"Франко-германский капут": европейцам остается опереться на страх катастрофы

Москва, 24 октября 2012, 10:59 — REGNUM  22 октября 2012 года в германском еженедельнике Spiegel была опубликована редакционная статья, посвященная состоянию дел во франко-германских взаимоотношениях в свете неутешительных в этом аспекте итогов прошедшего 18-19 октября саммита ЕС в Брюсселе. Spiegel констатирует беспрецедентное обострение споров Парижа и Берлина и задает вопрос, не означает ли происходящее крах главной оси Евросоюза? Мы даем полный перевод этой публикации влиятельного органа германских СМИ. Авторы означенной редакционной статьи в Spiegel: Ralf Neukirch, Mathieu von Rohr, Michael Sauga, Christoph Schult, Gerald Traufetter.

ФРАНКО-ГЕРМАНСКОЙ ОСИ КАПУТ?

Параллельные вселенные Парижа и Берлина

Самый последний саммит Евросоюза продемонстрировал глубокие разногласия между канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом. Берлин желает, чтобы Брюсселю было даровано больше власти над национальными бюджетами, а Париж призывает положить конец жесткой экономии. Спор угрожает усилению еврокризиса.

Одним из вековых упражнений европейской политики - превратить даже самые замечательные новости в сообщения о раздорах. Что нового в том, что правительства в Париже и Берлине доказывают свое особенное искусство в этой странной дисциплине.

Это случилось в прошлый четверг вечером (18 октября 2012 года) в мрачном правительственном здании в Брюсселе. Лидеры 27 стран Европейского Союза только успели собраться на кризисный саммит, как канцлер Германии Ангела Меркель удивила всех новым предложением. Что если каждый присутствующий на саммите полетят все вместе в Осло в декабре, чтобы совместно принять Нобелевскую премию мира, как знак европейского единства?

Реакцию европейских лидеров можно было ожидать. Премьер-министр Италии Марио Монти сказал, что было бы достаточно, если главы Европейской комиссии, Совета Европы и Европейского парламента совершат подобную поездку. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон предложил отправить от каждого государства-члена в Осло одного ребенка. Наконец, хотя вопрос был уже решен, французский президент Франсуа Олланд отверг идею совместной поездки в целом. Он сказал язвительно: "Я не был бы лишним".

Если самая могущественная политическая команда в Европе не может найти общего согласия относительно вопроса, кому следует собирать призы, то, что тогда говорить о гораздо более важном вопросе - о спасении евро. На саммите в Брюсселе на прошлой неделе Меркель и Олланд после споров в течение нескольких часов договорились по обтекаемо сформулированному компромиссу по банковскому союзу, в то время как все другие спорные вопросы остались нерешенными.

Со времен бывшего канцлера Германии Конрада Аденауэра и бывшего президента Франции Шарля де Голля Германией и Францией, как правило, управляют политики, которые ставят единство их стран важнее различий. Ось между бывшим канцлером Германии Гельмутом Шмидтом и бывшим президентом Франции Валери д'Эстеном оказалась такой же гибкой, как партнерство между их преемниками - Гельмутом Колем и Франсуа Миттераном.

Холодные отношения

Однако при Меркель и Олланде немецко-французское партнерство грозит превратиться ни во что иное, как в фасад. Два политика, которые держат судьбу континента в своих руках, приветствуют вежливо друг друга поцелуями в щечку, а их ответственные за общественные отношения штабы превозносят их "профессиональное" и "доверительное" сотрудничество.

В действительности, однако, их отношения начались на холодной ноте и с тех пор скользят в точку ниже температуры замерзания. Олланд не хочет простить Меркель то, что она агитировала за его консервативного соперника бывшего президента Франции Николя Саркози. Теперь канцелярия бундесканцлера подозревает Олланда в тайных планах поддержки кампании бывшего министра финансов Пеера Штайнбрюкa - соперника Меркель на выборах от левоцентристской Социал-демократической партии Германии (SPD).

В прошлый понедельник (15 октября 2012 года) в Елисейском дворце в совместном интервью шести европейским газетам президент Франции продемонстрировал, насколько глубоким разрыв является. Целый час Олланд не только критиковал немецкую политику более резко, чем когда-либо после своего вступления в должность, но он просто отверг курс Меркель на бюджетную экономию. "Это задача Франции, чтобы рассказывать нашим партнерам неустанно - есть альтернативы политике жесткой экономии", - сказал Олланд.

