношения с Российской Федерацией? (З.Маршания, Г.Хуцишвили, А.Русецкий). Причем, есть определенные различия в подходах, есть спектр мнений - от акцента на евроинтеграцию и вступление в НАТО (Г.Васадзе), до желания наладить приоритетные грузино-российские отношения (Г.Хуцишвили, А.Русецкий, З.Маршания). Никто из политологов не представляет себе однозначный выбор, все ищут варианты совмещения хороших отношений Грузии и с Западом, и с Востоком.

Есть консенсус экспертов по вопросу непризнания Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии, все они говорят о невозможности такого признания в обозримом будущем. Поэтому обсуждение территориального вопроса признается тупиковым вариантом. Предлагается "заморозить" данный вопрос, отложить его на будущее, исключить из повестки будущих российско-грузинских переговоров об улучшении отношений (Г.Хуцишвили, Г.Рцхиладзе, З.Маршания).

Есть также общее мнение о необходимости улучшения отношений Грузии с Российской Федерацией. Подчеркивается, что у грузин "нет иллюзий в отношении России" (Т.Шарашенидзе), что нужен прагматический курс в отношении России, исключающий чрезмерную эмоциональность (З.Маршания), нужно открыть российские рынки для грузинского бизнеса (Т.Шарашенидзе).

В отношении НАТО высказывается мнение, что членство в этом блоке - гарантия демократии в Грузии (Г.Васадзе). Но все-таки превалирует понимание, что в НАТО Грузию в ближайшее время не примут (Т.Шарашенидзе, Г.Рцхиладзе, З.Маршания). Политологи сомневаются, что население Грузии так безоговорочно поддерживает вступление в НАТО, как это принято было считать раньше, при полной власти Саакашвили. Во-первых, надо считаться с абхазами и осетинами, которые против НАТО, во-вторых, люди не всегда ясно представляют, что значит это членство. Когда в социологических опросах грузин спрашивают о согласии отправлять молодежь в "горячие точки" мира в качестве "пушечного мяса" НАТО, или о размещении баз НАТО на грузинской земле, то люди явно с этим не согласны. А ведь именно эти условия - важные обязанности члена НАТО (Г.Рцхиладзе).

В отношении территориального конфликта, высказывается мнение о необходимости разработки и реализации "новой парадигмы миротворчества" (А.Русецкий).

Любопытно, что участники круглого стола ни разу не высказались на тему иностранных влияний на внешнюю политику Грузии, конкретно - на тему определенной зависимости внешней политики от западных кредиторов Грузии - США и ЕС. Вряд ли эта тема неизвестна уважаемым политологам. Но фигура умолчания в отношении этого вопроса может свидетельствовать не просто о его "деликатности", а об отсутствии приемлемых объяснений зависимости внешней политики Грузии от Запада [3].

В послевыборный период в грузинском обществе и в кулуарах обновленной власти стремительно прошли дискуссии о возможных изменениях во внешней политике Грузии. К 25 октября, ко дню, когда парламент объявил вотум доверия новому правительству, дискуссия была окончена. Кандидат на должность министра иностранных дел Майя Панджикидзе уточнила внешнеполитические приоритеты нового правительства. Как она заявила, "внешнеполитические приоритеты неизменны, и Грузия продолжит курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию, стратегическое партнерство с США, примет усилия по углублению отношений с соседними государствами и попытается наладить отношения с Россией" Что касается России, она, по заявлению Майи Панджикидзе, является оккупантом, ею оккупированы 20% грузинских территорий. "Россией оккупированы 20% территорий Грузии, и пока в Цхинвали и Сухуми будут функционировать российские посольства, речи о восстановлении дипломатических отношений с Россией не будет", - подчеркнула кандидат на должность главы МИД Грузии. Как видно из этого заявления, в борьбе "линии Кутаиси" и "линии Тбилиси" во внешней политике, безоговорочно победила "линия Тбилиси". Возможно, таким было условие утверждения нового правительства Грузии [4].

После заявления министра иностранных дел Грузии Майи Панджикидзе последовала волна высказываний грузинских политологов на тему сохранения преемственности внешней политики страны. Так руководитель грузинского Фонда стратегических и международных исследований, политолог Александр Рондели утверждал, что "во внешней политике "Грузинская мечта" не будет значительно отклоняться от курса "Единого национального движения" президента Михаила Саакашвили, но постарается параллельно улучшить отношения с Россией". Восстановление дипломатических отношений между Москвой и Тбилиси невозможно, по мнению этого эксперта, пока "оккупированы Абхазия и Южная Осетия"). В сложившейся ситуации, по его мнению, "наиболее вероятным вариантом является промежуточный формат отношений Москва-Тбилиси - "закулисное", неформальное сотрудничество" [5].

