Обама и трансатлантическое единство с ЕС: новая колониальная война против экономического кризиса?

Москва, 9 ноября 2012, 11:51 — REGNUM  

Опросы общественного мнения в государствах-членах Евросоюза в прошедшие месяцы постоянно демонстрировали массовую приверженность Европы переизбранию на второй президентский срок именно президента США Барака Обамы. По итогам президентских выборов 6 ноября 2012 года эта маленькая "европейская мечта" сбылась. Демократ Барак Обама вновь стал президентом США, одержав убедительную победу над своим соперником республиканцем Миттом Ромни. Победа Обамы дает Европе чувство преемственности и поддержки, - полагает обозреватель The New York Times Стивен Эрланджер. Но имеются ли иные более рациональные мотивы для предпочтительного выбора Европой в качестве своего партнера именно Обамы в противоположность Ромни?

Здесь необходимо подчеркнуть, что в предвыборной кампании в США, как Обамы, так и Ромни, внешнеполитическая тематика стояла на втором плане, а тема Европы в последней играла вообще второстепенную роль. Об отношениях с Европой в предвыборных программах кандидатов речь практически не шла. В этой связи знаменательно, что во время телевизионных дебатов кандидатов в президенты 24 октября, посвященных внешнеполитической тематике, тема Европы, за исключением кризисной Греции, не фигурировала вовсе.

И пока Обама воспользовался в среду 8 ноября несколькими часами после бессонной ночи, которые он посвятил сну, европейские эксперты, воспользовавшись преимуществом своего временного пояса, посвятили время размышлениям о судьбах трансатлантического сотрудничества. Теперь им больше нет нужды толковать политику Митта Ромни и разъяснять в Евросоюзе, что мир не закончится, если в США победит кандидат республиканцев. С этой точки зрения, переизбрание Барака Обамы - это хорошая новость для Европы касательно уже сложившихся трансатлантических отношений. Но победа Обамы также повышает и ожидания Европы в области трансатлантической политики. Как преемственная смена власти в Белом доме повлияет на трансатлантические отношения? Какова судьба трансатлантического единства? Идут ли Европа и США дальше в кризисном мире вместе или порознь? Таковы главные вопросы и названная дилемма действительно существует.

Европейские эксперты выражают различные мнения о перспективах второго срока президента США Барака Обамы в отношении трансатлантического вектора его политики. Показательно, что с переизбранием Обаму первым поздравил премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон - страны, которая весь 2012 год демонстративно отдаляется от Европы. В своем поздравлении Кэмерон пожелал совместного упорного труда по прекращению кровопролития в Сирии. А есть ли иная основа для трансатлантического единства, чем новая колониальная война против еще одной арабской страны по ливийской модели? С одной стороны, европейцы полагают, что Обаме во время его второго президентства придется сосредоточиться на проблемах внутренней политики США, но, с другой, поскольку Обаме не надо будет заботиться о проблеме нового переизбрания, он сможет свободней заниматься на ниве внешней политики США, полагают они. Здесь у Обамы есть бóльшая степень свободы, когда дело доходит именно до нее, потому что это область, где он совсем не зависит от воли Конгресса.

Пессимисты в оценке трансатлантических отношений говорят о перспективе отдаления партнеров - США и Евросоюза друг от друга. Оптимисты - о возможности достижения во второй срок Обамы соглашения между США и ЕС о свободной торговле. Глава Немецкого фонда Маршалла Крейг Кеннеди в этой связи заметил, что президент-демократ и Палата представителей Конгресса США с преобладанием республиканцев смогли бы заиметь общую позицию относительно соглашения о свободной торговле между США и ЕС, в пользу которого давно уже выступает в ЕС канцлер Германии Ангела Меркель. В Европе полагают, что и американские демократы, и американские республиканцы могли бы сойтись в едином мнении о полезности соглашения о свободно торговле для США, Европы и всего Западного мира. Итак, реальной перспективой для укрепления единства США и ЕС является создание трансатлантического общего рынка, - считают "оптимисты".

Противоположная точка зрения исходит из положения, что торговая политика двух центров Запада по отношению друг к другу по кризисной необходимости будет "жесткой", и это приведет к расширению уже существующего "атлантического рва". Во время избирательной кампании Ромни позиционировал себя протекционистом в области экономической политики. Защита внутреннего рынка США будет означать, что даже германские и европейские фирмы столкнутся с трудностями продажи своей продукции в США. Плохие социально-экономические условия в США и рост изоляционистских настроений приведут к тому, что американцы постараются переложить бремя военной политики на своих европейских союзников, что не может понравиться им. Сейчас ничто не мешает Обаме перейти на платформу Ромни и ужесточить торговые препоны на пути европейских товаров в США. Последние события с провалом сделки по созданию объединенного оборонного концерна в Европе демонстрируют, что "атлантический ров" между США и Европой лежит не только в сфере внешней торговли, но и в политике безопасности. В октябре 2012 года Великобритания выгодам участия в общеевропейском оборонном концерне предпочла все-таки военно-техническое сотрудничество с США.

