Дмитрий Семушин: Глумление над нашим славным Двенадцатым годом в САФУ

Москва, 15 октября 2012, 16:43 — REGNUM  

Россия отмечает 200-летие Отечественной войны 1812 года. В Северном Арктическом Федеральном университете (САФУ) также решили отметить это знаковое для русской истории событие. Здесь решили провести специально посвященный войне 12-го года круглый стол.

Организатором мероприятия выступил заместитель директора по научной и инновационной работе Института социально-гуманитарных и политических наук (ИСГиПН) САФУ доцент Алексей Фельдт. Из преподавателей этого заведения участие в круглом столе приняли профессор Андрей Зашихин и доцент Ольга Чуракова. Участники круглого стола решили ни много не мало, а ответить на ключевой, по их мнению, вопрос: "Знаем ли мы всю правду об этой войне?". Поэтому круглый стол избрал "разоблачительное" в духе направление. Оказалось, что "правду" можно узнать, если событие это разоблачить, вычеркнув его из пантеона Славы национальной памяти.

Для того чтобы узнать "правду", Фельдт привлек через телеконференцию для участия в круглом столе работающего в Сорбонне в Париже профессора по приглашению Олега Соколова. По явному недоразумению, Фельдт представил Соколова "ведущим экспертом по истории наполеоновской эпохи" (это, разумеется, не так) и доцентом кафедры новой и новейшей истории исторического факультета СПбГУ. Однако в списках этой кафедры Соколов в настоящее время не значится.

"Сорбонский профессор" и "ведущий эксперт" поведал из Парижа участникам круглого стола в провинциальном Архангельске удивительные вещи. Оказывается, по Соколову, главной причиной войны 1812 года была "личная неприязнь императора Александра I к Наполеону". Получается, выдай наш царь Александр Павлович Благословенный свою сестру за безродного корсиканца, то и не было бы войны 1812 года с ее героизмом и трагедией, с сожженными Смоленском и Москвой, кровавыми полями Бородино и Малоярославца и ставшей для француз навеки символом катастрофы - Березиной. Вообще "сорбоннский профессор" полагает, что "реальных экономических и политических поводов к началу войны не было". Получается, Александр I обиделся на Бонапарта. Бонапарт обиделся на Александра, собрал "двунадесять народов" и отправился в Россию на свою погибель. Разве можно подобную трактовку считать серьезной?

К слову, Олег Соколов является основателем в России т. н. "исторической реконструкции". Бывший доцент Санкт-Петербургского университета так долго "сражался" и "сражается" на "полях сражений" этой самой исторической реконструкции в рядах Grande Armée Наполеона против России, так хорошо вжился в роль "оккупанта" и "миродера", что даже сам президент Франции Жак Ширак наградил в 2003 году Соколова орденом Почетного легиона за большой вклад в дело "популяризации французской армии". Но именно участие Соколова в этих пресловутых реконструкциях и выдают его несерьезность, как ученого. У настоящего историка для подобных костюмированных игр на свежем воздухе просто нет времени. Кстати, и излишнее увлечение Соколова Наполеоном выдает его "детскость". Так в пору любить императора Франции в детские, юношеские или молодые годы. В зрелости же глубокое знакомство с личностью Бонапарта у человека, выросшего в нормах отечественной русской культуры, вызывает только чувство глубокого омерзения.

На круглом столе в САФУ со стороны "историков" "было подвергнуто жесткой критике" обозначение Отечественной войны как народной. Итак, в Архангельске в САФУ решили, что война 1812 года не была ни "отечественной", ни "народной". Поскольку де большая часть народного ополчения формировалась из крестьян, которых записывали туда помещики. А по статистике якобы "70% всех так называемых добровольцев дезертировали с фронта". Что это за понятия из другой эпохи - "народное ополчение", "фронт", сразу же заметим мы. Но ведь не только ополченцев, но и рекрутов регулярной армии также определяли помещики. Ну, и что с того? Они тоже разбегались "с фронта"? Но ведь ополчение формировалось и рекруты поставлялись еще и черносошными крестьянами, которые помещиков не знали. А кто же тогда в 1812 году устоял на полях сражений и победил Бонапарта, если большая часть дезертировала? Ведь заградительных отрядов и комиссаров с наганами тогда не было. Поэтому вспомним. Финал Бородинской битвы превратился в простую артиллерийскую канонаду. Противники разошлись. Русские полки стояли темной стеной, закрывая французам дорогу на Москву. Бонапарт, сам артиллерийский офицер, направляя огонь своих двухсот орудий, повторял: "Дайте им еще". Летели ядра. Ему докладывали: "Наш огонь рядами вырывает их, а они стоят". "Им еще хочется, - твердил император, - Дайте им еще!". А они стояли в сомкнутом строю, но не бежали. Это правда! А ваши дезертиры - ложь! Подвиг - святыня, а святыню нельзя оскорблять.

На самом деле, во всей истории 1812 года поражает то обстоятельство, что именно все сословия тогдашнего русского общества, все, как один, в едином порыве положили на алтарь Отечества жизнь своих сынов. И, когда начинаешь читать генеалогии русского дворянства, то поражаешься тем, сколь у многих из них жизнь кончается ДВЕНАДЦАТЫМ ГОДОМ! А ведь в случае родословий речь идет о верхнем слое дворянского сословия, если не об аристократии, то о столбовом дворянстве, о 1000 семейств тогдашней элиты.