Реакция западных аналитиков на произошедшую трансформацию власти в Грузии и грузинской внешней политики в результате сенсационных парламентских выборов вполне предсказуема. Так, аналитик британского Независимого центра исследований международных отношений Чатем-хаус Джеймс Никси с удивлением отмечает мирный характер отстранения от власти правящей партии: "Удивительно, что президент Михаил Саакашвили принял поражение с разумным изяществом, что может обеспечить, что его наследие не будет уничтожено в клочья". Никси отмечает, что выборы если и не были подлинно демократическими и справедливыми, то, по крайней мере, прошли в условиях жесткой конкуренции. Если Саакашвили обвинил Иванишвили "пророссийской марионеткой" из-за того, что он овладел в России богатством на 4-6 млрд. долл., то Иванишвили обвинил Саакашвили "в финансовом и моральном банкротстве" и в создании "ненужного антагонизма с большим северным соседом". Оценивая внешнеполитические ориентации новой политической силы, Никси отмечает, что "Грузинская мечта" исходит из того, что "хорошие отношения с Европой и Россией не являются взаимоисключающими" [6].

Любопытные оценки даны произошедшим во внешней политике Грузии изменениям известным российским исследователем Закавказья С.Маркедоновым, работающим ныне в США. Маркедонов отмечает, что после победы партии "Грузинская мечта" на выборах 2012 г. в Грузии сложилась парадоксальная ситуация: "Теперь в ней будут две "партии власти" и ни одной оппозиционной. "Грузинская мечта" будет ориентироваться на главу кабинета министров, а "Единое национальное движение" на действующего президента, который, по крайней мере, сегодня не готов уйти со своего поста".

Несмотря на имеющиеся между "националами" и "мечтателями" противоречия, Маркедонов считает, что "на этом направлении неожиданности не столь вероятны". Это объясняется тем, что проблемы с отношениями с Россией начались у Грузии задолго до Саакашвили; точно так же союзничество с Западом - это тоже не заслуга Саакашвили; союзники Иванишвили из Республиканской партии выступают однозначно за евроинтеграцию и вступление в НАТО (Д.Усупашвили, П.Закареишвили); вопросы евроинтеграции не обсуждаются, они выведены за скобки споров двух партий-соперников; и Иванишвили и его министр иностранных дел Панджикидзе уже заявили о преемственности прежнего внешнеполитического курса. Маркедонов делает вывод: "В Грузии сохранится консенсус относительно ключевых внешнеполитических приоритетов. Просто потому, что такова логика независимого государства" [7].

Если попробовать оспорить вывод уважаемого автора, можно сказать - такова логика ЗАВИСИМОГО ОТ США грузинского государства.

Особенности внешнеполитического поведения Грузии: перспективы изменений

Представляет интерес анализ международного поведения Грузии и возможных изменений этого поведения после парламентских выборов 2012 г. Поведенческая парадигма еще недостаточно разработана в применении к анализу международного поведения новых независимых государств на постсоветском пространстве, в том числе - и Грузии. Тем не менее, именно поведенческий подход способен раскрыть некоторые особенности внешней политики Грузии, остающиеся в тени классических исследований.

В современной российской науке "поведенческий подход к исследованию поведения государства в системе международных отношений можно определить как методологически обусловленное последовательное применение психологического (бихевиорального), физического, политического, системного и иных подходов, позволяющих наиболее полно исследовать рассматриваемое поведение государства как элемента системы международных отношений [8].

Рассматривая "внутреннюю механику политического поведения" Е.Б.Шестопал выделяет политические и психологические подходы. К политическим, по ее мнению, относятся - ситуационный, политического обмена и конфликтный. [9].

