Лидия Тимофеенко: Безопасность Ормузского пролива актуальности для США не потеряет

Москва, 22 ноября 2012, 10:30 — REGNUM  

Так как планы Белого дома относительно перехода на полное самообеспечение нефтью и газом являются долгосрочными, актуальным остается вопрос безопасности транспортировки углеводородов через Ормузский пролив. Об этом в своей статье для журнала Analityc Казахстанского института стратегических исследований заявила старший научный сотрудник структуры Лидия Тимофеенко, рассуждая об энергетической политике США. ИА REGNUM публикует материал полностью.

Несмотря на сохраняющиеся последствия экономического кризиса, а также нестабильность кредитно-финансовой системы США остаются основными потребителями углеводородных ресурсов в мире. В отсутствие явно выраженных геополитических факторов стоимость такого первичного энергетического ресурса как нефть корректируется в зависимости от состояния американской экономики. Сознавая свою зависимость от экспорта нефтегазового сырья, американское руководство предпринимает шаги для модернизации топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Однако ввиду объективных и субъективных причин результаты проводимых преобразований проявятся лишь в отдаленном будущем. Данное утверждение справедливо в отношении перспектив развития возобновляемых источников энергии, а также добычи нетрадиционного газа из сланцевых пород.

Исходя из вышесказанного, следует определить основные особенности реализации энергетической стратегии США.

Уровень добычи нефтегазового сектора

В настоящее время США сохраняют за собой позицию одного из крупнейших потребителей энергоресурсов в мире, занимая при этом третье место в списке ведущих производителей энергетического сырья. Так, согласно данным Управления энергетической информации (УЭИ) США за 2011 г., суточная потребность в углеводородах в стране составила 18,8 млн. барр. Учитывая, что американские нефтедобывающие компании способны производить лишь 10,3 млн. барр. нефти в день, из которых 2,9 млн. барр. отправляются на экспорт, недостаток углеводородов компенсируется за счет импорта из ближнего и дальнего зарубежья. Таким образом, топливно-энергетический комплекс США удовлетворяет потребность страны в энергоресурсах лишь наполовину. Порядка 45% углеводородов Вашингтон продолжает приобретать у мировых экспортеров нефти.

Стремясь снизить степень зависимости от иностранного импорта, США планомерно увеличивали объемы добычи нефтяного сырья. Прогресс в области технологий по горизонтальному бурению привел к росту производства сланцевых углеводородов, что позволило довести добычу нефти в стране до самого высокого уровня за последние 14 лет. Пик добычи нефти из сланцевых пластов предположительно придется на 2020 г. и составит 6,7 млн. барр. в сутки, что будет соответствовать 18% от всей нефтедобычи в стране. Однако, данные прогнозы представляют собой самый оптимистичный сценарий развития добывающего сектора. На практике эксперты ожидают снижения темпов прироста нефтедобычи, начиная с этого года. В 2011 г. добыча нефти выросла в среднем на 380 тыс. барр. в сутки, однако, согласно прогнозам, в 2012 г. увеличится только на 270 тыс. барр. в день, а в 2013 году - только на 110 тыс. барр. в день.

Малоперспективным также остается поиск новых крупных нефтегазовых структур. Нефтегазоносные регионы страны уже достаточно хорошо изучены, что не позволяет рассчитывать на обнаружение потенциально богатых месторождений. Исключение могут составлять лишь северные регионы Аляски, где еще в 1960-х гг. были открыты крупные залежи углеводородного топлива. Вплоть до сегодняшнего момента данные запасы остаются нетронутыми по большей части из-за опасений нанести непоправимый ущерб уникальной природе штата. Однако, даже если будет принято решение о разработке месторождений "Национального нефтяного резерва" Аляски, это не приведет к кардинальному изменению ситуации, так как запасы района не настолько велики.

Таким образом, при сохранении существующих тенденций, предпринимаемые США действия по наращиванию производства нефти не гарантируют ликвидацию проблемы импортозависимости от иностранных углеводородов.

Диаметрально противоположное положение дел обстоит с газодобывающей отраслью США. Обнаружение гигантских сланцевых месторождений в совокупности с новейшими разработками в обрасти нефтегазодобычи привели к резкому увеличению объемов добычи газового сырья. Данное обстоятельство дало возможность Соединенным Штатам активно оспаривать лидирующие позиции России в мировом производстве природного газа. В 2011 г. США занимали вторую строчку в списке самых крупных производителей газа, что позволило Вашингтону практически перейти на самообеспечение данным ресурсом. На сегодняшний момент 94% потребляемого в стране газа добывается непосредственно в США.

