В процессе карабахского урегулирования дипломатия стала заложницей пиара - Сергей Маркедонов

Ереван, 15 ноября 2012, 00:01 — REGNUM  Нагорно-карабахский конфликт наряду с арабо-израильским, кипрским и прочими уже вписал себя в список затяжных споров. Переговоры по его урегулированию ведутся около 20 лет, но серьезного прогресса нет. Результатом конфликта стала гонка вооружений в регионе, а также угрозы азербайджанской стороны решить вопрос силой. Правда, угрозы остаются угрозами, реализацию которых никто не прогнозирует, а переговорный процесс так и топчется на месте. В интервью корреспонденту ИА REGNUM заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов оценил текущую ситуацию и озвучил мнение насчет возможного развития событий в обозримом будущем.

ИА REGNUM: Процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта находится в стадии стагнации. Недавнюю встречу глав МИД Армении и Азербайджана в Париже сложно назвать его реанимацией. Как вы характеризуете сложившуюся ситуацию?

Ключевым в фразе "урегулирование нагорно-карабахского конфликта" является слово "урегулирование", поскольку стороны конфликта вкладывают в него разный смысл. Если для Армении урегулирование - это утверждение статуса Нагорного Карабаха и гарантии безопасности, то в Баку под этим словом понимают восстановление территориальной целостности. Фактически, под урегулированием стороны понимают совершенно противоположные, взаимоисключающие вещи.

При этом ни у одной из сторон нет реального желания идти на уступки и компромиссы, что еще более усложняет проблему. Складывается интересная ситуация: мира никто не хочет, а к войне никто не готов. Азербайджан не готов к реваншу по причине отсутствия нужных для этого ресурсов. Речь не только о чисто военной мощи, современная война подразумевает также информационную, лоббистскую и прочие кампании. Что касается Армении, то у нее нет для войны мотивации, так как страна считает себя победителем. Именно этими факторами обусловлено текущее состояние - ни мира, ни войны.

ИА REGNUM: Мирный процесс проходит под эгидой международных посредников, в частности, стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которых в последнее время часто обвиняют в вялости, неспособности предложить эффективные решения.

Что касается стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ - России, Франции, США, то помимо того, как выступать с абстрактными заявлениями о важности мира и дружбы, у них одна интересная "особенность": они привыкли защищать свои интересы. Сегодня сложилось так, что каждую из этих стран по своим причинам устраивает статус-кво в зоне нагорно-карабахского конфликта.

Франция - государство, входящее в Евросоюз, которое всегда принимает свои решения во внешней политике с оглядкой на Брюссель. Понятно, что сегодня в Европе не та ситуация, при которой кто-то будет всерьез "заморачиваться" с проблемами, имеющими к самой Европе достаточно опосредованное отношение.

В случае с Россией можно уверенно сказать, что после потери своего влияния в Грузии Москва не хочет рисковать и делать ставку на одного из участников конфликта в противовес другому. Это создаст очередную нестабильность в непосредственной близости от ее границ, чего Москве не хочется.

США: В списке главных приоритетов Вашингтона Южный Кавказ не значится, и проблемы в этом регионе чаще всего рассматриваются в контексте более масштабных событий. Например, иранский вопрос, отношения с Турцией и пр. Кроме того, нагорно-карабахский конфликт - точка диалога между Россией и США, и если по другим вопросам этот диалог получается неважным, то здесь все более или менее сходится.

Посредники активны в соответствии со своими интересами. При этом, как бы ни сложилась ситуация, нужно четко понимать, что посредники не могут урегулировать нагорно-карабахский конфликт вместо самих сторон.

ИА REGNUM: В последнее время в процесс карабахского урегулирования пытается "вклиниться" Турция. В частности, недавно министр иностранных дел Турции Ахмед Давудоглу предложил проводить переговоры в Стамбуле. Насколько оправданы эти стремления?