С точки зрения ситуационного подхода, попытки найти новый геополитический баланс во внешней политике Грузии и перейти к прагматической политике связаны с переоценкой быстро меняющейся внешнеполитической ситуации, в которой находится Грузия. К числу основных особенностей этой ситуации, которые необходимо осмыслить и переоценить относятся следующие: 1) России удалось преодолеть угрозу распада, выстоять в нелегкой борьбе с антигосударственными силами и получить шанс на модернизацию; Российская Федерация укрепилась как мегарегиональное государство, имеющее особые интересы на постсоветском пространстве, в Закавказье, в Грузии; 2) глобальный экономический кризис способен внести коррективы в планы экономической поддержки Грузии со стороны ЕС и США, несет в себе угрозу значительного, а возможно - и резкого ухудшения экономической конъюнктуры для этой страны, и как следствие - снижения качества жизни населения на недопустимый уровень; 3) геополитическая ситуация на Востоке, в непосредственной близости от границ Грузии несет в себе угрозу возникновения крупномасштабного военного конфликта с участием США, НАТО и Ирана, в который в той или иной форме может быть вовлечена и Грузия; 4) общественное мнение Грузии, благоприятно относящееся к перспективе вступления Грузии в НАТО может быть "обогащено" пониманием последствий такого вступления - использованием грузинской молодежи в качестве "пушечного мяса" в "горячих точках"; размещением военных, в том числе - ракетных баз США и НАТО на территории Грузии; значительным ухудшением отношений Грузии с соседними государствами (Россия, Армения, Украина и т.п.); бременем военных расходов и превращением грузинской экономики в милитаризованную экономику; бесповоротной утратой Грузией части своей территории (не только Абхазии и Южной Осетии, но и Аджарии). В этом случае общественное мнение однозначно качнется в другую сторону, общественные настроения изменятся, население перестанет абстрактно одобрять вступление в НАТО, а с высоты понимания реальных последствий такого внешнеполитического поступка, как минимум, воздержится от поддержки этого шага; 5) интерес и заинтересованность центров мировой силы (США и ЕС) в Грузии - величина непостоянная, это хорошо видно в последние годы, переключение внимания этих центров силы с Закавказья и Черноморского региона на Ближний Восток, Средний Восток, Среднюю Азию и Тихоокеанский регион может сильно повлиять на международное поведение Грузии; 6) в ближайшее время возможен перелом в евроазиатской интеграции, когда Украина может принять исторические решения о вступлении в Таможенный союз; 7) вероятно углубление раскола внутри самой Грузии, когда "обе правящие партии" столкнутся в жестком противостоянии и борьбе за власть.

Все упомянутые обстоятельства потребуют изменения международного поведения Грузии. Во-первых, отказа от радикализма внешнеполитического курса, возвращение прагматизма, уравновешенности и взвешенности. Недопустимы провоцирование вооруженного конфликта, "бряцание оружием", воинственная риторика, агрессивное поведение. Во-вторых, даже без восстановления на первых порах дипломатических отношений с Россией, Грузия де-факто могла бы вернуть России статус самого главного стратегического и экономического партнера. В-третьих, отказ от вступления в НАТО и избрание внеблокового статуса. В-четвертых, участие (полное или частичное) в программах евразийской интеграции. В-пятых, изменение парадигмы миротворческого процесса и урегулирования территориального конфликта.

Рассмотрим второй подход в анализе международного поведения. Это перспективы политического обмена. Грузия могла бы модифицировать свое международное поведение с точки зрения получения очевидной выгоды. Отсутствие полноценных отношений с Россией невыгодно Грузии прежде всего экономически. Грузия не только лишается традиционных огромных российских рынков, но и недополучает от России столь необходимые ей инвестиции. Затруднена трудовая миграция, ограничены связи малого и среднего бизнеса. Не решена энергетическая проблема. Россия способна удовлетворить острый дефицит безопасности для Грузии, стать серьезным гарантом безопасности и стабильности во всем Закавказье. Наконец, только Россия может стать посредником в урегулировании территориальной проблемы, помочь дружественным народам найти компромиссную формулу разрешения многолетнего конфликта.

Третий, конфликтный подход указывает на необходимость трансформации способов разрешения конфликтов, истощающих Грузию. Было бы важным публично, открыто и решительно отказаться от вооруженных методов разрешения конфликтов. Необходимо перейти к мирным способам разрешения всех имеющихся конфликтов. Но и мирные способы разрешения конфликта имеют свои особенности и различия. Непродуктивным является как сужение участников переговорного и миротворческого процесса, так и чрезмерное расширение этого круга. Прямой диалог Грузии и Абхазии, Грузии и Южной Осетии не может означать исключение России, как реального гаранта региональной безопасности из этого диалога. Европеизация урегулирования также не может исключать Россию, она означала бы подключение европейских ресурсов, как ценностно-интеллектуальных, так и дипломатических и материальных к поиску модели эффективного мира.

Поиск оптимальной модели международного поведения Грузии ведется сейчас в пространстве, описываемом дескрипторами: иррациональное-прагматичное, ответственное - безответственное, эмоциональное -рациональное, разумное - неразумное, адекватное - неадекватное, миролюбивое - воинственное, солидное - несолидное, плохое - хорошее. Партия "Грузинская мечта" описывает прежнюю внешнюю политику "Единого национального движения" (Саакашвили) как безответственную, эмоциональную, агрессивную и неадекватную.

