Мария Тарасевич: Явить миру русское лицо Белоруссии (часть II)

Москва, 10 ноября 2012, 01:12 — REGNUM  

Часть II (Часть I - здесь)

Да, это они, представители появившейся в начале XX века на территории Белоруссии национально-самобытной общности, по сути, нацменьшинства на этой территории, добились возникновения БССР, предшественницы нашей независимой республики. Добились, оперируя своей ложью (им она казалась правдой, да и похожа была тогда на правду) о якобы национально-культурной самобытности всего коренного славянского населения Белоруссии. Но это не должно означать, что мы, русские народные массы нашей республики, тем самым навечно обречены жить в мире этих иллюзий относительно нашей национально-культурной идентичности и поддакивать лжи о том, что якобы мы национально самобытные "беларусы". Когда на самом деле никакой другой, кроме русской, национально-культурной идентичности у нас нет, и не было. Ибо Великое княжество Литовское, на землях которого в XX веке возникла наша республика, было русским государством с русской культурно-языковой средой на своей территории и русским государственным языком. Это легко доказуемо, если не врать и не выдавать желаемое за действительное, как это делалось в советское время и зачем-то делается до сих пор, когда с декабря 1991г. на историческом русском национальном пространстве, бывшем основной частью территории СССР, стали существовать три очевидных русских государства: РФ с 80% русского населения, РБ с больше 90% русского населения и Украина с около 75% русского населения. Лишь на Украине имеется почва для государственного двуязычия, ибо на т.н. Западной Украине компактно живёт подлинная 6-ти миллионная украинская нация как культурный феномен. Это этнографическая общность червоноросов (галичан и др.), которая, не успев завершить своё становление частью русской нации, ещё в первой половине второго тысячелетия попала в состав западного католического мира, подверглась сначала ополячиванию, а затем тщательной украинизации, приобретя прозападный национальный менталитет. На юго-западе Украины компактно живёт немногочисленная этнографическая общность карпаторосов (русинов), находящаяся в поиске своей национальной идентичности. Татары и прочие на Украине - это нацменьшинства, живущие среди её русского и украинского населения. На Украине, как и в Бельгии с её двумя национальными общностями, украинский язык может превалировать в государственном и местном управлении в западных областях, а в остальных областях должен превалировать русский язык. Ныне на Украине грубо нарушаются национально-языковые права её русского населения (в этнографическом смысле малороссов, великороссов и живущих там белорусов).

В РФ русский язык закономерно является единственным государственным языком. При этом на территориях компактного проживания её многолюдных нацменьшинств (по сути, это нации как культурные феномены) параллельно с русским функционируют и их национальные языки. В нашей же РБ нет почвы для государственного двуязычия. Ибо носители и добровольные (а не в силу служебных обязанностей) пользователи самобытного т.н. белорусского литературного (письменного!) языка, живущие среди наших русских народных масс, концентрируясь в основном в столице, в Минске, являются очевидным нацменьшинством. Их даже в зеркале нашего телевидения не разглядеть. А, значит, можно прийти к единственному выводу - они иноязычное нацменьшинство. Если, конечно, отрешиться от иллюзий, что эти истово "бел. моуныя" люди якобы являются нашей, русских народных масс, национальной интеллигенцией, а их "литаратурная (письмовая!) бел.мова" якобы является нашим национальным языком. Однако наши русские власти зачем-то, себе во вред, держатся за названные иллюзии. В результате национально-культурная жизнь в нашей республике представляет собой сплошной абсурд. В ряду этого абсурда и "бел.моуная" профессиональная газета для учителей, чьим учредителем является Министерство образования РБ. В результате наши учителя, живущие в нашей русской языковой среде и на русском языке ведущие свою деловую и повседневную жизнь, лишены возможности прочесть в своей профессиональной газете на языке оригинала даже доклад или выступление нашего президента - только в переводе на "бел.мову" (на "наркамауку"). Зачем это искажение языковых реалий нашей республики? Зачем эта наглая ложь? Никаким государственным двуязычием это безобразие оправдать невозможно. Но, видимо, абсурдное государственное двуязычие у нас для того и существует, чтоб было возможным подобное безобразие и издевательство над здравым смыслом и людьми. Чтоб переводить доклады и речи президента с его русского языка на "бел.мову" и потчевать этой "стряпнёй" учителей.