По расчетам Международного энергетического агентства, уже в 2017 г. Соединенные Штаты смогут опередить Россию по добыче газа, выйдя на уровень производства в 769 млрд. куб. м сырья против 757 млрд. куб. м газа, добытых российскими компаниями.

Однако, следует отметить, что на современном этапе даже "сланцевый бум" полностью не устранил потребность страны в импорте природного газа. Более того, дополнительные закупки газа, пусть и в малых количествах - порядка 6%, не удастся устранить даже по мере роста добычи на сланцевых месторождениях. Низкие цены на отечественное газовое сырье существенным образом повысили внутренний спрос на природный газ. Уже сейчас отчетливо прослеживается тенденция на расширение доли данного энергоресурса в энергетическом балансе страны.

Американские эксперты прогнозируют, что в ближайшем будущем природный газ вытеснит уголь с позиций основного источника для производства электрической энергии. Так, с 2007 г. по 2011 г. доля угля в электроэнергетике США снизилась с 49% до 42%. На сегодняшний момент по объемам применения в энергетике природный газ уступает лишь нефти.

Таким образом, США удалось сократить долю нефти в структуре потребления, хотя ее доминирование по-прежнему не вызывает сомнений. В долгосрочной перспективе топливно-энергетический комплекс США может быть переориентирован на использование преимущественно газового сырья. Однако, для осуществления поставленной задачи потребуется выполнение целого ряда условий, главным из которых является сохранение стабильно высокого уровня добычи сланцевого газа.

География поставок и производства энергоресурсов

Почти половина добываемой в стране нефти приходится на район юго-западных штатов, в число которых в первую очередь входят штаты Техас, Луизиана, Оклахома, Нью-Мексико, а также на прилегающей к ним шельфовой полосе Мексиканского залива. Вторым по значимости районом добычи нефти в США остается Тихоокеанское побережье в штате Калифорния. Здесь добывается 14% всей нефти в стране. Сравнительно новым районом нефтедобычи остается Северная Аляска.

Большинство газовых месторождений США территориально совпадают с нефтеносными районами, помимо них, основные запасы сланцевого газа также сосредоточены в штатах Арканзас и Пенсильвания. На сегодняшний момент большая часть добычи товарного газа обеспечивается за счет разработки месторождений Техаса (30%), Вайоминга (10%), Луизианы (10%), Оклахомы (8%) и Нью-Мексико (6%). На шельф Мексиканского залива приходится 10% товарной добычи природного газа в США.

Подобное географическое распределение запасов предполагает наличие в стране разветвленной сети трубопроводного транспорта, который обеспечивает доставку сырья к потребителям гражданского сектора и перерабатывающим предприятиям, сконцентрированных преимущественно в восточной части страны. Нужно отметить, что, даже обладая самыми протяженными нефтепроводными магистралями, США испытывают сложности в обеспечении равномерной загрузки имеющихся перерабатывающих мощностей. Так, например, из-за увеличившейся добычи углеводородов один из главных распределительных центров страны, расположенный в Кашинге, не способен в полном объеме обеспечивать доставку нефти из Монтаны, Северной Дакоты, Колорадо на нефтеперерабатывающие заводы. Одновременно с этим, на побережье Мексиканского залива есть недозагруженные мощности, что актуализирует вопрос о создании дополнительных трубопроводных коммуникаций.

Для разрешения поставленной задачи в июле т.г. правительство Барака Обамы приняло решение одобрить строительство компанией TransCanada ветки нефтепровода "Кейстон" от Кашинга до южных штатов США. Данный маршрут не только позволит транспортировать излишки добываемой в центральных районах США нефти, но и обеспечит доставку канадского сырья на американские НПЗ и порты Мексиканского залива.

По мнению американских экспертов, реализация обозначенного проекта создаст дополнительные конкурентные преимущества канадским компаниям на энергетическом рынке США, и укрепит позиции страны в качестве ведущего поставщика углеводородов. Согласно данным за 2011 г., крупнейшим экспортером нефти и нефтепродуктов в Соединенные Штаты является именно Канада. Доля страны в американском импорте составляет 29%, что в два раза превышает аналогичный показатель второго по величине экспортера углеводородов в США - Саудовскую Аравию (14%). Вместе с этим, Канада практически монополизировала поставки природного газа в Соединенные Штаты. В частности, трубопроводным транспортом осуществляются порядка 88% поставок газового сырья в США, при этом импорт трубопроводного газа из Канады составляет 99%.

