Эксперт: Таможенный союз - единственная возможность сохранить дееспособность Киргизии и Таджикистана

Москва, 20 Ноября 2012, 09:27 — REGNUM  

Киргизия 19 ноября завершила эпизоотическое зонирование территории страны по ящуру для скорейшего снятия запрета на импорт молока и молочных продуктов в Казахстан. Это значит, что при сохранении динамики у Казахстана не останется сформулированных в рамках нормативных документов Таможенного союза (ТС) претензий к соседнему государству, а сама Киргизия сделает еще один шаг в направлении вступления в организацию по таможенной интеграции. Между тем, в экспертной среде до сих пор нет единого мнений относительно вступления Киргизии и следом Таджикистана в ТС. Большинство исследователей сходятся во мнении, что задействовать эти государства в таможенной интеграции попросту опасно. Эксперт Института политических решений Казахстана Василий Мисник - представляет сторону специалистов, которые выступают за интеграцию с государствами Средней Азии. Он считает, что только ТС способен помочь сохранить государственность в Киргизии.

ИА REGNUM: Каковы перспективы вступления Таджикистана и Киргизии в Таможенный союз? Есть ли к этому экономические предпосылки? Да и вообще, как может выглядеть интеграционная схема для этих государств?

Перспективы вступления Таджикистана и Киргизии в Таможенный союз зависят от способности руководства этих стран не просто сохранить стабильность и управляемость государственных аппаратов, но и продолжить их "европеизацию".

Экономические предпосылки для их присоединения не слишком изменились за последние двадцать лет. Так как Советский Союз представлял собой единый хозяйственно-экономический комплекс, включавший в себя Среднюю Азию в течение ста с лишним лет, который был одномоментно разделён по политическим границам, то удивление должна вызывать не хозяйственная комплиментарность стран постсоветского пространства, а неприятие этого факта. Конечно, конкретные связи за двадцать лет оказались разрушены (обычно вместе с субъектами хозяйственной деятельности), но новые потоки людей, товаров и капитала, образно выражаясь, прокладывали себе путь по старым руслам. Для серьёзного изменения экономического рельефа региона 20 лет - слишком малый срок, не говоря уже о том, что кроме человеческих, его сохранению способствуют и природные факторы, вовсе не склонные к переменам.

ИА REGNUM: Существует ли альтернатива Таможенному союзу? Не только для Киргизии и Таджикистана, но и скажем, для того же Казахстана, Узбекистана, Туркмении?

Роль Таможенного союза сводится к надлежащему бюрократическому оформлению (в чём по преимуществу и заключается пресловутая "европеизация") реально существующих - и существовавших все 20 лет - связей между постсоветскими странами. При этом, разумеется, признаётся положительная роль этих связей и из этого возникает цель эти связи поощрять. Противоположная позиция тоже возможна. Она исходит из того, что полученная независимость должна быть спроецирована из политической также и в экономическую (и все прочие) сферы, и что хозяйственная автаркия важней, чем выгоды разделения труда и прочая экономическая теория. В таком случае предпринимаются политические усилия по искусственному ограничению свободы перемещения людей, товаров и капитала, как для своих граждан (например, Туркменистан или Узбекистан), так и для соседей (например, между Арменией и Азербайджаном), которые со временем приносят свои плоды. Туркменистан уже является нейтральным и практически полностью закрытым государством, Узбекистан, который взял курс на подавление "низовой" внешнеэкономической деятельности позже - с начала 2000-х годов, пока не достиг подобной степени изоляции. Хотелось бы также заметить, что политический нейтралитет в современных условиях "дуги нестабильности" от Боснии до Синьцзяна обычно сводится к формуле, предложенной некогда Львом Троцким: "ни мира, ни войны, а армию распустить". Примерно теми же словами можно описать и попытки сохранить существующую ситуацию на южной границе Казахстана без того, чтобы этой ситуацией управлять. Таможенный союз, предлагая инструменты для государственной формализации трансграничных отношений, тем самым предлагает инструменты для воздействия на стихийно сложившиеся после распада СССР межстрановые потоки, а через них - и на внутреннюю ситуацию в соседних странах. Альтернативой этому курсу, как уже было сказано, является изоляционизм.

ИА REGNUM: Мне непонятно, изоляционизм реально возможен в Средней Азии?

На примере Узбекистана хорошо видна несоразмерность имеющихся в распоряжении государства средств задаче пресечения трансграничных отношений: возникает колоссальный чёрный рынок контрабанды товаров, людей и валюты, разлагающий государственный механизм, якобы призванный его контролировать. Другой пример, из другого полушария - это тщетные усилия богатейшей страны мира, США, сдержать поток мексиканской иммиграции (в условиях визового режима, кстати).

ИА REGNUM: То есть, интеграция неизбежна? Но не является ли она опасной для Казахстана - как ближайшего к Киргизии государства?