Новый курс внешней политики остроумный журналист назвал "Грузия на двух стульях". Но так уж радикально настроены новые грузинские политики, стремящиеся изменить сущность внешней политики Грузии? При ближайшем рассмотрении вопроса, становится понятно, что это не так. У обновленного грузинского политического руководства есть отчетливое желание не менять сущность внешней политики, а всего лишь изменить ее формат, сделать ее более приемлемой для России, "подсластить пилюлю" настолько, насколько это возможно, для того, чтобы беспрепятственно достичь своих целей. Об этом, в частности, убедительно говорит новый министр по вопросам реинтеграции Паата Закареишвили. Он понимает, что восстановить былые отношения с Россией после вооруженного конфликта 2008 года невозможно. Но следует прекратить вмешиваться в дела России, как это делал Саакашвили. Агрессивность внешней политики Саакашвили министр объясняет прямым подстрекательством американцев. Он говорит: "Я думаю, на него повлияли американцы - Буш, Маккейн и их команда. Бушу перед выборами надо было показать, каким агрессором может быть Россия. И он использовал для этого Саакашвили, который специально шел на обострение ситуации. Вспомните хотя бы май 2005 года. Тогда в отношениях России и Грузии не было ни облачка. Но Саакашвили оказался единственным человеком, который не полетел в Москву на юбилей Победы. Даже Ющенко приехал, хотя и после уговоров!" [10].

Российское понимание возможностей грузинской внешней политики

Для понимания российскими политиками и экспертами возможностей трансформации грузинской внешней политики характерен осторожный оптимизм. Видный российский политик и государственный деятель Косачев К.И. подчеркивает, что "действовать без оглядки на общественное мнение невозможно ни в Грузии, ни в России", при этом "приходится действовать в довольно узком коридоре возможностей", "единственное пространство для маневра - попытаться вынести тупиковую тему (тему признания Абхазии и Южной Осетии - В.К.) за скобки и налаживать прочие отношения". Такая позиция вполне адекватна ожиданиям грузинской стороны, уже описанным ранее. В качестве конкретного шага К.Косачев предложил грузинской стороне обмен культурно-информационными центрами в столицах и крупных городах, оживление российско-грузинского гуманитарного сотрудничества [11].

Для российского понимания грузинской политики характерно соперничество нескольких центров силы в самой Москве, каждая из которых имеет свои предложения, свое видение ситуации. Сложность формирования российской политики, отсутствие ясной внешней политики в каждый данный момент, определенная непредсказуемость этой политики только усложняют ситуацию и для россиян, и для грузин.

Хотя крах политической карьеры Саакашвили в той или иной форме ожидался, но позиция и поведение оппозиционеров, ставших "второй властью" в Грузии до некоторой степени разочаровывает российских экспертов.

Украинское понимание возможностей грузинской внешней политики

Украина является официальным стратегическим партнером Грузии, что зафиксировано в Концепции национальной безопасности Грузии. "Грузия и Украина сотрудничают в сферах внешней политики и сфере национальной безопасности не только в двухстороннем формате, но и в таких многосторонних форматах как ООН, ОБСЕ, Совет Европы, ОЧЭС и ГУАМ", - говорится в Концепции. При этом отмечается, что для Грузии важно сотрудничество с Украиной в процессе евроатлантической интеграции [12]. Особые отношения с Украиной - серьезное достижение внешней политики Грузии и вряд ли новое руководство страны будет отказываться от этого достижения.

Проект изменений внешней политики Грузии, с которым пришел к власти Б.Иванишвили, во многом сформировался под влиянием других новых независимых государств постсоветского пространства, прежде всего, под влиянием Украины, дружественной по отношении к Грузии.

Команда Иванишвили пытается найти геополитический баланс между влиянием США, ЕС и России на Грузию. Но поисками такого баланса занята уже несколько лет Украина! Именно амбивалентность общественного мнения, на которую ориентируются политические элиты, свойственна и для Украины, и для Грузии.

По данным Украинского центра экономических и политических исследований им. А.Разумкова "Перспективы внешней политики большинство граждан видят прежде всего в углублении отношений с Россией (61,9%) и странами ЕС (61,2%). Характерно, что значительная часть граждан (39%) не воспринимают эти направления как альтернативные, полагая, что Украине следует углублять отношения одновременно на обоих этих направлениях". По мнению аналитиков Центра Разумкова, "общество в целом не воспринимает абсолютизации ни одного из главных векторов внешней политики и улучшения отношений с одним из главных партнеров (ЕС и России) за счет ухудшения отношений с другим" [13].