Его предшественник Саркози также имел разногласия с Меркель. Тем не менее, лидерам двух стран всегда удавалось договориться о совместной позиции до саммита. Это изменилось сейчас с двух сторон. Идет активизация конфликтов до заседания, а не их сглаживание.

На пессимистической ноте

Когда Олланд вышел из своего автомобиля перед зданием Европейского Совета в Брюсселе в четверг, он сказал ядовито, что Меркель "тянет резину" по европейским проблемам, поскольку, как всем известно, она "имеет свой собственный срок в сентябре 2013 года". Олланд ссылался на следующие федеральные выборы в Германии. Меркель ранее в германском парламенте в Бундестаге вновь призвала к предоставлению ЕС права вмешательства в национальные бюджеты - идея, решительно отвергаемая Парижем.

Затем лидеры двух стран встретились в частном порядке в надежде найти некоторые точки соприкосновения, несмотря на их различия. Но было понятно каждому, кто видел Меркель и Олланд, шедших из их комнаты переговоров в зал для совещания саммита, что их переговоры завершились на пессимистической ноте. Два политика внешне выглядели напряженными, когда они говорили друг с другом, беседуя так быстро, что переводчики едва поспевали за ними. Меркель энергично покачивала головой. Только тогда, когда они достигли зала заседаний, они вдруг изобразили на лицах улыбки.

Дело продолжается подобным образом в течение нескольких месяцев. Они изображают гармонию в общественных местах, но, в действительности, Меркель и Олланд живут в параллельных вселенных. Их взгляды на мир не могут не быть столь различными.

Открытое недовольство в Париже

В последние месяцы несогласие с Германией выросло до открытого недовольства в Елисейском дворце. Олланд верит, что кризис может быть решен только, если Европа введет общую ответственность за долги. Его команда постоянно выдает новые предложения, которые, как правило, отличаются только своими названиями: еврооблигации, евросчета, фонды погашения долга и т. д.

Французов также раздражает, что Берлин постоянно призывает к строгому контролю бюджета, в то время как континент впадает в рецессию. Париж относится критически к тому, что он называет навязчивой идеей Германии - жесткой экономии. Он верит в то, что сокращение расходов при стагнирующей экономике является неправильным подходом. "Фундаментальные обсуждение этой политики жесткой экономии висит в воздухе по всей Европе", - говорят официальные лица в Елисейском дворце.

Олланд обвиняет немцев в двойных стандартах. Он утверждает, что они требуют слишком многого от других европейцев, преследуя в одностороннем порядке свои национальные интересы, как это было в случае с авиастроительной компанией EADS. Немецко-французская группа хотела слиться с британским оборонным подрядчиком BAE, что создало бы крупнейшую аэрокосмическую компанию в мире. Но это также поставило бы под угрозу рабочие места в Баварии.

Сторонники Олланда жалуются, что Меркель наложила вето на сделку без объяснения причин и без согласия на новые переговоры. Они утверждают, что Меркель, которая всегда призывает к большей конкурентоспособности и меньшему бюрократизму, на самом деле, воспрепятствовала европейской оборонной промышленности стать более конкурентоспособной.

Официальные лица в Елисейском дворце, кажется, не понимают, что их коллеги в бундесканцелярии и, особенно, в Берлине находятся в противоречии с новой администрацией в Париже. Немцы уже снизили свои ожидания перед тем, как Олланд вступил в должность, и отношения ухудшались с тех пор неуклонно.

Ускоряет ли Олланд французское несогласие?

Журналистский посыл, что "выстрел" Олланда по немцам до саммита ЕС был "замечательным шагом", источники в администрации Меркель оценивают дипломатично. Перевод подобной риторики: Это был "невероятно наглый" ход.

По-видимому, Меркель видит упомянутое выше интервью свидетельством политической неопытности француза. Олланд является новичком в искусстве управления - пренебрежительно говорят должностные лица Берлина. В отличие от своего предшественника Саркози, он не занимал никаких государственных постов прежде, чем стать президентом. Именно поэтому, с точки зрения Германии, он делает ошибки, которые никогда бы не случились с его предшественниками, особенно в европейской политике.

Немцы особенно разочарованы тем, что Олланд рисует себя в качестве представителя южных стран ЕС. Это огорчает их, поскольку француз возрождает старые планы Средиземноморского союза на южном фланге Европы. В начале октября Олланд встретился на конференции в Мальте с лидерами четырех других стран Южной Европы и пятью - стран Северной Африки. Официальные лица в Берлине жалуются, что не успели они тщательно разуверить Саркози в необходимости новой южной оси, как теперь им приходится начинать все заново.

