Латвийский экономист: Меры по спасению экономики США могут привести к непредсказуемым последствиям

Рига, 12 октября 2012, 15:12 — REGNUM  Латвийский экономист и эксперт банка Rietumu Игорь Зуев изложил корреспонденту ИА REGNUM свое мнение относительно мер по спасению своей экономики, предпринимаемых в настоящее время Соединенными Штатами Америки.

Зуев напомнил: "После длительных раздумий и взвешивания всех "за" и "против" Федеральная резервная система США запускает новую программу количественного смягчения QE3. Таким образом, на фоне бездействия политиков центробанк решил принять на себя роль "спасителя" национальной экономики. Однако последствия подобных новаций могут оказаться более чем неожиданными, а выгода от них - неоднозначной.

План американского центробанка имеет три составляющие. Первая - продолжение до конца года операции "Твист", которая подразумевает продажу на рынках краткосрочных гособлигаций сроком до 5 лет и выкуп долгосрочных, с погашением до 30 лет. Вторым компонентом плана стимулирования экономики станет регулярный откуп с рынка ипотечных бумаг объемами до 40 млрд. долларов в месяц. О сроках окончания этой программы информации нет: завершится она лишь тогда, когда выправится ситуация на рынке труда. Таким образом, до конца года ФРС выкупит примерно 85 млрд. долларов долгосрочных активов. И третья часть плана - это обязательство удерживать низкие краткосрочные ставки на уровне 0-0,25% аж до середины 2015 года.

Целью этих хитросплетений является снижение безработицы, которая взлетела после кризиса 2008-09 гг., и стимулирование экономической активности. Заметим, что последние опубликованные данные указывают на существенное замедление роста ВВП: за II квартал 2012 г. этот показатель вырос всего на 1,3% вместо прогнозировавшихся 1,7%.

В теории, выкупая длинные гособлигации и ипотечные бумаги, ФРС снижает доходность по этим активам. Эта мера призвана оказать поддержку бизнесу и потребителям, которые смогут брать кредиты под более низкий процент, что, в свою очередь, должно стимулировать рост инвестиций и потребления. Однако красиво и просто это звучит только в теории. На деле бизнес более склонен аккумулировать прибыль, чем пускать ее на развитие, а потребители, которые генерируют до 70% ВВП, вместо того, чтобы тратить деньги, в настоящее время борются с сокращением своих долгов, накопившихся в "тучные" годы легких кредитов.

Глава ФРС Бен Бернанке считает, что, используя мягкую монетарную политику, регулятор сможет повлиять на ценообразование некоторых активов. Например, на стоимость недвижимости. Цель, преследуемая в данном случае ФРС, - рост рынка жилья: если жилье станет дороже, то потребители почувствуют себя богаче и станут более склонны к тратам. Еще одним каналом заработка для потребителей может стать рынок акций. Вопрос заключается в том, захотят ли потребители тратить деньги при уже имеющихся дырах в своих бюджетах.

План поддержки рынка жилья путем покупки ипотечных бумаг вряд ли даст эффективный импульс для восстановления былого спроса на недвижимость. Сектор жилья находится ныне в плачевном состоянии: у людей нет средств на покупку домов, а брать кредиты они больше не в состоянии.

В результате получится, что созданные ФРС деньги не дойдут до реального сектора: это будут "запертые" деньги, осевшие на балансах банков без заметной практической пользы для оживления экономики. То есть средства, вложенные в выкуп ипотечных бумаг, осядут в итоге у банков и институциональных инвесторов, а затем будут реинвестированы, скорее всего, в рынки акций и сырья. Таким образом, оборот наличности в реальной экономике увеличиваться не будет.

Популярное мнение о том, что, "запуская" ничем не обеспеченную массу денег в экономику, ФРС рискует ускорить темпы роста инфляции, пока не находит своего подтверждения в экономических индикаторах. До сих пор в периоды действия программ количественного смягчения увеличение объема наличности оставалось ограниченным, несмотря на рост монетарной базы.

Планы и действия ФРС в монетарной политике вызывают серьезные перекосы на финансовых рынках и в экономике. Они противоречат идее о том, что цены на активы отражают состояние экономики в конкретный период времени. Как пример можно привести нарушение исторической корреляции между акциями и облигациями, спрэд WTI-Brent, а также разницу цен между золотом и платиной (сегодня золото дороже платины примерно на 100 долларов). Среди жертв решений ФРС оказался и доллар США, который заметно упал по отношению к евро - в район 1,30 EUR/USD.

В последнее время рынки подпитывал оптимизм, возникший на фоне ожиданий запуска программы QE3, и после выхода новостей о новом раунде скупки ипотечных бумаг "быки" бросились скупать акции, металлы и сырье. Основные биржевые индексы двинулись покорять докризисные вершины, а экономика при этом по-прежнему пребывает в состоянии вялого экономического роста.

Некоторые эксперты называют программу QE "печатанием денег". Такие комментарии беспокоят людей, принуждают их думать о предстоящем в ближайшем будущем новом витке инфляции, что становится катализатором роста цен на некоторые активы. В то же время фундаментальная основа для этих активов остается той же. В итоге мы наблюдаем ценовые искажения на целые классы активов.

Пока ФРС вливает на рынки наличность, у игроков будет стимул покупать более рискованные активы и фондовые индексы будут расти, - даже в условиях замедления экономической активности. Но однажды наступит день, когда всем станет очевидно: рынок переоценен, и фундаментальных причин для таких ценовых уровней Dow Jones и S&P 500 нет.

Очевидным путем к успеху в исправлении экономической ситуации является координация монетарной и фискальной политики. Одной только мягкой денежно-кредитной политики для восстановления экономики недостаточно. Здесь как нельзя кстати подошли бы фискальные стимулы в виде налоговых послаблений и роста госрасходов. Однако в начале 2013 г. фискальная политика в США может быть ужесточена, поскольку перспектива сохранения введенных при Буше налоговых послаблений и уровня расходов государства в условиях политического противостояния демократов и республиканцев непременно окажется под угрозой.

Действия крупнейших центробанков в последние недели приобретают скоординированный и тщательно спланированный характер. Недавно к ЕЦБ и ФРС присоединился и Банк Японии, который увеличил программу стимулирования экономики на 10 трлн. цен (128 млрд. долларов).

Экономикам нужны стимулы для роста, и, пока политики спорят, в роли спасителей выступают центральные банки. Однако действуют они методом проб и ошибок, и предсказать, какими будут последствия их изобретательности, пока не может никто. На наш взгляд, еще одной проблемой представляется низкая отдача от потуг центробанков помочь экономике, о чем свидетельствует реакция рынков на новость о запуске новой программы количественного смягчения. Эйфория сошла на нет, и рынки снова погрузились в пучину неопределенности.

Оптимизм внушает разве что сама готовность центробанкиров делать неприятную и непопулярную работу за политиков, не желающих брать на себя ответственность за решение экономических вопросов. В то же время понятно и другое: центробанки не способны в корне разрешить существующие проблемы, и их действия могут иметь лишь временный эффект, и совсем не факт, что позитивный", - считает Игорь Зуев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.