На круглом столе в САФУ сделали еще одно "открытие". Оказывается, "не выдерживает критики и другой штамп - об активном партизанском движении в войне 1812 года", поскольку де в ХIХ веке понятие "партизан" воспринималось совсем иначе, чем сегодня. Это были военные "летучие" подразделения из числа военных, и никакого отношения к хаотично сформированным народным дружинам они не имели". Но, что собственно в нашей отечественной истории меняет подобный "лексический подход", заметим мы. Разве тем самым можно подвернуть ревизии сей текст Льва Николаевича Толстого? "Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие".

А как тогда "историки" САФУ себе представляют партизанскую войну в годы Великой Отечественной войны - как некое стихийное народное движение? Но без организующей роли ВКП(б), органов государственной безопасности и военной разведки, без специальных групп из военных, без регулярно засылаемых парашютистов, радистов и постоянного снабжения партизанская война в тылу гитлеровцев была бы просто невозможна. Великие творцы ее в Великой Отечественной войне - генерал Павел Судоплатов (МГБ) и полковник Илья Старинов (военная разведка). В 1812 году подобную роль выполнил подполковник Ахтырского гусарского полка Денис Давыдов. За ним пошли другие. Но подвиг русских партизан 1812 года - армейцев и казаков, отнюдь дубину народной войны не отменяет.

В итоге на круглом столе САФУ, посвященном 1812 года, констатировали: "В массовом восприятии эта война воспринимается исключительно в положительном ключе, как народно-освободительная и духовная, без массовых жертв и трагедий". Так что? Получается историкам надо разрушить в народном сознании "положительный ключ", опровергнуть ее народно-освободительный характер и отказаться от духовной роли этого события в Отечественной истории? Тут мы заметим, что у национального исторического знания есть несколько уровней "посвящения". Один уровень исторического знания требуется для школьников, другой - для студентов, третий - для профессиональных историков, четвертый - для "посвященных". Последний уровень предполагает существование "тайной истории". И, если окормлять историческим знанием с уровня студентов школьников, то это просто глупость, а если с более высоких уровней - то это преступление. То же касается и народа. Здесь разрушение национальных сакральных образов, расшатывание веры народа в один из самых значительных подвигов, символов, на которых основано национальное самосознание, недопустимо. В случае же Отечественной войны 12-го года, на самом деле, никакой "тайной истории" - нет. Ее жертвы и потери известны. Это событие досконально изучено историками. Она светла, чиста и прозрачна - этот наш национальный алмаз. И не дело либеральствующих подонков в ее очередную годовщину плевать на могилы героев 12-го года. А студентам истфаков в России надо просто читать опубликованные источники, массу воспоминаний современников событий и монографических исследования историков. Там есть все! Никаких тайн. Это не проблема, кто поджег Москву, Растопчин, или безымянный французский капрал. Важен факт - Москва сгорела. И еще нужно просто читать и перечитывать "Войну и мир". Истина этого великого произведения Толстого не в деталях (здесь могут быть ошибки), а в глубоком национальном смысле.

Ну, и в заключение об организаторе этого круглого стола, который в "Год отечественной истории" решил нам "подправить" Пушкина, Лермонтова, Толстого с их пониманием Отечественной войны двенадцатого года, а заодно дать еще нагоняй Тарле. Речь пойдет о доценте Алексее Фельдте. Сам Фельдт имеет репутацию "либерала". Себя он числит "историком", хотя правильней было бы назвать его "преподавателем истории", поскольку за 20 лет своей "научной карьеры" Фельдт какого-либо монографического исследования все еще не подготовил. При этом базового университетского исторического образования у Фельдта нет. Он закончил местный педагогический институт в Архангельске. Фельдт - провинциальный российский американист, который в самих США научного признания никогда и ни при каких обстоятельствах не получит. Более 20 лет он сидит на теме американского либерализма и что эти самые американские либералы думали в конце 30-х годов прошлого века о Советском Союзе, а потом думали о Германии. В сущности, как представляется, заниматься наукой Фельдту некогда, поскольку он просиживает время в социальных сетях в Интернете, наполняя свою персональную страницу пустыми банальностями. И такого масштаба бесплодный творчески человек "руководит наукой" института федерального университета. В моральном плане Фельдт - это классический современный персонаж "шакалящего у посольства". Только в его конкретном случае речь идет о консульстве США в Санкт-Петербурге. Известно, что личная "благосклонность" подобного рода дипломатических учреждений обуславливается какой-либо деятельностью в интересах Соединенных Штатов. В случае с Фельдтом речь должна идти, разумеется, о культуре. Именно поэтому Алексей Фельдт и создал для студентов истфака еще в ПГУ т. н. "Американский клуб", в который регулярно завозятся всякого рода лекторы из США. Их слушают почтительно. В том случае, если Архангельск посещал своим присутствием консул США из Санкт-Петербурга, то состоящие в "Американском клубе" студенты устраивали для "высокого гостя" своего рода "туземное представление". Сам Фельдт держался при этом отстраненно. Зрелище со стороны постыдное и жалкое. Даже консулу этому было неудобно за подобное холуйство. Ведь просто невозможно представить, чтобы в Германии после Версальского мира для немецкой молодежи работали "французские клубы" или в Венгрии после Трианона для венгерской молодежи - "румынские клубы". Сама бы эта молодежь не позволила. В случае с обеловеженной Россией Фельд в отношение США делает нереальное реальным, а позорное - гадким. Поэтому совсем неслучайно, что именно такой "историк", как Алексей Фельдт и устроил в САФУ в год Отечественной истории глумление над нашим славным Двенадцатым годом. Дмитрий Семушин

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.