Эксперт: В отношении России ЕСПЧ опирается не на международное право, а на "принципы своей практики"

Москва, 23 октября 2012, 17:53 — REGNUM  

Европейский суд по правам человека 19 октября осудил Россию по делу "Катан и другие против Молдавии и России", признав ее виновной в "нарушении прав" 170 учащихся и преподавателей приднестровских школ с обучением на молдавском языке на основе латинской графики. Суд обязал Россию выплатить истцам в общей сложности 1,02 млн евро, а также покрыть судебные издержки в размере 50 тыс. евро. При этом Страсбургский суд постановил, что Молдавия невиновна в "нарушении прав" учащихся и преподавателей данных учебных заведений, поскольку Кишинев не контролирует данную территорию. Своё мнение по поводу решения ЕСПЧ высказал 23 октября в интервью ИА REGNUM сотрудник исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат исторических наук Никита Аникин.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес удивительный с точки зрения не только международного права (на что указано в заявлении МИД РФ), но и обычной логики и здравого смысла вердикт по так называемому делу "Катан и другие против Молдавии и России", касающегося нарушения прав учащихся нескольких румынских школ, находящихся на территории Приднестровья, но формально относящихся к юрисдикции Кишинева. Данный конфликт относится к периоду 2002 и 2004 годов и к настоящему времени, насколько можно понять, в целом исчерпан.

В частности, в самом тексте постановления указывается, что "по имеющейся у молдавского правительства информации, в трех школах, имеющих отношение к данному делу, образование в настоящее время ведется на молдавском (румынском) языке, основанном на латинском алфавите, и по программе, утвержденной Министерством Просвещения Республики Молдова". То есть, на сегодняшний день, языковая и образовательная составляющая в данном деле отсутствует. Зато присутствует политическая. Вступительная часть заключительного договора целиком посвящена изложению политической истории региона, начиная с 1940 года и заканчивая памятными таможенными конфликтами между Россией, Украиной и Молдавией в середине 2000-х. Вызывает удивление, сколь подробно и обстоятельно описываются и исторические обстоятельства Приднестровского конфликта, очень слабо относящиеся (или вовсе не относящиеся) к предмету разбирательства.

Сама история Приднестровского конфликта изложена исключительно однобоко, в изложении фактически разделяется позиция молдавских националистов. В тексте встречаются неоднократные обвинения в адрес властей ПМР и российских военных, в том числе и в военных преступлениях. В то же время, не упоминаются факты насилия в отношении мирного населения непризнанной республики со стороны молдавских вооруженных формирований.

Непосредственно в постановлении суда говорится о том, что суд установил в рассматриваемом деле существенную роль исторического контекста - то есть привязал вопрос с преподаванием молдавского языка в приднестровских школах к российской политической, военной и экономической поддержке Тирасполя, начиная с 1992 года. Далее следует впечатляющая формулировка - "суд согласился, что в деле не было доказательств прямого участия либо согласия России как на меры, предпринятые против заявителей и их школ, так и языковой политики в целом. Однако, в соответствии с ранее выработанными принципами своей практики, Суд, уже установив, что Россия осуществляла эффективный контроль над "ПМР" в течение соответствующего периода, посчитал, что нет необходимости в определении того, осуществлялся ли Россией детальный контроль над политикой и действиями нижестоящей местной администрации".

Если раньше кто-то еще сомневался, то теперь стало окончательно понятно, что в отношении России ЕСПЧ опирается не на фактические обстоятельства дела и международное право, а на "ранее выработанные принципы своей практики". Помимо этого, настоящим решением, Страсбург, по сути, признал, что ПМР находится не в молдавской, а в российской юрисдикции.

Что же касается реальных последствий данного решения, то вряд ли стоит ожидать каких-то радикальных перемен как в языковой политике обеих сторон, так и в процессе урегулирования приднестровско-молдавских отношений.

Справка ИА REGNUM: Шесть находящихся на территории Приднестровья "румынских школ", подчиняющихся Кишиневу и используемых Молдавией и ее зарубежными партнерами для давления на Приднестровье, с подачи Кишинева принципиально отказываются получать регистрацию в ПМР, несмотря на то, что властями республики специально для них была создана система упрощенной регистрации. Молдавская письменность существует на кириллице с XVI века, но в Бессарабии решением Верховного совета Молдавской ССР в 1989 году молдавский язык был переведен на латинскую графику в румынском варианте, в то время как молдаване Приднестровья сохранили изначальную кириллическую графику молдавского языка.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail