Литве, как и молодому человеку, хочется "секс, рок-н-ролл, развлечения", а не подумать: интервью

Москва, 12 Ноября 2012, 16:45 — REGNUM  Участники петербургских "Дней литовского кино" продюсер Ева Норвилене и режиссер Саулюс Друнга рассказали ИА REGNUM что делают в Литве для возрождения национального кино и почему про советское прошлое фильмы там начнут снимать не скоро

ИА REGNUM: Ева, вот Рената Литвинова не так давно сказала, что продюсер это все ж таки тяжёлое и явно не женское дело. Вы согласны с ней?

Что нелегко - согласна. Но, когда делаешь то, что тебе интересно и нравится, все трудности исчезают. Иногда бывает тяжело, да, и не знаешь как разобраться с какой-то проблемой или ситуацией, но в итоге все решается. Как я люблю говорить: "Ну, нет ситуации безвыходной. Только надо выход найти". (смеется) Желательно правильный.

ИА REGNUM: А почему вы решили заняться продюсированием фильмов, а не, скажем, спектаклей?

Да, как-то кино было интересно. Хотелось заниматься именно производством фильмов. Реализовывать идеи и показывать результаты зрителям других стран. И представлять Литву. Вот это всё очень нравится. Причём я люблю все этапы работы, даже самые скучные - с бумагами, подачу заявок и отчёты. Когда работаешь над заявкой, то проектируешь какое-то будущее, а когда занимаешься отчётами, то видишь что думал когда-то, что вышло, а что - не очень, что стоило сделать, а чего не надо. Больших промахов пока не было. Меж тем опыт-то накапливаешь. Вот столько фильмов сделала, и думаешь, что уже все знаешь, а выходит - нет. Конечно, я не имею в виду, что когда приступаешь к следующему проекту, то как будто с нуля начинаешь. И потом, страшно интересен съемочный процесс, и еще я очень люблю общаться с людьми. Нравится работать в копродукции. Там ведь другая стратегия и партнёры.... С кем бы мы ни работали - венграми, французами, немцами - со всеми остались хорошими друзьями.

ИА REGNUM: В Вашей продюсерской фильмографии одни дебютанты: Игнас Мишкинис, Кристина Буожите, Саулюс Друнга. Почему Вы беретесь именно за них? Ведь под дебютные фильмы найти финансирование в разы сложнее.

Это правда. С дебютантами, конечно, тяжелее. С ними и работать сложнее, поскольку у них нет опыта. Нравится отыскивать талантливых людей и когда думаю, что вот если я не помогу, то может быть он так и исчезнет, поменяет профессию или уйдёт в рекламу или ещё что-то... Если вижу талантливого режиссера, то (смеётся) даже руки чешутся что-то сделать. И делаем. Когда есть опыт, уже доверяешь постановщику, то снимаем и второй и третий фильмы.

ИА REGNUM: С Кристиной второй фильм сейчас делаете...

Сделали уже. С Саулюсом тоже будем снимать второй. С Игнасом - третий и сразу думаем про следующий. Вот по возвращении пригласили в нашу Академию провести мастер-класс. Там буду общаться с режиссёрами, кто на 4 курсе учится, и искать кого-то нового.

ИА REGNUM: Как вы их нашли?

С Игнасом учились и работаем вместе. Он заканчивал учёбу и попросил помочь. После снимал рекламу, а я продюсировала. Создали с ним компанию "Тремора". Потом познакомилась с Саулюсом, через нашего общего друга. Понравились его идеи, как он думает. С ним, конечно, рисковали. У Игнаса были работы, а у Саулюса - нет. Шаг был рисковый, но удачный. Дебют ("Анархия в Жирмунае" - прим. ред.) с крохотным бюджетом окупился. Призы получил, на Московском кинофестивале, например. И, вообще, это первый литовский фильм, купленный в европейский прокат.

ИА REGNUM: Награды помогают продвигать фильмы?

Да, конечно. В моей практике мы всегда делаем премьеры на фестивалях класса А - и в Карловых Варах, и в Москве, что очень хорошо, внимания в этом случае больше. Удается найти продавцов, выйти на другие рынки.

Премьера фильма ("Vanishing waves" - прим. ред.), который мы закончили с Кристиной, прошла в июле в Карловых Варах. А в Литве будет только в январе 2013-го. Правда, наше Министерство культуры недовольно, что всё так затягивается. Но это было моё решение. Я чувствовала, что этот фильм очень хорошо пойдёт на фестивалях. И оказалась права. Мы участвовали в 6 фестивалях и выиграли 10 наград. В Америке на Fantastic Fest получили призы за лучшие фильм, режиссуру, сценарий и женскую роль. Потом участвовали в конкурсе Европейской федерации фестивалей фантастического кино и получили высшую премию - "Золотого Мельеса". Получается, что сделали лучший фантастический фильм этого года.

ИА REGNUM: Минкульт-то почему возмущается?

Они финансировали этот фильм. Мы попросили денег на оплату проезда на кинофестиваль в Азию. Бюджет на производство дали невеликий, притом что это же фантастика, дорогостоящий жанр, но мы всё-таки завершили его. Уже и премьера состоялась в Карловых Варах и приз получили в своей программе. А нам говорят: "Мы не знаем - хороший ваш фильм или нет". Думаю, у людей, работающих экспертами, не так много опыта. Разумеется, это не общее мнение Министерства, а отдельных людей. И развиваться всё-таки следует не только продюсерам и режиссерам, но и чиновникам. Знать какой фестиваль есть какой, а в Азии это вообще самый главный фестиваль. Там же брали интервью, печатали в газетах и журналах. И если б нас там не было, то и этого ничего бы не было. А это же очень хорошо для продвижения Литвы.

ИА REGNUM: Каковы условия финансирования кино в Литве? Должны ли возвращаться деньги? Целиком или, может быть, какой-то процент?

Нет, у нас это как дотация. Возвращать ничего не надо. Что, конечно, очень здорово! Но деньги эти получить очень трудно. На всю киноиндустрию в этом году выделили 1 миллион евро, обычно это бюджет одного фильма.

В этом году у нас открылся Киноцентр, через который и пойдет финансирование. Есть ещё один фонд - по поддержке культуры. Он подчинятся Минкульту и выдает средства не только на кино, но и на театральные постановки и другие культурные проекты. Приняли новый закон, по которому с акцизных сборов будут отчислять 3 процента (раньше 1 процент) и отчисления пойдут в этот фонд. Значит, можно будет снимать больше фильмов. Ведь всем очень плохо, если делают один фильм в 5 лет. Надо хотя бы раз в 2 года снимать, а еще лучше каждый год. Выходит так, что работаешь в кино и ещё где-то. А надо же участвовать в фестивалях, встречаться, знакомиться, поддерживать связи, налаживать контакты с фондами, следить за изменениями в других странах.

ИА REGNUM: Предпринимаются какие-то шаги на уровне правительства? Я имею в виду законодательно. Какие-то льготы вводятся, например.

У нас в этом году случилось очень много хорошего. Такой конструктивный диалог начался, мы даже сами не верили, что это возможно. И киноцентр, и отчисления с акцизных сборов, и закон о кино и о художественном совете. Много всего, что поддержит национальный кинематограф. Правда, практически это начнет действовать в следующем году. А мы пока будем разрабатывать новые идеи. Нас принимают и слушают и делают то, о чём говорили. Мы даже сами удивляемся таким темпам. Настрой очень позитивный! Так что мы рады работать вместе.

ИА REGNUM: Саулюс, ну, вот то, что в Петербурге решили возобновить Дни литовского кино - идея отличная. А скажите, пожалуйста, связь с литовским кино, которое снимали в советское время (Витаутас Жалакявичюс, Арунас Жебрюнас, Раймондас Вабалас, Марионас Гедрис, Альгирдас Дауса и другие) утрачена окончательно?

Думаю, да. Жалакявичюс ведь давно ушёл, Вабалас и Гедрис тоже умерли. У Жебрюнаса плохо со здоровьем. Он преподавал, конечно. Но сейчас уже нет.

ИА REGNUM: Почему режиссеры - ваши сверстники, и те, кто моложе, не берутся снимать фильмы про советский период? Понятно, что тема болезненная.

С одной стороны, как Вы говорите, да, болезненная. С другой - всё упирается в финансы. Это ведь уже история, значит, бюджет увеличивается. Если хотите показать историю, то нужно её создавать, а если этого нет, из пустых бутылок вы ничего не сделаете.

И ещё одна вещь, которую я в своём фильме показываю - Литва как независимая страна очень молода, нам всего 20 лет. Вспомните, чего вы сами хотели в 20 лет... Секс, рок-н-ролл, развлекаться, а не задумываться о чём-то. Полагаю, это придет со временем. Мы - молоды.