Столь тесные торговые отношения государств Северной Америки сложились не только благодаря территориальной близости, но и из-за стремления Вашингтона снизить энергозависимость от поставок из стран-членов ОПЕК. На сегодняшний момент только 22% всей экспортируемой в США нефти приходится на государства Персидского залива, большая же часть экспорта, а именно, 52%, поступает из стран Северной, Южной и Центральной Америки, а также государств и территории Карибского бассейна.

Таким образом, в современных условиях Соединенные Штаты остаются и крупнейшим в мире потребителем энергоресурсов, и весьма значительным их производителем. Уникальность сложившейся ситуации обуславливает формирование у американского руководства особого подхода к обеспечению энергетической безопасности страны. В результате имплементации новой стратегии развития ТЭК, разработанной администрацией Барака Обамы, а также экономической рецессии, вызванной мировым финансовым кризисом 2008 г., в США стал постепенно снижаться уровень потребления и импорта энергоресурсов. Однако данный тренд в большей степени является временным явлением. Существует вероятность, что по мере реабилитации американской экономики энергетика США вернется к старой модели развития, отличительной характеристикой которой был экспоненциальный рост потребления и импорта нефтегазового сырья.

Одновременно с этим следует выделить и сравнительно новые тенденции в развитии внешней энергетической политики США.

Добыча и экспорт сланцевого газа

Согласно ежегодному отчету Управления энергетической информации США за 2012 г., запасы сланцевого газа в США оцениваются примерно в 20-25 трлн. куб. м. При этом уровень его добычи в 2011 г. поднялся до отметки в 150 млрд. куб. м, составив 15% от общего производства газа. К 2035 г. данный показатель планируется повысить до 408 млрд. куб. м, тем самым обеспечив половину общеамериканских объемов добычи газа.

Несмотря на то, что о перспективности разработки сланцевых месторождений стало известно с середины 2000-х гг., крупнейшие американские нефтегазовые компании приобрели активы по добыче сланцевого газа лишь в 2010-2011 гг. Решающую роль в становлении нового сегмента рынка сыграли малые и средние компании, которые в настоящее время столкнулись с вопросом рентабельности производства. Освоение сланцевых месторождений потребовало наличия значительного кредитного капитала, выплата ссудного процента по которому стала для заемщиков проблематичной из-за резкого снижения цены на добываемое сырье.

Насыщение рынка дополнительными объемами природного газа привело к тому, что у американских потребителей появилась возможность покупать данный вид топлива по цене 77 долл. за тыс. куб. м, что в три раза дешевле, чем в государствах ЕС, и в шесть раз дешевле, чем в Японии. Однако, по мнению экс-главы УЭИ США Гай Карузо, допустимый уровень издержек при разработке газоносных сланцев сохраняется при стоимости газа от 130 до 200 долл. за тыс. куб. м.

В данных обстоятельствах газодобывающие компании вынуждены будут пересмотреть свои планы относительно наращивания объемов производства. В частности, ведущие американские ТНК в лице Exxon Mobil, Encana и ConocoPhillips в начале 2012 г. объявили о сокращении добычи природного газа, заявив о намерении переключиться на нефтяные месторождения. По расчетам агентства Sanford C. Bernstein & Co., совокупный объем добычи двадцатки крупнейших производителей газа в США в т.г. может сократиться на 0,04 млрд. куб. м. Однако, не все газовые компании последовали аналогичному примеру. Так, Chesapeake Energy, NiSource и National Grid подняли объемы добычи, особо подчеркнув готовность увеличить производство в случае подорожания газа.

На фоне избыточного предложения потребители все охотнее переходят на газ как на более дешевый вид топлива, что способствует формированию тренда на перепроизводство сырья. Складывающаяся ситуация в ближайшем будущем может привести к эффекту надувания "мыльного пузыря". Перенаправление газовых ресурсов на экспорт в виде СПГ могло бы частично решить проблему, но с учетом возросшего значения сланцевого газа для электроэнергетики вероятность реализации подобного сценария остается невысокой.