Аналогичную ситуацию мы видим и в современной Грузии, когда элиты и общественное мнение сориентированы на поиск взаимоприемлемого внешнеполитического курса, сочетающего хорошие отношения на Западе и на Востоке, с Россией, и с Европой, и Америкой. Причем интересы распределяются так: от Европы и США желательно получать гарантии безопасности от присоединения к России, гарантии неприкосновенности капиталов национальной элиты, инвестиции, кредиты и высокие стандарты жизни; от России - дешевые энергоносители, экономическую кооперацию структурно близких экономик, рынки сбыта относительно низкой по качеству и высокой по себестоимости продукции национальных предприятий.

Другим важным обстоятельством, определяющим украинское понимание перспектив грузинской внешней политики, является безопасность Причерноморья. Наличие "замороженных" конфликтов в этом регионе представляет серьезную угрозу безопасности и региона в целом и Украины, в частности. [14]. Грузия - источник международных рисков и потенциальных и реальных (2008 г.) вооруженных конфликтов, и такая реальность во многом определяет украинское видение внешней политики Грузии. Любые попытки Грузии решить проблемы своей внешней политики военным путем несут угрозу безопасности Украины и противоречат национальным интересам Украины. Вот почему Украина, украинское общество с огромным интересом и воодушевлением воспринимает сейчас перемены в Грузии и пересмотр внешней политики этой страны, направленный на поиск геополитического баланса и улучшения отношений Грузии и России.

Американское понимание возможностей грузинской внешней политики

Несмотря на то, что Б.Иванишвили - миллионер, накопивший свои капиталы в России, несмотря на то, что ряд комментаторов поспешили назвать его "российской марионеткой", сам Иванишвили демонстрирует свои проамериканские ориентации. Первый свой зарубежный официальный визит он сделал в Вашингтон. Одним из главных внешнеполитических заявлений стало заявление о неизбежности вступления Грузии в НАТО.

Причиной такого явного "проамериканского крена" таковы: 1) оппозиционная до недавнего времени коалиция состоит из ряда политических групп, большинство из которых настроены проамерикански; 2) логика незавершенной борьбы с Саакашвили требует не дать ему возможности навесить на Иванишвили ярлык "пророссийского" политика; 3) прекращение западной экономической поддержки будет означать экономический коллапс Грузии; 4) США в состоянии инициировать в Грузии переворот в случае непредвиденных обстоятельств.

Тем не менее, Иванишвили частично ориентируется на требование населения Грузии в отношении установления добрососедских отношений с Россией. Оптимальным с точки зрения грузинской элиты было бы установление неких новых правил отношений в треугольнике США-Грузия-Россия. "Было бы в интересах Грузии, если бы США и Россия договорились по Грузии", - объясняет Т.Джапаридзе, советник Б.Иванишвили [15]. Таким образом, Грузия пытается делегировать свои полномочия в переговорах с Россией своему главному спонсору - США. Как воспользуются США этой возможностью? Какие советы дадут новому грузинскому правительству?

США имеют весьма сильные позиции в Грузии. Партия президента страны М.Саакашвили "Национальное движение", такие известные партии как "Христиан-демократы" (Гиорги Таргамадзе), "Европейские демократы Грузии" (Паата Давитая), связанные с властями "Новые правые" (Давид Гамкрелидзе) и оппозиционные политические силы - "Свободные демократы" (Иракли Аласания), "Республиканцы" (Давид Усупашвили) и "Народный форум" (Каха Шартава) находятся в тесных политических отношениях с США. К этому списку практически примкнула победившая на выборах "Грузинская мечта" Иванишвили.

Некоторые наблюдатели высказывают мнение о преимуществах США в новой ситуации, сложившейся в Грузии после парламентских выборов 2012 г. "США имеют резервы и альтернативы в развитии сценариев и активно работают в Грузии в данной ситуации, а Россия имеет весьма относительные контакты и договоренности с нынешним лидером актуальной оппозиции Бидзиной Иванишвили" [16].

Есть мнение, что сам произошедший в Грузии "демократический переворот" подготовлен и осуществлен США и его союзниками. Мотивация такова, что "США и в особенности Европе нужен иной руководитель и другая правящая команда в Грузии, менее амбициозная и менее требовательная, а главное, чтобы между Западом и данной командой не было бы длительной истории обязательств" [16]. Так или иначе, влияние США и их европейских союзников в обновленной Грузии остается очень сильным, если не сказать - решающим.

Попытки выделить главное в грузино-американских отношениях неизменно приводят к американским национальным интересам. Известный эксперт С.Маркедонов говорит об этом так: "Занимаясь активной "демократизацией" Грузии, США все же делают акцент на такой модели демократии, при которой на первом месте будут интересы национальной безопасности Штатов" [17].