Всем должно быть понятно, что необходимость государственного двуязычия и почва для него есть в тех государствах, граждане которых представляют собой две более-менее компактно живущие этнические (национальные) группы, каждая из которых имеет свой национальный письменный язык, требующий перевода на язык другой группы. Как это имеет место быть в Бельгии, Канаде, Финляндии. А в Швейцарии компактно живут четыре этнические (национальные) группы: немцы, французы, итальянцы и рето-романцы. Там вообще есть потребность в четырёх государственных языках. Ибо каждый из языков не похож на языки прочих групп и требует перевода на них. А у нас? Разве представляем собой разные этнические группы мы - русские народные массы нашей республики, пользующиеся в своей повседневности письменно и устно русским языком, и они - живущая среди нас горстка истово "бел.моуных" наших граждан, пользующихся в своей повседневности письменно и устно своей "литаратурнай бел.мовай" (это не совсем "наркамаука", а живой язык)? Разве так уж не похожи друг на друга и в обязательном порядке требуют взаимного перевода наш русский язык и их "бел.мова"? Говорящий по-русски наш гражданин без переводчика всегда поймёт говорящего на "бел.мове" и наоборот, ибо этнически и этнографически мы одинаковые. Всего-то различий между нами, что нас (вернее, наших предков) окультуривали разные культы (религии). И где, собственно, территория компактного проживания наших истово "бел.моуных" граждан, на которой, как это и положено при государственном двуязычии, мог бы превалировать в государственном и местном управлении, в общественной жизни их национальный язык, их "бел.мова"? Нет такой территории в нашей республике у наших истово "бел.моуных"! А значит, исходя из их мизерного количественного состава, при похожести и взаимной понятности их т.н. белорусского и нашего русского языков, нет в нашей республике и почвы для государственного двуязычия. Фактически у нас его и нет. Есть лишь его видимость. Ведь в государстве с государственным двуязычием все исходящие от государства властные бумаги выходят на двух государственных языках, все бланки печатаются на двух языках и т.д. У нас же разве что брошюра, в которой напечатана Конституция РБ, на двух государственных языках, да личные гражданские паспорта наших граждан. Так сказать, "пыль в глаза" по поводу якобы имеющегося в нашей стране государственного двуязычия. Ибо без наличия почвы для него оно, настоящее государственное двуязычие, и не нужно!

В нашей стране повсеместно существует русская языковая среда и живущие в ней наши русские народные массы прекрасно обходятся своим русским языком. Зачем им ещё какой-то другой "домашний" язык? Но в том-то и дело, что "письмовая бел.мова" подло рядится в тогу устных белорусских местных говоров. Апологеты этого подлого "маскарада" уповают на то, что обычные граждане, не лингвисты по образованию, не знают азбучной научной истины, что местные говоры и литературный (письменный) язык - это разные вещи. А поскольку эта научная истина нашими "моваведами" игнорируется, значит, "мовазнауства" и т.н. "беларусазнауства" - это сплошные мифы и ложь. Кроме всего прочего, настоящее государственное двуязычие - дорогое удовольствие. Однако же в ст.17 Конституции РБ записано, что государственными языками в РБ являются белорусский и русский. Эта запись и является основой для обид горстки наших истово "бел.моуных" граждан. Обид на то, что их "мова" фактически не является полноценным государственным языком в нашей республике, названной на их "мове". Таким образом, эта их обида, проистекающая из нашего абсурдного государственного двуязычия (основанного на лжи или бездарности наших "моваведау"), для которого нет ни почвы, ни сколько ни будь вразумительного обоснования, лишь дестабилизирует социум республики. Равно как и прочий абсурд: название нашей очевидно русской республики на их "мове" (приданное ей известно кем и известно когда), позиционирование её в ООН их "нацыянальнай дзяржавай" - т.е. якобы некой "беларускай", тогда как на самом деле она со всей очевидностью русская, и т.п. Куда достойнее было бы назвать её Белоруссией, позиционировать в ООН одним из русских государств на исконно русском национальном пространстве, где в своё время располагалось мощное русское государство, называвшееся Великим княжеством Литовским. Почему Литовским? Этому есть объяснение в источниках того времени. Просто нужно знать свою подлинную отечественную историю, а не жить в мире навязанных нам "свядомыми беларусами" иллюзий.

