Ануш Левонян: Кого хочет "деизолировать" Грузия - Абхазию или Армению?

Москва, 3 ноября 2012, 00:01 — REGNUM  

Новый министр по реинтеграции Грузии Паата Закареишвили заявил, что у официального Тбилиси "есть конкретный план и стратегия урегулирования грузино-российского конфликта". По его словам, стратегия заключается в "маленьких шагах, которые помогут восстановить доверие" в отношении Тбилиси со стороны Сухума и Цхинвала. Одновременно в интервью газете "Коммерсантъ" Закареишвили исключил "политическую подоплеку", отметив, что проблему следует рассматривать "исключительно в экономическом ключе". Эти заявления связаны с намерением грузинской стороны восстановить транспортное движение через Абхазию, причем как железнодорожное, так и автомобильное. "Такой подход - часть нашей стратегии по деизоляции Абхазии", заявил Закареишвили журналистам.

"Любое открытие любых коммуникаций - польза для всех сторон. Поэтому если будут открыты сквозные железные и автодороги, то это будет хорошо для всех народов, через территории которых они проходят. Ради этого со своей стороны мы хотим убрать все преграды", - отметил Закареишвили, по словам которого это стало бы "шагом в правильном направлении". По его словам, нельзя допустить, чтобы Абхазия была экономически и транспортно привязана только к России. "Если же мы откроем движение и в нашу сторону, то у Абхазии появится альтернатива. Этой железной дорогой смогут пользоваться все: Россия, Грузия, Армения", отметил Закареишвили.

Понятно, что высказывания министра по реинтеграции во многом носят зондажный характер и призваны выявить позицию всех заинтересованных сторон. Вопрос открытия Абхазской железной дороги, бездействующей вот уже 20 лет, очень сложен, неоднозначен и не зависит от одного лишь желания Тбилиси. Очень многое тут связано с позицией стран региона и внерегиональных игроков.

Напомним, что грузинская сторона и ранее не была принципиально против восстановления движения через Абхазию, надеясь таким образом как-то укрепить свое влияние в отделившейся республике. Но Тбилиси при этом говорил о необходимости связать вопрос с долевым участием в управлении и владении дорогой, а также увязывал его с возвращением беженцев. Понятно, что абхазская сторона напрочь отвергала такие предложения. Сегодня тот же Закареишвили говорит, что таких "политических привязок" быть не должно.

Это, конечно, свидетельствует, что подходы Тбилиси стали несколько более реалистичными, но мало влияет на сложный комплекс существующих проблем. Так, Россия - по крайней мере, на данном этапе - относится к подобной перспективе с понятными опасениями. Пока заявления грузинской стороны о намерении нормализовать отношения не обрели характера конкретных предложений. И тем более должно пройти немало времени, пока они начнут оформляться в реальные действия. Между тем вопросы обеспечения безопасности, особенно в свете подготовки и проведения зимней Олимпиады в Сочи, по-прежнему очень важны для российской внутриполитической повестки. В том, что Северный Кавказ и тесно сотрудничающая с Турцией Грузия будут связаны железной дорогой, могут содержаться некоторые риски. Представляется поэтому, что в обозримой перспективе Москва не станет педалировать решение данного вопроса, тем более, что Тбилиси продолжает утверждать, что прозападный (включая стремление ко вступлению в НАТО) внешнеполитический вектор будет сохранен, а о восстановлении дипотношений с Россией в условиях "оккупации грузинских территорий" речи быть не может.

Что касается Сухума, то, вполне вероятно, что абхазская сторона пожелает связать возобновление сквозного движения если и не с признанием де-юре своего суверенитета Грузией, то хотя бы с подписанием двустороннего договора о неприменении силы, а это, фактически, тоже может рассматриваться как шаг к легитимизации абхазской независимости со стороны бывшей метрополии. Вряд ли Тбилиси решится на такой шаг. С другой стороны, запуск железнодорожного сообщения с Грузией при всей сомнительности перспективы экономических дивидендов, чревато для Абхазии политическими последствиями и новыми задачами в сфере обеспечения приграничной безопасности в том же Гальском районе. Тем более, когда в Тбилиси не скрывают, что возобновление железнодорожного сообщения призвано облегчить процесс "реинтеграции" Абхазии. Вопросом, нужна ли Абхазии "реинтеграция" с Грузией, в Тбилиси, естественно, задаваться не стали.