Верящие в Меркель боятся, что Олланд ускорит экономический спад во Франции в ущерб всей остальной Европе. Хотя президент и протолкнул у себя в парламенте финансовый пакт, по их мнению, он не делает ничего другого, чтобы модернизировать свою страну. "Вы не возьмете проблемы Франции под контроль путем повышения налогов и снижения возраста выхода на пенсию", - издеваются немецкие правительственные лица.

Открытая ссора

Если речь шла о реформах, тратах денег, солидарности и интеграции, то было и раньше много кризисов в германо-французских отношениях, но раскол никогда не был столь глубоким. Обе стороны обвиняют друг друга в игре краплеными картами с той поры неудачного июньского саммита (2012 года) в Брюсселе.

Именно тогда немцы и французы договорились разработать совместный европейский финансовый регулирующий орган, который в случае необходимости должен будет выручать проблемные банки. Французы интерпретировали соглашение в смысле так называемого банковского союза, который должен был начать работать с 1 января 2013 года. Но это, очевидно, не совпадает с немецкой точкой зрения. В Берлине должностные лица боятся, что, если банковский союз будет запущен столь рано, Германия будет перегружена большими обязательствами по отношению к южным европейским банкам.

Разногласия привели к открытой ссоре. В середине сентября министр финансов Германии Вольфганг Шойбле заявил во всеуслышание, что дата запуска банковского союза не может быть столь ранней. Его французский коллега Пьер Московичи пришел в ярость. "Нет, я не согласен с господином Шойбле", - сказал он после встречи на Кипре, отметив, что не было никаких причин откладывать дату запуска банковского союза.

Конфликт был перенесен на саммит на прошлой неделе. Германии удалось убедить лидеров ЕС, что совместные средства могут быть выплачены банкам только после создания работоспособного регулирующего органа. Но Франция продолжает настаивать на создании необходимых условий в наступающем году.

Ситуация не менее запутана с EADS. Теперь после того, как предлагаемое слияние с BAE провалилось, немецкое правительство захотело продать в ближайшие недели часть акций EADS автопроизводителю Daimler. Оно срочно нуждается в Париже, потому что Олланд должен одобрить сделку, поскольку немцы будут включены в состав держателей акций, что гарантировало бы им важный голос в компании.

Но Берлин не делает нужного для успокоения администрации Олланда. Напротив, немецкое правительство в настоящее время отказывается предоставить финансовую поддержку для развития новых широкофюзеляжных самолетов Airbus A350. Германское министерство экономики придерживает €600 млн., в то время как Париж давно выплатил свою долю.

Двигатель Европы становится ее тормозом

С таким количеством германо-французских конфликтов на подъеме бывший двигатель европейской унификации вместо этого становится тормозом. Весь ЕС ждет от Германии и Франции, что они, наконец-то, придут к компромиссу по будущей архитектуре евро. Но идеи по этому вопросу Берлина и Парижа все еще далеки друг от друга.

Канцлер Германии Ангела Меркель настаивает, чтобы Брюссель в будущем был в состоянии контролировать национальные бюджеты. "Мы должны дать Европе реальные права вмешательства в национальные бюджеты", - сказала она в бундестаге на прошлой неделе.

Олланд выступает против этой идеи. Кроме того, передача суверенных прав потребует внесения поправок в европейские договоры, которые могут быть обсуждены на конвенции ЕС, итоги которой должны быть одобрены народом Франции. Олланд, однако, опасается, что большинство французов могут сказать "нет" на референдум, как это случилось в 2005 году на референдуме по европейской конституции. Президент Франции хотел бы, чтобы порядок вещей оставался в основном неизменным в Европе, с тем, чтобы главы государств и правительства имели последнее слово в решениях.

Если поправка к договорам будет обсуждаться, то она должна будет включать в себя так называемое понятие "коммунизации долга", - сказал Олланд в ответ на немецкие предложения по этому вопросу. Но это будет "вне вопроса" пока "есть отдельные национальные бюджеты", - ответила канцлер после саммита.

Стороны ожесточились, и время уходит. В соответствии с договоренностью, достигнутой европейскими лидерами, реформы Евросоюза должны быть утверждены в декабре, если это будет возможно.

Многое поставлено на карту. Если ссорящиеся партнеры не находят убедительного решения, кризис евро может усилиться еще больше с непредсказуемыми последствиями для всей Европы. Страх катастрофы - то настроение Парижа и Берлина, которое владеет их чувством. И это то, на что европейцы могли бы опереться. "Германия и Франция придут к соглашению, в конце концов", - говорит один высокопоставленный чиновник ЕС, - "так как они должны сделать это".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.