Безусловно, Турецкая Республика - сосед Армении, стратегический союзник Азербайджана и заинтересована в том, чтобы последний добился успеха. Этим и объясняется то обстоятельство, что в рамках процесса нормализации армяно-турецких отношений Анкара выдвинула предусловие - урегулирование карабахского конфликта. Кроме того, не будем забывать, что в Турции проживает множество граждан азербайджанской национальности, а это голоса на выборах. То есть этот вопрос затрагивает не только внешнюю, но и внутреннюю политику. Но в течение последних полутора лет Турция приостановила свою активность на Южном Кавказе, чему в значительной степени способствовала возросшая турбулентность на Ближнем Востоке, в частности, конфликт в Сирии. Сейчас все внимание Анкары приковано туда, а активность на Южном Кавказе носит остаточный, как говорили в советские времена, характер и ставит целью не дать о себе забыть. Но, в любом случае, у Турции на руках нет крупных козырей по части нагорно-карабахского конфликта. Она скорее пыталась сыграть "по-мелкому", осторожно посмотреть, как отреагируют другие игроки.

ИА REGNUM: Возможно ли урегулирование нагорно-карабахского конфликта на основе базовых "Мадридских принципов", предложенных посредниками?

Мадридские принципы - сырой, недоработанный документ. В нем не содержится никаких механизмов урегулирования конфликта, нет базы, а значит он бесполезен. Например, говорится о необходимости провести референдум, который будет иметь обязательную силу... Но какой это будет референдум? Кто будет голосовать - только жители НКАО, покинувшие ее территорию или их дети? А жители прилегающих к бывшему НКАО семи районов считаются? В Баку настаивают на том, что голосовать должен весь Азербайджан, что в корне меняет весь сценарий. Другой вопрос - говорится о судьбе семи районов, прилегающих к Нагорному Карабаху, что они должны быть возвращены Азербайджану. Но ведь очевидно, что Лачинский и Кельбаджарский районы по своей значимости нельзя приравнивать к остальным пяти, это особые районы. Как с ними быть? "Мадридские принципы" не дают ответов. Да и вообще, в этом документе ответов несоизмеримо меньше, чем вопросов, возникающих против его прочтения. В целом, на мой взгляд, сегодня дипломатия стала слишком уж большой заложницей пиара, тогда как посредникам вместо того, чтобы пытаться разрекламировать свои "Мадридские принципы" как шедевр дипломатического искусства, следовало бы перейти к более прагматичным шагам. Речь идет, к примеру, о создании механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения, отводе снайперов...

ИА REGNUM: Созданию такого механизма препятствует Азербайджан, он же отказывается отводить снайперов.

Так в этом и есть дипломатическое мастерство! Не получается? Значит плохо работаете, господа дипломаты. Работа действительно ведется плохо, и "Мадридские принципы" ни на йоту не способствуют прогрессу в процессе урегулирования. Скажем, завтра президенты Армении Серж Саргсян и Азербайджана Ильхам Алиев подпишут эти принципы за обещание Нобелевской премии мира. Ну, дадут им эту премию за подписанную бумажку, и? На практике вопросы не решаются, а когда после очередной красивой встречи всем говорят, что "достигнут прогресс... по обсуждению и согласованию принципов... продвижение в процессе урегулирования...", а на практике никаких шагов нет, значит это ложь.

ИА REGNUM: С ваших слов получается, что все эти 20 лет стороны ведут переговоры вхолостую. С другой стороны, любой конфликт может либо решиться, либо произойдет его эскалация. Какой вариант вы считаете наиболее вероятным? Мнение о том, что любой конфликт может в итоге быть либо урегулированным, либо перерасти в войну, ошибочно. В качестве примера может послужить Кипр. Этот конфликт не урегулирован по сей день, наоборот, я бы сказал, что после спешного принятия Кипра в ЕС он находится гораздо дальше от урегулирования, чем был прежде. Но, как видим, сегодня на Кипре градус враждебности намного ниже, чем 20-30 лет назад. Более того, через т.н. "зеленую зону" организовываются турпоездки... Просто нужно понимать, что конфликт не в консервной банке развивается. Положение дел "не война и не мир" может существовать очень долго, даже если сопровождается перманентными риторическими всплесками и затиханием страстей.

Если стороны хоть завтра прекратят переговоры (хотя я убежден, что они рано или поздно продолжатся), война не начнется. На самом деле сегодня никто всерьез не рассматривает возможность начала военных действий. Война - это не риторика, а очень громоздкое, многослойное предприятие, которое нужно тщательно планировать. Ну, а пока мы видим политическую риторику. Текущая ситуация сохранится до тех пор, пока у одной из сторон не появится решающего перевеса для перелома ситуации в свою пользу. Или пока у кого-то не сдадут нервы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.