Таким образом, в среднесрочной перспективе не стоит ожидать масштабных экспортных поставок американского газа на мировой рынок, хотя государства ЕС, безусловно, воспользовались бы возможностью расширить круг поставщиков энергоносителей. При этом не исключено, что Вашингтону придется обеспечить частичную финансовую поддержку компаниям, разрабатывающим сланцевые залежи, во избежание их банкротства.

Роль "зеленых технологий" в энергобалансе

С момента победы на президентских выборах в США Барак Обама планомерно проводит политику, нацеленную на существенное изменение структуры американского энергетического баланса в рамках стимулирования энергосбережения и более активного использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Так, к примеру, в проекте бюджета на 2012 г. предусматривается выделение 148 млрд. долл. на инвестирование в инновационные отрасли, в число которых входит и разработка альтернативных источников энергии. На развитие и переориентацию этой отрасли выделяются также средства из антикризисного бюджета, который был одобрен Конгрессом США еще в 2009 г. Общий объем инвестиций в альтернативную энергетику должен составить 150 млрд. долл. в течение десяти лет, что позволит повысить долю энергии, получаемой из возобновляемых источников, до 25% к 2025 г.

Среди возобновляемых источников наибольшее распространение в Соединенных Штатах, помимо гидроэнергетики, имеют биотопливо и древесные отходы, применяемые в отопительных целях. На геотермальные источники и солнечную энергию приходятся самые низкие показатели выработки альтернативной энергии - всего 3% и 1% соответственно. При этом самой динамично развивающейся отраслью остается ветроэнергетика, которая за 5 лет смогла увеличить свое процентное содержание с 5% до 11%.

Однако, несмотря на столь значительную государственную поддержку, общий вес ВИЭ в энергобалансе страны не превышает 8%. Динамика развития отрасли свидетельствует о том, что без крупных денежных вливаний со стороны государства альтернативная энергетика выйдет из фазы активного роста. И хотя подобные вложения являются частью программы администрации Барака Обамы по выходу из экономического кризиса, реализуемые энергетические проекты носят преимущественно долгосрочный характер. Предполагаемое оживление на рынке труда за счет строительства объектов энергетической инфраструктуры является лишь частичным ответом на вопрос о понижении беспрецедентно высокого уровня безработицы в США.

Проблема своевременности и рациональности подобной растраты бюджетных средств являлась одним из аргументов в пользу республиканской партии на предстоящих в ноябре т.г. выборах президента страны. В случае победы республиканца Митта Ромни можно было ожидать сворачивания инициатив по переходу к экологически чистой энергии и возврата к более традиционной энергетической стратегии, тем более, что угрозы, связанные с дефицитом углеводородов, пока не носят критического характера.

Однако, сохранение в США курса на внедрение "зеленых технологий" способно повлиять на ценообразование на мировом рынке нефти. В отличие от геополитических факторов, временно влияющих на стоимость углеводородов, к числу которых следует относить нестабильность на Ближнем Востоке, масштабный переход Соединенных Штатов на возобновляемые источники энергии окажет перманентное воздействие на ценовую формулу для всех потребителей нефти.

Трансатлантическое направление энергетической политики

Вне зависимости от положения дел в области развития национальной энергетики США сохраняют глубокую вовлеченность в обеспечение энергетической безопасности Европы. Вплоть до недавнего времени стратегия Вашингтона по энергетической диверсификации ЕС базировалась на стремлении ограничить зависимость европейских государств от российского экспорта посредством создания альтернативных маршрутов доставки природного газа из Каспийско-Центральноазиатского региона. Однако, с момента "сланцевой революции" крупнейшие американские нефтегазодобывающие ТНК проявили свою заинтересованность к разработке месторождений сланца непосредственно в Европе, пытаясь, тем самым, максимально снизить потребность в импорте сырья из РФ. По приблизительным оценкам, запасы сланцевого газа в Европе в шесть раз больше, чем запасы традиционного, при этом наиболее перспективными, с точки зрения добычи, являются территории Польши, Швеции и Австрии. Вместе с этим, добывающие компании США сталкиваются в Европе с рядом проблем, затрудняющих разработку источников сланцевого газа. Европейские месторождения отличаются глубоким залеганием газоносных пластов, что требует иных технологий и больших инвестиции для производства сырья. Обозначенные сложности уже стали причиной отказа от планов добычи сланцевого газа в Польше со стороны ExxonMobil. Исходя из этого, можно предположить, что в ближайшие 3-5 лет промышленная добыча сланцевого газа в странах ЕС не начнется. Тем не менее, американские нефтегазовые концерны продолжат работу на европейском рынке в ожидании технологий, способных довести добычу нетрадиционного газа до коммерчески приемлемого уровня. Несмотря на снижение спроса на российский природный газ, США обеспокоены возможностью расширения сотрудничества стран Европы и России на двухсторонней основе, как это происходит на примере российско-германских взаимоотношений в сфере энергетики. Успешный запуск газопровода "Северный поток", соединивший Выборг с балтийским берегом Германии, продемонстрировал возможности вовлечения РФ в создание энергораспределительной системы Европы. Статус трансъевропейской сети (TEN) позволил учредителям проекта гарантировать себе особый режим эксплуатации и продажи природного газа, а именно, резервирование мощностей под прокачку исключительно российского газа. С учетом того, что "Газпром" добивается присвоения аналогичного статуса "Южному потоку", строительство которого было решено ускорить, перенеся с I квартала 2013 г. на декабрь 2012 г., Вашингтон открыто высказывает свое недовольство относительно активности РФ на европейском направлении.