Для Казахстана основной предпосылкой вступления в Таможенный союз Киргизии является наличие границы с этим государством в 25 километрах от крупнейшего экономического центра страны, Алма-Аты. Вполне возможно, что Таможенный союз - не идеальный инструмент для этого, но зато уже имеющийся в наличии. Попытка же управлять ситуацией, издавая строгие указы, повелевающие соседям даже не сметь смотреть в сторону Казахстана, как раз и является страусиной политикой, поскольку ведёт только к росту неуправляемого хаоса и коррупции, т.е. буквально "порче" государственного аппарата самого Казахстана - при одновременном лишении его возможностей для понимания реальной ситуации.

ИА REGNUM: То есть, на ситуацию надо смотреть под иным углом зрения? Получается, что Таможенный союз может стать фактором стабильности в Киргизии и Таджикистане? Я правильно понял?

Тут вот что важно: отдавая себе отчёт в необходимости скорейшего наведения порядка на постсоветских границах к югу от Казахстана, надо также выбирать адекватные пути достижения этой цели. Ни у кого не вызывает сомнения неготовность экономики и государственного аппарата как Киргизии, так и Таджикистана соответствовать тем стандартам и техническим нормам, которые предполагают регламенты Таможенного союза. Тем не менее, именно Казахстан из всех членов ТС наиболее заинтересован в том, чтобы у его южных соседей имелись дееспособные и подотчётные государства, и нормативы ТС хороши как ориентир уже тем, что они есть в готовом виде (и приемлемы для Казахстана). К сожалению, нынешняя экономическая и политическая ситуация у южных соседей не внушает особых надежд на скорое и беспроблемное достижение ими соответствия требованиям ТС, тем более - к какой-либо ближайшей дате. В таких обстоятельствах в интересах Казахстана иметь достаточно подробную "дорожную карту" движения Киргизии и Таджикистана в сторону интеграции и большей цивилизованности экономических отношений, быть готовым как оказывать им в этом помощь, так и надлежащим образом контролировать результаты этой помощи. Безусловно, не в силах Казахстана предписывать соседям скорость движения по этой карте, но наличие чётко обозначенных и принятых всеми сторонами условий и этапов значительно облегчит как понимание перспектив взаимоотношений, так и текущую трансграничную ситуацию.

Не лишним будет также учитывать, что локомотивом объединительных процессов на постсоветском пространстве в данный момент является Россия, и она должна быть готовой нести свою долю расходов и ответственности - при том, что технический контроль за ситуацией на границе с потенциальными членами будет у Казахстана просто в силу его географического положения. Важно ещё раз подчеркнуть, что вхождение Киргизии и в дальнейшем Таджикистана в Таможенный союз имеет своей целью введение в формальные рамки закона и учёта уже существующих (и никогда не прерывавшихся) отношений с этими странами, гарантии того, что к югу от Казахстана будут оставаться стабильные и выгодные для него соседи. Возможности расширения сотрудничества, реализации новых проектов, конечно, тоже не стоит сбрасывать со счетов, но это - уже следующий этап, невозможный без успешной реализации предыдущего.

ИА REGNUM: Но ведь вступление Киргизии и Таджикистана в Таможенный союз - это еще и риски?

Риски для Казахстана возникают не из того, что отношения с соседями будут регламентированы (и Казахстан получит механизмы контроля за соблюдением регламентов), а из того, что пущенная на самотёк реальная ситуация будет всё больше и больше отличаться от прописанной на бумаге. Надеяться же на то, что трансграничная ситуация сама собой придёт в соответствие с очередным запретом, и тем более на то, что Казахстан сумеет оборудовать свою южную границу, например, по образцу границы между ГДР и ФРГ времён холодной войны - чистая утопия (хотя бы потому, что для неподкупной охраны такой границы пришлось бы приглашать тех же немцев). Хорошей иллюстрацией к существующей реальности является эпизоотическая ситуация в Казахстане и Киргизии. Физически остановить трансграничный перегон скота (да и индивидуальную торговлю мясом), особенно в горной местности, Казахстан в обозримом будущем и за разумные деньги не сумеет. Гораздо более адекватным представляется прямое участие Казахстана в наведении порядка в ветеринарном контроле соседнего государства (подготовка кадров, обеспечение оборудованием, содействие паспортизации животных, ужесточение ответственности) - тем более, что точно такие же меры остро необходимы и в самом Казахстане, как показали недавние вспышки сибирской язвы в Алма-Атинской области и бруцеллёза в Акмолинской.

Вступление в ТС Киргизии и Таджикистана осуществимо потому, что отсутствие политических препятствий даёт возможность решать необходимые для членства экономические и юридические вопросы. Присутствие данных стран в ТС (при соблюдении ими всех требований) не слишком усилит эту организацию в целом, оно желательно скорее во избежание неприятностей (особенно для Казахстана).