"Пессимисты" полагают, что в стороне от Германии будет проходить и значимая для Европы американская внешняя политика по отношению к России. Особенно это касается американских планов развертывания стратегической противоракетной обороны в Европе.

И, наконец, в противовес "оптимистам" и "пессимистам" в оценках перспектив трансатлантической политики присутствует третья точка зрения - никаких существенных изменений во внешней политике США по отношению к Евросоюзу во второй президентский срок Обамы не произойдет, т. е. все останется по-прежнему. Сторонники этой точки зрения полагают, что для Обамы нет никаких причин для изменения политики США в отношении Европы после его переизбрания. Все останется по-старому, как в его первый срок. И это будет, сама по себе, уже хорошая политика, поскольку она в отличие от того, что ранее проделывал президент Джордж Буш младший, не будет разделять и раскалывать европейцев. Для Европы это означает, надежность. Именно с этой третьей точки зрения, непредсказуемость Ромни, менявшего свою позицию по глобальным изменениям несколько раз, тревожила европейцев. Европа после 20 января 2013 года может и впредь рассчитывать на надежного и предсказуемого партнера - Обаму Но оценка перспектив "трансатлантизма" с позиции "ничего не произойдет" во второй срок Обамы будет практически означать дальнейшее снижение политического веса Европы в мире в пользу идущего под руководством Обамы крена в отношениях США в сторону Азии. Европейцев в этой ситуации, как показал первый президентский срок Обамы, будет успокаивать одно - несмотря на повышенное внимание американской внешней политики в сторону Азии, Европа остается в мире наиболее значимым и надежным партнером для Соединенных Штатов.

Но в подобном подходе наступит момент, когда это рассуждение из области реалий перейдет в чистую риторику. Оценкой перспектив трансатлантического сотрудничества не ограничивается рассмотрение европейских внешнеполитических перспектив будущей политики Обамы. Европейские эксперты обращают внимание на сопряженность с европейской парадигмой аспектов внутренней политики Обамы. Основной мотив президентской кампании Обамы - это ведущая роль государства в преодолении кризисных явлений в американской экономике. Подобная постановка вопроса оказалась созвучна дебатам в Евросоюзе 2012 года об антикризисной политике ЕС. В аспекте критике американские мотивы избирательной кампании Обамы скорее ближе противникам Меркель с ее планом жесткой экономии. Обама выступает за государственные программы стимулирования экономики, а европейцы, в первую очередь немцы, видят выход в структурных реформах и режиме строгой экономии. Обама выступает за внутреннюю политику в традициях "нового курса" Франклина Рузвельта, за Америку, которая в социально-экономическом аспекте становится все более европейской.

Выступая в Джорджтаунском университете 14 апреля 2009 года, Барак Обама высказал следующий аргумент в пользу вмешательства государства в рыночные отношения: "Если все семьи и все фирмы в Америке одновременно урежут свои расходы, то денег тратить никто не будет, упадет число потребителей, что в свою очередь приведет к новым увольнениям и ситуация в экономике ухудшится еще сильнее. Вот поэтому правительству пришлось вмешаться и временно увеличить расходы, чтобы стимулировать спрос. Именно это мы сейчас и делаем". Похожие вещи после мая 2012 года публично стал произносить в Европе избранный президент Франции Франсуа Олланд. В оценке роли государства в стимулировании экономики Обаме из европейских политиков сейчас чрезвычайно близки президент Франции Франсуа Олланд и премьер-министр Италии Марио Монти. И именно Олланд сейчас в своем поздравлении Обаме выразил надежду, что его переизбрание будет способствовать росту внимания к "экономическому росту и борьбе с безработицей в наших странах". Наблюдатели признают, что Меркель и Обама являются носителями разной "экономической философии". Но при этом, что любопытно, даже та германская модель социально-рыночной экономики, которую, фактически, отстаивает Меркель, в категориях американской политики считается "левой".

Обама, в отличие от многих своих предшественников на посту президента Соединенных Штатов, не имеет никаких особенных личных связей с лидерами Европы. Поэтому вне конкретных трех названных сценариев развития трансатлантического сотрудничества следует ожидать в первой половине 2013 года официальный визит переизбранного на новый срок президента США Барака Обамы именно в Берлин. Роль для Обамы сдержанного арбитра внутриевропейских разногласий по ключевым проблемам кризисной стратегии ЕС - чем не очередное подтверждение лидерской позиции США в трансатлантическом сотрудничестве с Европой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.