Целью США является укрепление проамериканской ориентации внешней политики Грузии. Главное в позиции США - непризнание отторжения Абхазии и Южной Осетии от Грузии. Польский исследователь Т.Сикорски считает эту позицию применением модифицированной доктрины Стимсона 1932 г., "которая предполагала отказ от признания территориальных приобретений, достигнутых силой". Он также сравнивает ситуацию с Абхазией и Южной Осетией с Прибалтикой 1940-1990 гг. США не признали вхождение Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР на целых 50 лет [Сикорски Т. Женевские переговоры по проблеме Грузии // Европа. Журнал польского Института международных дел. - Т. 9. № 4 (33). - 2009. - С. 55-56].

Стержневым вопросом американской политики в отношении Грузии является перспектива включения Грузии в систему ПРО. Конечно, планы такого размещения у Америки скорее всего имеются, в силу военной целесообразности, так как Грузия занимает выгодное географическое, стратегическое положение и в отношении России, и в отношении возможного театра военных действий в Иране. Размещение ПРО в Грузии наиболее вероятно после включения этой страны в состав НАТО. США взяли курс на скорейшее вступление Грузии в этот военный союз. После вступления в НАТО уже ничто не сможет помешать размещению в этой стране полноценных американских военных баз, элементов системы американской ПРО. Эта вероятность рассматривается Россией как угроза ее национальным интересам. Планы размещения в Грузии элементов ПРО США способны вызвать новый опасный военный кризис в Грузии, что ввергнет все Причерноморье в состояние чрезвычайной напряженности с непредсказуемыми последствиями. Этот сценарий может поставить мир на грань полномасштабной войны.

Для политической элиты Грузии, впрочем как и для молодых политических элит других новых независимых государств, характерен политический инфантилизм. Он проявился в 2008 году, когда грузинские патриоты не смогли ничего противопоставить попытке Саакашвили развязать большую войну на Кавказе. Проявляется он и теперь, когда перспектива вступления Грузии в НАТО напрямую сопряжена с размещением американских военных баз и элементов системы ПРО в этой стране.

Российская сторона весьма озабочена такой перспективой. "Для нас это небезразлично - где появится эта система [ПРО], ближе, дальше от наших границ. Для нас небезразлично, появится ли она в Грузии, в конце концов. И что, мы должны будем нацелить наши ударные системы на грузинскую территорию? Вы представляете, какой ужас? А есть ли у нас гарантия, что это не произойдет? Нет", - заявил Путин на встрече с главными редакторами российских СМИ 18 января 2012 г. в Ново-Огарево [18]. Перспектива нового обострения международных отношений в Причерноморье, угрозы безопасности Украины, порождаемые грузинско-американским сотрудничеством не могут не волновать украинских граждан. Украина поддерживает развитие сотрудничества Грузии со всеми странами, в том числе и с США и Россией. Но это сотрудничество должно быть взаимовыгодным, мирным и должно исключать неприемлемые для всех сторон военные решения.

Среди приоритетных сфер сотрудничества США с Грузией военные аспекты выступают на первое место. Выступая в Вашингтоне на конференции "Южный Кавказ: 20 лет независимости" 28 ноября 2011 г., Эрик Рубин, заместитель помощника госсекретаря, отмечал: "Что касается вопроса о партнерстве и хартии, мы считаем, и это самое главное, что роль Грузии в регионе, на мой взгляд, может служить образцом. И я уже говорил об этом с точки зрения борьбы с коррупцией. Думаю, что это верно и с точки зрения участия Грузии в международных усилиях, - сначала в Ираке, а в настоящее время в Афганистане. Я считаю, что с точки зрения действий Грузии по реформированию своих вооруженных сил, реструктуризации своей армии, реструктуризации своих служб безопасности, усилий, направленных на создание по-настоящему постсоветских вооруженных сил и по-настоящему постсоветских спецслужб, страна добилась большого прогресса [19].

Угроза миру в Причерноморье, связанная с планами милитаризации Грузии, размещения здесь в будущем военных баз НАТО, элементов системы ПРО США, может привести к пересмотру Украиной принципов своей политики в данном регионе. Один из видных украинских дипломатов А.Чалый предлагает популярное на Украине решение: "стратегическую поддержку создания совместной ПРО - США, Россией и НАТО" [20]. Отказ со стороны США в создании совместной ПРО может свидетельствовать только об одном - неискренности авторов этого проекта.

Следует также отметить, что кавказский вопрос и отношения с Грузией не являются приоритетными для США. Отношения с Россией для США весьма важны и есть определенные пределы для грузинских радикалов, пытающихся использовать военно-политическое сотрудничество с США в антироссийских целях.