ИА REGNUM: Но опыт этот всё-таки придется отрефлексировать...

Конечно. Страна-то состоит из людей и в какой-то момент они начнут прошлое осмысливать, анализировать. Всё должно прийти само собой. Иначе это будет идеология, которая заставляет тебя делать что-то. А художник так не может.

ИА REGNUM: Вы бы сами взялись за такой сюжет?

Да, конечно. Я даже и сейчас думаю, правда, с очень маленьким бюджетом. Если делать стилизацию, то будем обходиться лишь коридором или комнатой. И это была бы психологическая драма. Или, опять же, можно снять историю про лесных братьев. Бюджет нужен только на реквизит. Лес-то какой был такой и остался.

ИА REGNUM: В Литве, Латвии и Эстонии, насколько я понимаю, вообще предпочитают не вспоминать про советские времена, относятся настороженно. Ведь так?

Не знаю как в Латвии и Эстонии, но в Литве... думаю, да, какая-то паранойя на этот счёт присутствует. Но это ж нормально. Всё было очень недавно и наше старое поколение вспоминает, размышляет о том, что было и эмоции передаются молодым.

ИА REGNUM: Вот у того, советского литовского кино был свой стиль, оно было узнаваемым. А старые фильмы показывают в Литве? Зрители-то их видят?

Да, бывает иногда. Делают ретроспективы. Проблема в том, что у киноархива, в котором хранятся плёнки, нет денег на реставрацию. Когда смотришь старые фильмы, то делаешь это нередко через силу. Сидишь и говоришь себе: "Это же классический литовский фильм!". Смотреть печально, качество изображения ужасное. Копия признанного всеми шедевра Жалакявичюса "Никто не хотел умирать" просто страшная. Нюансов уже не видно.

ИА REGNUM: Государство не пытается реанимировать их?

Сейчас денег нет. Легче оцифровать то, что снимали в 1990-е. А эти плёнки старые, тут по кадрам надо восстанавливать. Вот я в Германии купил диск "Метрополиса" Фрица Ланга, и там есть диск, где рассказывается о процессе восстановления. Деньги выделил Евросоюз. А у нас и без того небольшое финансирование и это очень трудно.

ИА REGNUM: Литовское кино постепенно входит в европейское культурное пространство. Насколько успешно идёт процесс и есть ли уже какие-то позитивные сдвиги?

В Европу мы начали пробиваться только сейчас. Последние 2-3 года. Литва вступила в Европейский союз, стали сотрудничать с MEDIA (программа поддержки европейского кино - прим. ред.), но это ж всё не мгновенные результаты. Посевы начали всходить только-только и говорить про полную отдачу рано. Сам факт, что литовские фильмы выходят на фестивали и про них узнают - уже замечателен. Только нужно, чтоб другие наши режиссеры подтягивались. И есть ещё одна проблема - в характере национальном, наверное. Все молодые боятся снимать полный метр.

ИА REGNUM: Почему же!?

Это видно по продукции. Все снимают короткий метр. Очень много. На одном сеансе специально показывают три фильма. Это прикольно, конечно. Но, вообще, нет личностей, если уж совсем грубо... А я всегда, так немного цинично, говорил: "Если уж заводиться, так на полный метр". Литовский рынок маленький, пару раз покажешься с коротким метром и всё закончится. А полный метр ты и здесь можешь показать, и на фестиваль отправить. Молодые же не хотят дерзать. Хотя это стоит делать. У нас сейчас идет процесс самоидентификации и в кино в том числе.

ИА REGNUM: А о чём им нравится снимать?

Про любовь. Снимают много документальных фильмов. Ищут темы какие-то острые. Например, был фильм про район под названием "Шанхай", который собирались сносить. Про бездомных снимают. Есть еще картина про Чечню, "Барзах" (посвящен памяти сотрудницы правозащитного центра "Мемориал" Натальи Эстемировой - прим. ред.). Так вот его продюсировал Аки Каурисмяки и с фестивалями, конечно, было легче.

ИА REGNUM: В советское время больше было известно прибалтийское кино, а когда республики получили независимость, случился разворот на 180 градусов. Сейчас театры и театральных режиссеров Литвы, Эстонии и Латвии знают в разы лучше. Как Вы думаете, почему так случилось?