Так, бывший спецпредставитель госдепартамента США по энергетическим вопросам в Евразии Ричард Морнингстар неоднократно заявлял о нерентабельности российского проекта. В свою очередь энергокомиссар ЕС Гюнтер Эттингер выразил свое нежелание предоставлять "Южному потоку" статус общеевропейского трубопровода. Данное обстоятельство свидетельствует о высоком уровне координации взглядов Вашингтона и Брюсселя относительно перспектив реализации "Южного энергетического коридора" по доставке сырьевых ресурсов из Каспийского региона.

Однако, несмотря на полную дипломатическую поддержку трубопровода "Набукко", американское руководство гораздо раньше своих европейских коллег начали говорить о необходимости превалирования экономической целесообразности над геополитической значимостью проекта. Влияние США, а также неразрешенные проблемы с финансированием подтолкнули участников газопровода к пересмотру первоначального ТЭО, что привело к формированию в марте т.г. "укороченного" варианта "Набукко". Для того, чтобы повысить шансы Евросоюза заручиться согласием Азербайджана направить газовые ресурсы со второй стадии разработки месторождения "Шах-Дениз" по обновленному газопроводу "Набукко", администрация Обамы приняла решение направить Морнингстара в Баку в качестве главы дипломатической миссии США.

Следует ожидать, что деятельность вновь прибывшего посла в Азербайджане будет направлена также и на изменение позиции страны по вопросу Транскаспийского трубопровода. Нежелание азербайджанских властей рассматривать возможность активного участия в строительстве подводного газопровода нивелирует успехи Еврокомиссии в переговорах с Туркменистаном, который выражает заинтересованность в поставках природного газа как на европейский, так и южно-азиатский рынок. Последнее обстоятельство имеет для Вашингтона принципиальное значение, так как руководство страны, также как и американские компании, уделяют особое внимание формированию южного направления поставок центральноазиатских энергоресурсов.

В частности, состоядись выездные презентации, организуемые Туркменистаном и Азиатским банком развития, с целью привлечения крупных инвесторов к строительству газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). По словам помощника госсекретаря США в Южной и Центральной Азии Роберта Блейка, многие американские компании выражают желание участвовать в проекте и ожидают получить от Ашгабада особые преференции. Подключение к проекту американского капитала может оказаться решающим фактором в деле "реанимации" ТАПИ, так как с момента подписания в 2010 г. Ашгабадского межгосударственного соглашения между странами-членами проекта о начале практической реализации трубопровода прогресса в создании международного консорциума не отмечалось.

Вместе с этим, следует подчеркнуть, что даже в случае положительного решения американских ТНК относительно газопровода вопрос обеспечения безопасности части маршрута, которая пройдет через Афганистан, останется открытым. Ввиду вовлеченности США в афганскую операцию Вашингтон может начать добиваться специального консультативного статуса в ТАПИ, что в значительной степени изменит распределение полномочий в рамках проекта.