Выводы

• "Демократический" или "электоральный переворот", состоявшийся в Грузии, когда власть в результате парламентских выборов перешла к политической силе, альтернативной президенту М.Саакашвили и его сторонникам означает, что в Грузии произошел политический раскол страны, имеющий далеко идущие последствия, в том числе - для внешней политики страны. В Грузии теперь два центра политики - вокруг президента и премьера, "линия Тбилиси" и "линия Кутаиси", где размещаются президентура и парламент.

• Главной внешнеполитической идеей пришедшей к власти политической силы - партии "Грузинская мечта" и ее союзников - это поиск геополитического баланса в отношениях с США, ЕС и Россией. Они хотят сохранить проамериканский курс, вступить в НАТО и одновременно - наладить отношения с Россией без установления официальных дипломатических отношений.

• Новая внешняя политика Грузии предположительно будет основана на преемственности курса на вступление в НАТО, стратегическое союзничество с США и ЕС. Это будет означать участие грузинских солдат в миротворческих операциях НАТО по всему миру, размещение в перспективе - в Грузии - американских военных баз и элементов системы американской ПРО.

• Такая политика неизбежно приведет к новым вооруженным конфликтам с участием Грузии, или к угрозам возникновения таких конфликтов. Военно-политическое сотрудничество Грузии и США потенциально угрожает безопасности Причерноморья в целом и Украины - в частности.

• В отношении России предполагается установление прагматических отношений, которые помогут привлечь российские капиталы для поддержки грузинской экономики; облегчат миграцию трудовых ресурсов и капиталов в Россию и из России; снимут напряжение с грузино-российских отношениях; позволят полноценно использовать сервисно-транзитный потенциал Грузии (восстановление движения по Абхазской железной дороге). Восстановление дипломатических отношений с Россией до вывода российских войск из Абхазии и Южной Осетии, отмены признания независимости этих государств - не предусмотрено.

• В отношении территориального конфликта предполагается его "замораживание" и вынесение "за скобки" отношений с Россией. Наряду с этим будут предприняты прагматические шаги по улучшению отношений с Россией, среди которых первоочередной шаг - восстановление движения по Абхазской железной дороге.

• Международное поведение Грузии демонстрирует высокий уровень внешней зависимости, когда внешняя политика становится реальным полем соперничества нескольких центров силы.

• Для США кавказское направление не является сегодня главным. Содействие Б.Иванишвили и "демократическому перевороту" в Грузии обусловлено стремлением США найти компромисс в отношениях с Россией и предвосхитить новую революцию в Грузии. США стремятся склонить Россию к уступкам Грузии, обеспечить вступление Грузии в НАТО и размещение элементов ПРО на ее территории.

• Военно-политическое сотрудничество США и Грузии несет в себе угрозы и риски снижения уровня безопасности Украины и Причерноморья. Это связано с поощрением военных способов решения территориальной проблемы Грузии со стороны США.

Литература:

1. Бахтуридзе З. З. Формирование внешней политики и фактор общественного мнения в Грузии: автореф. дис. на соиск. науч. степени канд. полит. наук: спец. 23.00.04. "Политические проблемы международных отношений и глобального развития" / З. З. Бахтуридзе. - СПб., 2004. - 22 с.

2. Гаджиев К. С. Геополитика Кавказа. - М., 2003.

3. Материалы круглого стола "Результаты выборов в Грузии: какой будет внешняя политика нового правительства?". Видеозапись обсуждения. - Тбилисский международный пресс-центр "РИА - Новости". - 12 октября 2012 г. [Электронный ресурс] // Сайт "Новости - Грузия". - 12 октября 2012 г. - Режим доступа к ресурсу: http://www.newsgeorgia.ru/video/20121012/215267899.html

4. Майя Панджикидзе назвала условия восстановления дипотношений Грузии с Россией [Электронный ресурс] // Сайт Информационного агентства REGNUM. - 25 октября 2012 г. - Режим доступа к ресурсу: http://www.regnum.ru/news/polit/1586170.html

5. "Насильно мил не будешь, но постараться можно" - грузинский эксперт об отношениях Москва-Тбилиси [Электронный ресурс] // Информационное агентство Regnum. - 29 октября 2012 р. - Режим доступа к ресурсу: http://www.regnum.ru/news/polit/1587074.html

6. Nixey J. Update: Georgia Post-Election Analysis // CHATHAM HOUSE. Independent thinking on international affairs. - 2 October 2012. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.chathamhouse.org/media/comment/view/186067

7. Маркедонов С. Две "партии власти" - и ни одной оппозиционной // Радио "Свобода". - Программа "Эхо Кавказа". - 30 октября 2012 г. -http://www.ekhokavkaza.com/content/article/24754705.html

8. Кондратов А. Международное поведение государств // Международные процессы. - Том 9, № 2 (26). Май-август 2011. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.intertrends.ru/twenty-sixth/009.htm

9. Шестопал Е. Б. Политическая психология. М., 2010. - С. 290-297.

