Курдский вопрос делает войну в Сирии внутренней проблемой Турции: интервью Андре Банка

Москва, 6 ноября 2012, 00:52 — REGNUM  

Совет безопасности ООН никак не может найти общий знаменатель по вопросу "Что же делать с Сирией". Твердая позиция России и Китая пока еще сдерживает агрессию Запада во главе с США, которые постоянно твердят о "необходимости более жестких решений". Между тем, пока в Совбезе ООН обмениваются мнениями и упреками в адрес друг друга, в Сирии идет гражданская война. По данным той же ООН, число жертв конфликта в этой ближневосточной стране уже достигло 30 тысяч человек. Как развернется сирийский сценарий - в интервью ИА REGNUM свое мнение изложил эксперт гамбургского Института по изучению Ближнего Востока (GIGA) Андре Банк.

ИА REGNUM: Конфликт в Сирии продолжается. Совместный спецпредставитель ООН и Лиги арабских государств Лахдар Брахими на днях представил очередной план по урегулированию сирийского конфликта, который подразумевает участие нескольких тысяч миротворцев в принуждении "сторон конфликта" к миру. Насколько продуктивна эта идея и какова вероятность ее реализации?

Мне представляется важным то обстоятельство, что совместный представитель ООН и ЛАГ выступил с планом по мирному урегулированию сирийского конфликта. Думаю, однако, что данная инициатива обречена на провал. Ее постигнет участь "плана Аннана", который также потерпел фиаско, как мы помним, ранее в этом году. Обе конфликтующие стороны, если о таковых можно говорить, имея в виду оппозицию и, в частности, повстанцев, все еще воюют. Вдобавок, иностранное давление, направленное на прекращение насилия, не претерпело никаких качественных изменений: США, Евросоюз и Турция давят, когда дело касается повстанцев, также как и Россия или Иран используют свои рычаги давления, когда дело касается армии и режима президента Башара Асада.

ИА REGNUM: Тот же Брахими на пресс-конференции в Ливане заявил, что конфликт "неизбежно выйдет за пределы Сирии, охватит соседние страны и весь регион, если не будет своевременно остановлен". С другой стороны, Запад сам искусственно нагнетает этот конфликт, поддерживает действующих на территории Сирии террористов, снабжает их гуманитарной и не только помощью и пытается надавить на Москву и Пекин, чтобы те уступили в Совете безопасности ООН. Фактически западные союзники во главе с США в открытую грозятся придать сирийскому конфликту более масштабный характер. Какой реакции стоит ожидать от России и Китая?

Для политики Запада по части сирийского вопроса характерно отсутствие согласованности и последовательности. Однако, Запад не занимается вооружением оппозиции непосредственно, а позволяет это делать через Турцию, Саудовскую Аравию и Катар. В то же время Россия, которая поддерживает Асада, продолжает поставку вооружений в страну в самый разгар гражданской войны. На мой взгляд, обе стороны в равной степени несут ответственность за продолжение и эскалацию военного конфликта в Сирии, также как и за возможное распространение военных действий на соседние Ливан, Турцию и Иорданию. Стороны должны немедленно начать совместную работу, если действительно хотят избежать более масштабной региональной войны.

ИА REGNUM: В последнее время резко обострилась ситуация на турецко-сирийской границе. Давно известно, что Турция свободно проталкивает через свою границу боевиков на территорию Сирии, теперь же она бьет им в спину. Зачем?

Перед началом "Арабской весны", Турция, возможно, могла считаться самой мощной державой на Ближнем Востоке. Отчасти это было связано с ее прагматичной, бизнес-ориентированной позицией по отношению к авторитарным режимам на Ближнем Востоке: не только к Сирии, но и к Ливану, Ирану, Иракскому Курдистану и государствам Персидского залива. Когда начались протесты, Турции было необходимо некоторое время, чтобы отреагировать на изменение политических "созвездий" в странах Ближнего Востока, особенно в арабских. Соседняя Сирия представляет собой отдельную проблему - взаимосвязь особенно сильна. Курдский вопрос - вот почему Сирия является не только вопросом региональной важности для Турции, но и отчасти ее внутренней проблемой. В настоящее время Турция решительно поддерживает ослабление режима Асада в Сирии и, следовательно, предоставляет свою территорию различным воинствующим элементам. Однако действительно ли Турция позволяет террористам салафито-джихадисткого толка проникать в Сирию через свою территорию - вопрос спорный. В конце концов, у Турции собственное понимание политического ислама, сильно отличающееся от ислама суннитского толка, который поддерживается Саудовской Аравией и, частично, Катаром.

ИА REGNUM: В продолжение турецкой темы: лидеры стран Евросоюза, США расходятся в мнениях о необходимости военного вторжения в Сирию, тогда как Турция в тандеме с монархиями Персидского залива твердо стоят на необходимости именно свержения Башара Асада. Если Саудовская Аравия и Катар ограничиваются агрессивной риторикой и засылкой в Сирию боевиков исламистского толка, то Турция в придачу к словам перешла к делу и уже ведет там боевые действия. Возможен ли сценарий, при котором сирийский конфликт перерастет в турецко-сирийскую войну? Если да, то как поведет себя при таком раскладе НАТО?

Я бы не стал исключать вероятность турецко-сирийской войны как таковой, но это маловероятно на данном этапе. Ситуационные атаки и контратаки через границу до сих пор проходили без особых последствий, и носят единичный характер. Стороны рискуют слишком многим. Нападение или вмешательство со стороны Турции может сильно ослабить сирийское правительство во главе с Асадом, так как в этом случае им придется вести не только гражданскую, но и межгосударственную войну одновременно. Кроме того, вероятность последующего вмешательства стран-челнов НАТО или, по крайней мере, косвенной поддержки Турции достаточно высока. Для турецкого правительства во главе с премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом война с Сирией также чревата потенциальными негативными последствиями. Во-первых, военный конфликт с Сирией неизбежно повлечет эскалацию внутреннего конфликта с Курдской рабочей партией (PKK). Во-вторых, большая часть турецкого населения, в том числе большинство сторонников правящей партии "Справедливости и развития", выступают против войны с Сирией. И, в-третьих, такой расклад может породить проблемы на региональном уровне. В этом случае многие арабы на всем Ближнем Востоке будут рассматривать Турцию как неоимпериалистическую державу, что нанесет сокрушительный удар по ее имиджу и поставит под сомнение ее существование в качестве ключевого регионального игрока в настоящем и будущем.

ИА REGNUM: Гипотетическое размещение западных миротворцев в Сирии никак не устраивает Иран. Что может предпринять Тегеран, чтобы предотвратить реализацию такого плана в случае его принятия?

Так как размещение миротворцев маловероятно на данном этапе, иранское правительство не будет слишком "заморачиваться" по этому поводу. Но Иран продолжит, возможно молчаливо, поддерживать режим Асада, так как это гарантирует Тегерану выход на Ближний Восток и дает возможность влиять на старый палестино-израильский конфликт. В то же время, если ситуация в Сирии в дальнейшем ухудшится, а позиции Асада будут слабеть с каждым днем, я не исключаю развитие сценария, в рамках которого иранское правительство будет всерьез рассматривать альтернативное будущее для Сирии, где Асад, возможно, уже не будет ключевой фигурой. Для Тегерана крайне важно сохранить свои геостратегические позиции на Ближнем Востоке, включая союз с Хезболлой в Ливане. То, чего Тегеран хочет избежать любой ценой - это союз Саудовской Аравии, Катара и Турции с новым сирийским правительством, который неизбежно выльется в стратегический союз с Израилем и западными государствами.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.