Таким образом, можно заключить, что на современном этапе энергетика США вступила в фазу нового технологического цикла. Появление революционных технологий и качественное обновление инфраструктуры совпали по времени с глубоким кризисом финансово-ипотечной системы страны, что предопределило затяжной характер их непосредственного внедрения в производство. Исходя из этого, предпринимаемые правительством США меры по модернизации и обновлению отрасли начнут оказывать влияние на ТЭК лишь в долгосрочной перспективе. В то же время такие устоявшиеся параметры как высокий уровень энергоемкости, а также зависимость от импорта углеводородов продолжат определять тенденции развития энергетики и энергетической политики США в обозримом будущем.

При этом стратегической целью государственной энергетической политики США по-прежнему является полное освобождение от зависимости в поставках нефти с Ближнего Востока. Столь амбициозные планы Вашингтон планирует осуществить к 2035 г. До недавнего времени снижение объемов экспорта из стран Персидского залива производилось за счет увеличения закупок углеводородов из Латинской Америки и Западной Африки. В ближайшей перспективе американское руководство намерено увеличить добычу нефтегазового сырья на сланцевых месторождениях, тем самым полностью удовлетворив потребность страны в энергетическом топливе. Однако, для реализации такого благоприятного для США сценария необходимо соблюдение целого ряда условий, к числу которых относятся отсутствие продолжительного влияния геополитических факторов на систему ценообразования нефти, а также дополнительное стимулирование добывающей промышленности страны.

Нужно отметить, что попытка американских ТНК повторить свой успех в разработке сланцевых запасов газа в европейских государствах пока не привела к желаемым результатам. Недостаточная геологическая изученность месторождений, отсутствие четкого законодательного регулирования процессом разработки, высокий уровень экологической угрозы из-за несовершенства технологий добычи, а также повышенные инвестиционные риски проектов в значительной степени затрудняют производство нетрадиционного газового сырья. Тем не менее, высвобождение дополнительных объемов газа для Европы является стратегической задачей для США.

Так как планы Белого дома относительно перехода на полное самообеспечение нефтью и газом являются долгосрочными, актуальным остается вопрос безопасности транспортировки углеводородов через Ормузский пролив. Попытки государств Персидского залива сформировать инфраструктуру позволяющую перенаправлять добываемые ресурсы в обход "проблемного участка" морского пути транспортировки в полной мере отвечают интересам Вашингтона, хотя запущенные трубопроводные артерии способны обеспечить лишь четвертую долю суточной перевалки нефти, проходящей через пролив.

Лидия Тимофеенко, старший научный сотрудник отдела внешнеполитических исследований Казахстанского института стратегических исследований

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.05.17
Вооруженные силы Баку дрейфуют к неуправляемости?
NB!
23.05.17
Почему казахстанские ископаемые действительно полезные
NB!
23.05.17
Либерализм как путь к гибели. Почему так случилось?
NB!
23.05.17
В результате взрывов на стадионе в Манчестере есть погибшие и раненые
NB!
23.05.17
«Свадебный президент»: В Приднестровье удивлены блокадному заявлению Додона
NB!
23.05.17
Суицидальная игра «Синий кит» появилась в Польше
NB!
23.05.17
Названы условия обновления инфраструктуры Украины: «Когда рак свистнет»
NB!
23.05.17
Вечный Си: в Китае готовятся к очередному витку борьбы за власть
NB!
22.05.17
«Венесуэльская оппозиция – толпа без идей и планов, вдохновляемая США»
NB!
22.05.17
El Mundo: «Евросоюз готов к разводу»
NB!
22.05.17
Мэрия Мадрида переименует улицу Павших воинов Голубой дивизии
NB!
22.05.17
Из Крыма — вино, из погоста — зона отдыха: Башкирия за неделю
NB!
22.05.17
Росстат: Реальные доходы граждан России продолжают падать
NB!
22.05.17
Мощи Николая Чудотворца в храме Христа Спасителя — фоторепортаж
NB!
22.05.17
«Русские работяги. А румыны моются в корыте»: скандал в Румынии
NB!
22.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 22 мая
NB!
22.05.17
Оппозиция Севастополя не смогла найти спарринг-партнера Овсянникову
NB!
22.05.17
Громкий прецедент: Новосибирск на грани внешнего финансового управления
NB!
22.05.17
Кремль прокомментировал введение визового режима с Украиной
NB!
22.05.17
Литовцы в Скандинавии превращаются в рабов, как украинцы в Литве
NB!
22.05.17
Латвия готовит крупнейшую закупку военной техники в своей истории
NB!
22.05.17
Денег нет, пора на выход: Нижний Новгород покидает четыре ассоциации МСУ