Хорошо бы нашим законодателям уразуметь различия между природными устными местными наречиями, о которых вела речь славистка Парижской АН в своей статье "Белоруссия: изобретение советской власти", и литературным (письменным!) языком. Уразуметь известную серьёзной науке истину (игнорируемую нашими бездарными "моваведами"), что письменные языки были вызваны к жизни на территориях своего нынешнего функционирования в силу определённых обстоятельств и развивались по своим законам и правилам под опекой духовных лиц определённых религий и местных традиций. И что именно письменные языки, их звучание, влияли на местные наречия (устные говоры неграмотного населения), а не наоборот. Т.н. белорусский письменный язык как таковой появился у местных униатов (греко-католиков) в бывшей тогда на этой территории польской культурно-языковой среде. Появился взамен запрещённого в 1696г. польским сеймом русского языка как понятный местному униатскому контингенту письменный язык. Был создан в XVIII веке на основе субстрата изрядно ополяченных к тому времени местных говоров Виленщины и Минщины. И в таком виде, "нафаршированный" полонизмами, развивался дальше. Со временем в силу обстоятельств в дополнение к своему первородному латинскому вынужденно приобрёл и русский шрифт. При этом по своему грамматическому строю западных языков оставаясь сам собой, с лексикой, наполненной полонизмами. А значит, всё дальше удаляясь от местных говоров белорусов. Ибо по мере того, как на территории Белоруссии менялась языковая среда, наносная польская заменялась возрождавшейся русской, местные наречия (говоры неграмотного и малограмотного населения) испытывали на себе влияние русской культурно-языковой среды, избавляясь от полонизмов, и во второй половине XX века превратились в т.н. русско-белорусскую "трасянку". И всё более чуждым русским народным массам Белоруссии становился письменный (литературный) т.н. белорусский язык - т.е. напичканная полонизмами "литаратурная (письмовая) бел.мова". Она никогда не была и не может стать предметом влечения к ней людей, поколения предков которых обращались к Богу на церковнославянском языке, на основе которого развивался русский литературный язык. Вот отгадка загадки, почему белорусы игнорируют похожий на природные местные говоры их неграмотных предков литературный (письменный) язык, т.н. белорусский, предпочитая ему русский язык, не похожий на названные говоры. Если наши "моваведы" то ли по бездарности не знают этого, то ли умышленно игнорируют это, преследуя групповые (т.н. "беларускай нацыянальнай интэлигенцыи") и личные ("навучныя") интересы, то нашим русским властям нужно уразуметь это своим умом. Оценив наши языковые реалии, уразумев, что в их основе, в основе нашей русской языковой среды, не примитивная побасёнка о насильственной русификации, а Божий промысел. То есть, это исторически предопределено! Чтоб на этой территории была русская языковая среда. Уразуметь и смириться с тем, что в нынешнюю эпоху всеобщего образования достойного уровня и нынешних средств коммуникации, местные наречия (местные белорусские говоры неграмотного населения), похожие на "литаратурную бел.мову", по названным причинам обречены выйти из употребления и быть замененными литературной речью национальных языков. И стать достоянием этнографических музеев. Подобно примитивным предметам быта наших неграмотных предков. Известно, что за советский период наши "моваведы" насобирали сотни тысяч "моуных адзинак" местных говоров и в разное время издали горы "Слоуникау беларуских гаворак". Нынче эти "Слоуники" должны стать достоянием этнографических музеев. Ни на что другое они не годны. Ибо "Абсалютная большасць слоу, пададзеных у апошним слоунику Георгия Юрчанки, адсутничаюць у слоуниках литаратурнай мовы" (см. №5 "Наша слова" за 30.01.08г.). Разумеется, "беларускай". Что лишний раз доказывает, во-первых, справедливость азбучной научной истины, что местные говоры и литературный язык, разные вещи, и, во-вторых, что "литаратурная бел.мова" и местные говоры теряют похожесть из-за влияния на них русской культурно-языковой среды. Так что, наши власти должны положить предел спекуляциям наших "моваведау" и прочих носителей "литаратурнай бел.мовы" на некоторой схожести белорусских местных говоров с "литаратурнай бел.мовай". Не сложно уразуметь, что в наше время наши белорусы, естественно, не могут вернуться от своего литературного русского языка к местным белорусским говорам своих неграмотных предков - т.е., в понимании наших "моваведау", заговорить "па-беларуску". А значит, неразумно предлагать им писать "па-беларуску" - т.е. пользоваться в своей повседневности и деловой жизни чуждой им, нашпигованной полонизмами "письмовай бел.мовай".

Продолжение следует

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.