10. Данилова Д. О. признании Абхазии и Южной Осетии. 7 вопросов Паате Закареишвили, будущему министру Грузии по вопросам реинтеграции // Русский репортер. - 17.10.2012. - № 41 (270). - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.rusrep.ru/article/2012/10/15/zakareishvili/

11. Косачев К. И. Ретрансляция ценностей. Грузия как геополитический магазин на диване // Россия в глобальной политике. - 28 октября 2012 г. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.globalaffairs.ru/number/Retranslyatciya-tcennostei-15724

12. Концепция Национальной безопасности Грузии - приоритеты внешней политики // Новости-Грузия. - 24.12.2011. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.newsgeorgia.ru/politics/20111224/214497331.html

13. Перший рік діяльності нової влади: наміри, дії, результати. Аналітична доповідь Центру Разумкова // Національна безпека і оборона. - 2011. - № 3 (121). - С. 53.

14. Коробов В. К., Маломуж Т. В., Галич Т. А. Региональное лидерство Украины в Большом Причерноморье: перспективы украинского проекта в глобализирующем мире // Всеукраїнська експертна мережа. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.experts.in.ua/baza/analitic/index.php?ELEMENT_ID=10965

15. США заняли выжидательно-наблюдательную позицию к Грузии Иванишвили // Кавказ-Online. - 11.10.2012. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://kavkasia.net/World/article/1350003631.php

16. Сценарии для Грузии // Альтернативная политика. - 11.11.2012. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://alternate-politics.info/content/stsenarii_dlya_gruzii

17. Маркедонов С. Россия-Грузия-США: неравнобедренный треугольник // Kontinent. - 11.11.2012. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.kontinent.org/article_rus_48891118cd159.html

18. Путин, ПРО и Грузия // Новости-Грузия. - 20.01.2012. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://www.newsgeorgia.ru/actual/20120120/214584683.html

19. Выступление Эрика Рубина, заместителя помощника госсекретаря, Бюро по делам Европы и Евразии Конференция Фонда Карнеги за международный мир "Южный Кавказ: 20 лет независимости" // U.S. Department of State. - 28.11.2011. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа к ресурсу: http://translations.state.gov/st/russian/texttrans/2011/12/20111205120435x0.2653249.html#axzz2BvPXs3qm

20. Чалий О. Потенціал української сучасної зовнішньої політики у змозі утвердити Україну як європейську позаблокову постійно нейтральну державу // Національна безпека і оборона. - 2011. - № 3 (121). - С. 59.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.04.17
Эстония в воронке ненависти
NB!
26.04.17
Грузия выбирает мирный путь. Но с великим трудом
NB!
26.04.17
В США вышел новый фильм о русских — со Шварценеггером в главной роли
NB!
26.04.17
«Сотрудничеству в Арктике альтернатив нет»
NB!
26.04.17
Иначе – беда. Новая техника требует новой культуры управления
NB!
26.04.17
Энергоблокада ЛНР: в семью вернутся те, кто не вымрет, как динозавры?
NB!
26.04.17
В Бразилии протестующие индейцы применили против полиции лук и стрелы
NB!
26.04.17
ПМР: «Приднестровские» инициативы Додона — «пыль в глаза и популизм»
NB!
26.04.17
США против КНДР: почему не применяется проверенная «мягкая сила»?
NB!
26.04.17
«Гринпис» на Севере: угрозы санкций и немножко защиты природы
NB!
26.04.17
Куда заводит свобода, или Остепенившийся революционер
NB!
26.04.17
Фабрика законов: как строится новая Государственная дума — 2
NB!
26.04.17
«При цене ниже 100 долларов за баррель интереса к Арктике не будет»
NB!
26.04.17
«Русские хакеры рассказали, что Макрон изменил жене с мужчиной»
NB!
26.04.17
«Транзит газа через Украину могут оставить, чтобы ЕС не мешал «Газпрому»
NB!
26.04.17
ГЛОНАСС: Четыре месяца работы, что дальше?
NB!
26.04.17
Старт продаж «народных облигаций»: Станут ли ОФЗ альтернативой вкладам?
NB!
25.04.17
Курдский тупик: Почему Рабочая партия Курдистана укрепляет власть Эрдогана
NB!
25.04.17
Путин присвоил звание Героя Труда пяти гражданам РФ
NB!
25.04.17
Минтимер Шаймиев — Герой Труда
NB!
25.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 25 апреля
NB!
25.04.17
Депутаты Новосибирска требуют от области вернуть 3,5 млрд рублей от НДФЛ