Слава Паронян: очерк о художнике, воспевающем теплую зиму Армении

Ереван, 7 ноября 2012, 12:03 — REGNUM  Отвлеченный взгляд из-под морщинистого лба, глубоко запавшие глаза, сигарета в руке, низкий, проникновенный голос, обрамленный хрипотой... Передо мной на фоне написанных им же картин сидит живописец, пейзажист, Народный художник Армении Слава Паронян. Мы находимся в его мастерской, со стен которой на нас словно смотрят десятки полотен маэстро. "Я никогда не гнался за славой", - говорит мастер, - "Это слава всегда гналась за мной".

Слава Паронян родился в 1929 году в Ереване, в семье беженца из Вана, который перебрался в Армению в начале 30-х годов прошлого столетия. На пути в столицу Армении отец будущего художника Багдасар Паронян и повстречал свою супругу Агавни Акопян. Всего в семье Паронянов было четыре ребенка - два мальчика и две девочки. Старшая сестра Айкануш Паронян тоже стала художницей, и именно она привила брату любовь к искусству, живописи. Слава рисовал с 8 лет. В восьмом классе он поступил в Художественное училище им. П. Терлемезяна, где проучился 4 года. Затем его ждал Ереванский художественно-театральный институт. "Я учился у Оганеса Зардаряна. Первые мои шаги в качестве состоявшегося художника были направлены им", - вспоминает Паронян. - "В то время я общался со многими замечательными художниками, людьми искусства. Мы все перенимали что-то друг у друга, обменивались опытом... Помню, как Мартирос Сарьян как-то остановил меня в коридорах института, я нес с собой недавно нарисованную картину. Он попросил меня показать ему полотно, после чего посмотрел на меня и спросил: "Ты ведь знаешь, что ты армянин?". Он хотел сказать, что я должен рисовать, как армянин, по-армянски".

Эта фраза, брошенная классиком армянской живописи, во многом определила творческий путь маэстро Пароняна. Он - певец своей страны. В 70-х годах ХХ века Пароняна приглашали в США, предлагали особняк, отдельную мастерскую, но художник отказался, так как не представляет, как писать картины о родине, сидя по ту сторону океана.

Его рисунки очень разнообразны, но объединены одной общей чертой - они рассказывают об Армении. Паронян - представитель реализма. Кроме того, в его творениях местами отчетливо проглядывает соцреализм. В течение многих лет творческой деятельности художник своей кистью обессмертил чуть ли не все исторические достопримечательности Армении. "Вон, на картине дерево... Через два дня после того, как я его нарисовал, это дерево срубили", - рассказывает Паронян. На холсте изображено высокое, цветущее дерево, сопротивляющееся могучим порывам ветра на фоне массивных гор, покрытых густым зеленым ковром. Картина называется "Весна".

- Почему именно "Весна"? - спрашиваю я.

- Потому что это самое дерево я рисовал еще летом, осенью и зимой. Оно всегда было разным, - отвечает Паронян.

Рядом с "Весной", от которой будто бы исходит аромат весенней оттепели, стоит другой холст, на котором изображено унылое, одинокое дерево с изломанными ветвями и опавшими листьями. Картина заполнена тоской и серостью. Дерево - отражение самого Пароняна, оно символизирует его внутренний мир, который зимой выживает, а весной борется с ветром, цветет. Маэстро избрал дерево своим символом, а на этой картине изобразил сам себя.

Слава Паронян - единственный армянский художник, который воспевает теплую зиму. В его картинах очень много воздуха. Паронян создал множество горных пейзажей и признается, что с особым теплом относится к горе Арагац. "Если Арарат - седовласый старец, то Арагац - молодая дева... Кхм-кхм!..", - к маэстро подбегает Анжела Паронян - супруга и верный спутник жизни творца на протяжении последних 45 лет.

- Что случилось, джана? - спрашивает она, кладя руку на грудь мужа.

- Эх... Даже не знаю, - улыбается в ответ Слава.

На всемирной выставке "Экспо-74", посвященной защите окружающей среды от загрязнения (Спокан, США), армянский павильон оформил Слава Паронян. Нарисованное им гигантское панно размером 6х3,5 м. представленное на мероприятии, затем хранилось в Национальной картинной галерее Армении, в конце 80-х исчезло, хотя эскизы до сих пор хранятся у семьи Паронянов. Через некоторое время полотно нашлось в США. В 1981 году Союз художников СССР назвал его лучшим пейзажистом, а уже совсем недавно маэстро был награжден почетным званием Народный художник Армении. Только Славе Пароняну, отличительной чертой характера которого является скромность, не нужны похвала и признание. "Зачем мне все эти звания, награды и почести? Я что, буду от этого лучше рисовать?", - за этими словами последовали небрежный жест рукой и красноречивая ухмылка, - "Я творю ради творения, во имя искусства... Остальное не важно". Тем не менее, картины художника выставлены в музеях Новосибирска, Красноярска, Новороссийска, других городов, выставки его полотен проводились в разных постсоветских и европейских странах, например в Валенсе (Франция), в Венеции (Италия). Местоположение многих картин точно неизвестно, так как в советские годы Министерство культуры постоянно покупало творения Славы, после чего они расходились по всему Советскому Союзу. Паронян не любит об этом говорить.

Всего из-под кисти художника вышло порядка 500 картин, из которых при нем остались чуть более 300 полотен. Паронян много дарил, раздавал свои картины за красивые глаза и добрую улыбку.

Одной из особенностей творчества Пароняна является довольно редкая техника, которую мастер использует в работе: аля-прим. Этот метод нанесения изображения на холст ведет свою родословную от французских импрессионистов. С виду простая, эта техника требует от художника высокого мастерства и таланта. Аля-прим предусматривает выполнение картины (или фрагмента) за один сеанс, без предварительных прописок и подмалевок. Выбор техники Паронян объяснил так: "Я никогда не дорисовываю, не меняю свои картины. Увидел, пропустил через себя, отразил, все". Кроме того, убежден художник, неважно, как и во что трансформируется искусство, как пишет автор, но во всем важен академизм. Как-то раз в молодости Славе Пароняну пришлось поспорить с коллегами на эту тему, результатом чего стали несколько картин, выполненных маэстро техникой пуантилизма.

У художника нет любимого цвета. У него нет любимой картины среди созданных им полотен. "Если я восхищаюсь картиной, которую только что создал, то уже через 4 дня она становится последней", - говорит маэстро. Одновременно Паронян признался, что еще не написал главного шедевра своей жизни.

При помощи своего творчества маэстро пытается сохранить и передать красоту, которую довелось ему увидеть. "Я отражаю ее, представляю так, как вижу я; вывожу на картинах то, чего не видят другие. Я преподношу зрителю свое восприятие, свой взгляд на природу, в подчинении которой нахожусь и находился на протяжении всей своей жизни", - признался Слава Паронян...

***

Беседа подходит к концу. Грустно покидать мастерскую, воздух которой пронизан особой атмосферой творения. Она проникает внутрь, приобщая посетителей к миру хозяина - живописи. Но уходить нужно, ведь завтра маэстро празднует свой 83-й день рождения, будут гости, нужно готовиться. Приходится закрывать за собой дверь в волшебный и живописный мир Славы Пароняна, втайне надеясь, что дверь закрывается не навсегда.

Подготовил Эмиль Бабаян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.