Одной из самых заинтересованных в данном случае стран можно было бы считать Армению, но и тут есть свои нюансы. Долгие годы Ереван при любой возможности активно лоббировал идею разблокирования Абхазской железной дороги, обещая даже внести посильный вклад в реабилитацию устаревших железнодорожных коммуникаций. Ведь возобновление железнодорожного движения через Абхазию, возродив главную закавказскую транспортную артерию советских времен, намного сократило бы время и затраты на экспортно-импортные операции, особенно связанные с армяно-российским товарооборотом, поскольку РФ является первым торговым партнером Армении. Сегодня, напомним, 70% армянского импорта и экспорта осуществляется через грузинские порты Поти и Батуми, где налажено паромное сообщение с Новороссийском, украинским Ильичевском и болгарской Варной. Не секрет, что работа паромов зависит от целого ряда факторов, в частности - погодных, и бывали случаи, когда грузы, включая скоропортящиеся, застревали в портах, что создавало проблемы для предпринимателей. Тем не менее, Армения сумела за долгие годы приспособиться к существующей ситуации. Причем приспособиться настолько, что когда теперь уже бывший министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе, комментируя данную тему летом нынешнего года заявил, что "Армения вовсе не задыхается без этой (Абхазской) железной дороги", и возобновление её работы интереса для армянской стороны, в общем-то, не представляет, ни со стороны официального Еревана, ни Южно-Кавказской железной дороги (ЮКЖД - 100-процентная "дочка" РЖД, управляющая армянскими железнодорожными коммуникациями) опровержений не последовало.

Тем не менее, очевидно, что грузинская инициатива полезна Армении. Ведь та же всеобщая забастовка докеров порта Поти, начавшаяся несколько дней назад, уже начинает сказываться на интересах армянских предпринимателей, принуждая перенацеливать грузопотоки на Батуми, а это - незапланированная трата времени и средств. Положение может стать форс-мажорным, если батумские портовики поддержат своих коллег. Конечно, некоторые крупные монополисты в сфере экспортно-импортных операций не были бы в восторге от необходимости пересматривать налаженные формы своей работы, но малый и средний бизнес был бы в явном выигрыше. С энтузиазмом отнеслись бы к возобновлению движения по территории Абхазии и обычные граждане, которые смогли бы ездить в Россию и другие страны СНГ и Восточной Европы по ценам менее обременительным, нежели нынешние запредельные авиатарифы.

Но самый, пожалуй, важный аспект данной проблемы - это возможное изменение общеполитической ситуации в регионе. Армения ведь не от хорошей жизни попала в зависимость от "грузинского транзита". Причина такого положения вещей - длящаяся с 1993 года полная транспортно-энергетическая блокада республики со стороны Азербайджана и Турции. Как известно, Баку и Анкара связывают деблокаду границ с "подвижками" в решении нагорно-карабахского вопроса, причем не скрывается, что эти "подвижки" должны быть исключительно в пользу Азербайджана. Баку настолько упорно настаивает на таком одностороннем подходе, что ситуацию не исправило даже подписание в 2009 году в Цюрихе известных армяно-турецких протоколов, предусматривающих нормализацию отношений между двумя странами. Резкая обструкция Азербайджана заставила турецкую сторону уже после парафирования этих документов связать их с карабахским вопросом, что, разумеется, для армянской стороны совершенно неприемлемо. Сегодня протоколы заморожены.

Между тем возобновление движения по Абхазской железной дороге сделало бы азербайджано-турецкую блокаду совершенно бессмысленной, обесценило бы все планы по дальнейшей изоляции Армении и тем самым выбило бы из рук тюркских союзников очень важный рычаг давления на Ереван и Нагорный Карабах. Уже одно это заставляет предположить, что Азербайджан и Турция консолидировано выступят против подобных намерений нового грузинского правительства. А поскольку Грузия в экономическом и энергетическом отношении сильно зависит от Баку и Анкары (причем эта зависимость стала весьма масштабной именно после разрыва отношений с Россией), официальному Тбилиси будет нелегко реализовать задумки нового министра по реинтеграции, известного грузинского политолога Пааты Закареишвили. В интервью "Коммерсанту" он заявил, что разблокирование железнодорожного сообщения между Грузией и Абхазией послужит "деизоляции" последней. На самом же деле, имеющая выход к морю и железнодорожное сообщение с Россией, Абхазия тысячу раз подумает, прежде чем примет участие в грузинской "конструктивной" идее. А вот для Армении предложение Закареишвили будет действительно означать "деизоляцию". Какой будет реакция Анкары и особенно Баку - покажет время.

Ануш Левонян, политический обозреватель (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.