ИА REGNUM: Возможно ли вхождение в Таможенный союз Узбекистана? Какой экономический эффект будет от этого интеграционного проекта? Если полностью опустить политическую составляющую режима в Ташкенте - как вы оцениваете экономический потенциал республики?

На постсоветском пространстве существуют две крупные экономики, которые не стремятся к членству в ТС по политическим соображениям, это - Украина и Узбекистан (также заслуживала бы отдельного политического анализа крайне сложная ситуация в Закавказье). И если Украина достаточно далека от Казахстана и, если можно так выразиться, "опосредована" Россией, то Узбекистан - его ближайший сосед и географически центральное в Средней Азии государство. К сожалению, руководство Узбекистана не предлагает каких-либо политических идей, которые были бы привлекательны для соседей, и тем более не находит привлекательными идеи, предлагаемые извне. Если абстрагироваться от политической составляющей, то экономика Узбекистана сильно напоминает СССР - с поправкой на масштаб, как минимум в десять раз меньший. При этом экономика СССР отнюдь не была неэффективной сама по себе, и не случайно позднесоветское социальное благосостояние является негласным идеалом во всех постсоветских странах. Советский Союз потерпел поражение в холодной войне, а в отсутствие внешнего давления его экономика вполне могла бы развиваться ещё долго, в том числе - подвергаясь преобразованиям, например, по китайскому типу. Примерно то же можно сказать и об экономике Узбекистана - она достаточно диверсифицирована, модернизирована, управляема и замкнута на себя. При этом налицо увлечение "большими проектами", слабая обратная связь и затруднённость чисто экономической оценки эффективности затрат, разрыв между крупным и мелким бизнесом (последний слаб и бесправен). И запас прочности у этой экономики как минимум на порядок меньше, чем у советской. Впрочем, и внешнее давление на неё незначительно: политические претензии к Узбекистану, выдвинутые было после событий в Андижане в 2005 году, поспешили снять в силу необходимости вывода иностранных войск из Афганистана и отвлечения внимания "арабской весной". Формально интеграция экономики Узбекистана в Таможенный союз возможна, потому что, как уже было отмечено, связи, существовавшие со времён СССР, ещё не слишком нарушены, а госаппарат достаточно дееспособен. Но в политической повестке дня этот вопрос ещё менее актуален, чем даже повторение в Узбекистане египетского сценария.

ИА REGNUM: То есть, получается: Киргизия и Таджикистан - это единственное, что остается и необходимо их принять, чтобы избежать дестабилизации?

Да, планируемое расширение Таможенного союза за счёт Киргизии и Таджикистана - во многом вынужденная мера, обусловленная не столько поиском прямой экономической выгоды, сколько снижением рисков и наличием политических возможностей. В какой-то мере аналогичным образом шёл процесс и в европейской части ТС: наиболее экономически выгодная интеграция между Россией и Украиной осложнена политическими дрязгами, поэтому в приоритете оказалось создание общего экономического пространства с Белоруссией.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
05.12.16
«Россию провоцировать не надо»
NB!
05.12.16
Владимир Путин: После завершения карьеры хотел бы путешествовать
NB!
05.12.16
Мазь-невидимка скроет российских солдат от тепловизоров противника
NB!
05.12.16
В Калуге написали «Самое короткое открытое письмо Президенту Путину»
NB!
05.12.16
Путин панирует проверять на алкоголь членов администрации и правительства
NB!
05.12.16
Вместо памятника истории — парковка для суда, мэр Уфы сказал «не нагнетать»
NB!
05.12.16
Радио REGNUM: выпуск за 5 декабря
NB!
05.12.16
«Сексуальное насилие — часть брутальной карибской субкультуры»
NB!
05.12.16
Человечество страдает от чистоты?
NB!
05.12.16
Рейтинг влияния глав субъектов Российской Федерации в ноябре 2016 г
NB!
05.12.16
Ударный беспилотник-самоубийца разработан в Польше
NB!
05.12.16
Кризис четверти века: Казахстан за неделю
NB!
05.12.16
Выборы в Эквадоре: генерал и друг индейцев Пако Монкайо вырвался вперед
NB!
05.12.16
Times: «ЕС хочет купить мир в Сирии»
NB!
05.12.16
Аргентина: «Солидарность и борьба или голод и репрессии»
NB!
05.12.16
Ночь над Европейским союзом: Рим, Вена, далее...
NB!
05.12.16
Отставки Андрея Турчака больше ждут в центральных СМИ, чем в Пскове
NB!
05.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк I
NB!
05.12.16
Необандеровцы Украины и неонацисты «Советской Белоруссии»: близнецы-братья
NB!
05.12.16
«Смоленская трагедия» с правительством Польши чуть не повторилась в Лондоне
NB!
05.12.16
«Алтайскому краю нужна не кадровая рокировка, а системная помощь из Центра»
NB!
05.12.16
Снег в Крыму: дорожные заторы и снежные лавины