Думаю всё потому, что кино - самое дорогое искусство. В Советском Союзе деньги были всегда. Республики получали дотации и даже я помню: Литовская киностудия должна была выдавать по плану 10 фильмов в год, к примеру. Если они не успевали его выполнить, то быстро снимали какую-нибудь ерунду, чтоб поступления не сократились. Режиссёры привыкли к такому и утратили ответственность перед зрителем. И когда начался переход в капитализм - самовыражаться-то ты, конечно, можешь, но для этого нужно быть Стэнли Кубриком. А все сидели и говорили что-то вроде: "Мы не работаем, потому что нам нужен бюджет в 1 миллион, за меньшие деньги снимать не будем". Полагаю, поэтому всё и остановилось. А когда не работаешь, миллион свой получаешь через 10 лет, снимаешь, то выходит труха. Это ж как у музыкантов. А в театре они работали всегда. У нас вот сидят и думают даже не про то, чтобы достать денег, а про то, что вот сейчас кто-то придет и даст денег. На кино капитализм, конечно, сказался весьма скверно. Ты должен себя продавать. Это ведь происходит и с российским кино. Многие ведь великие режиссеры не смогли найти себя. А нужно держать себя в форме. Вот Александр Сокуров снимает документальное кино, например, пока ждет финансирование на следующий фильм. А наши великие - Жалакявичюс и тот же Жебрюнас в документалистике не работали. Они всё ждали, пока будут делать художественный фильм.

ИА REGNUM: Есть какие-то темы, за которые Вы, ну, никогда не возьметесь?

Да я как-то и не думал об этом. Даже не знаю. В мире всё очень взаимосвязано. Не думаю, что что-то нужно делить, я не верю в крайности. Вот я не могу сказать, что Советский Союз - это плохо или хорошо. Это - было! Мы как-то жили. Мне тогда было 19 лет, когда он распался, взять и отрезать такой кусок жизни не получается. Да, это было при другом строе, не было какой-то информации, книг, фильмов. Но это было. И я сформировался такой. Было бы по-другому, был бы другой. Я вот не люблю все эти гипотетические - что было бы если бы... Это даже нечестный вопрос. Ещё раз повторю - темы взаимосвязаны, одна дополняет другую. И не надо брать темы очевидно эксплуатационные. Я не думаю, что есть запретные темы. Художник ведь такое существо, которое должно первым пойти за запретом, за моралью и попробовать показать. Нужно лишь найти подходящий ракурс

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
В Молдавии установят бюст короля «Великой Румынии»
NB!
08.12.16
Япония должна признать итоги войны
NB!
08.12.16
Последняя игра ЦСКА под руководством Слуцкого — провал
NB!
08.12.16
Жадность фраера погубит: похоронят ли Порошенко откровения его соратника?
NB!
07.12.16
«Меркель будет решать проблему, которую сама же и создала»
NB!
07.12.16
Guardian: «Ради сделки с Россией по Сирии Трамп принесет Украину в жертву»
NB!
07.12.16
«Заморозка» накопительной части пенсии на три года прошла II чтение Госдумы
NB!
07.12.16
Восстанавливаются пенсионные права осужденных и реабилитированных граждан
NB!
07.12.16
Приостановка компенсаций советских вкладов Сбербанка продлевается
NB!
07.12.16
«Севастополь ждет от нового губернатора решения социальных проблем»
NB!
07.12.16
Госдума повысила МРОТ на 300 рублей
NB!
07.12.16
Законопроект о фонде долевого строительства внесен в Госдуму
NB!
07.12.16
Госдума устанавливает единый порядок индексации соцвыплат с 2018 года
NB!
07.12.16
В Ингушетии задержаны сотрудники Центра по противодействию экстремизму
NB!
07.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 7 декабря
NB!
07.12.16
Министр — екатеринбуржцам: Скинемся на метро
NB!
07.12.16
Киев пытается уйти от обсуждения политической повестки — Грызлов
NB!
07.12.16
Проект федерального бюджета на 2017-2019 годы прошел II чтение Госдумы
NB!
07.12.16
«Теневой» мусор Подмосковья: сколько теряет область на криминальных схемах?
NB!
07.12.16
Ирландский суд снял арест со счетов Ходорковского на €100 млн
NB!
07.12.16
Песков: Путин лично принял решение о сокращении нефтедобычи
NB!
07.12.16
AC: Борьба США с терроризмом — полностью неэффективна