Юрий Павловец: Способен ли новый белорусский парламент решать серьезные вопросы?

Москва, 1 октября 2012, 03:41 — REGNUM  

В Белоруссии за последний год не произошло практически ни одного внутреннего события, которое могло бы серьезно повлиять на развитие республики. Местная оппозиция, практически лишившись финансовой поддержки со стороны Запада, находится в состоянии анабиоза, лишь изредка напоминая о себе на просторах Интернета или неправительственных изданий. Простые граждане и вовсе перестали следить за внутриполитическим состоянием страны, озаботившись поиском возможностей улучшить свое благосостояние, а чиновники, как высшего ранга, так и на местах, продолжают заниматься отчетами о "проделанной" работе.

Пожалуй, единственным событием, которое могло бы всколыхнуть белорусское общество, должны были стать выборы в Палату Представителей Национального собрания Республики Беларусь (нижняя палата парламента), прошедшие 23 сентября нынешнего года. Однако, как оказалось, ничего сверхъестественного, как во время предвыборной гонки, так и в период голосования, не произошло. Белорусский электорат остался глух не только к кандидатам, но и к самому процессу выборов. Конечно, чего-то подобного следовало ожидать, так как большинство из тех, кто заявлял о своем стремлении получить заветное место в парламенте, по объективным причинам были абсолютно не готовы стать депутатами и политиками. Примеров подобных претендентов на депутатский мандат (на начало голосования их официально оставалось 293 человека на 110 мест) предостаточно. Например, у некоторых кандидатов на первом месте были планы обеспечения спортинвентарем школ, борьба с бумажной работой в учреждениях образования, решение вопросов жилищно-коммунального хозяйства отдельных домов и районов своего города, а кто-то и вовсе не озаботился новой программой, скопировав ее со старой. Вопросы республиканского значения многие из претендентов почему-то отодвинули на второй план, стараясь привлечь к себе внимание злободневными проблемами местного характера. Подобная предвыборная агитация, которой, по сути, в Белоруссии как таковой и не наблюдалось, привела к тому, что белорусские избиратели достаточно инертно отнеслись к голосованию, и, если бы не административный ресурс, явка на участки была бы в разы ниже.

Помимо абсентеизма белорусского электората, в этот раз не смогла отличиться и белорусская оппозиция, часть из которой намеренно бойкотировала выборы. Правда, в данном случае необходимо отметить тот факт, что практически все кандидаты от оппонентов власти были абсолютно никому не известны, как в рамках всей страны, так и на местах. В отличие от тех, кого в парламент выдвинула власть. Здесь были и директора крупных предприятий, и начальники отделов исполнительных комитетов, и бывшие депутаты, и главврачи больниц, то есть те люди, которые так или иначе всегда находятся на виду у простых граждан. И в этом плане белорусская оппозиция в очередной раз проиграла властям - сложно привлечь на свою сторону электорат, не имея в запасе хоть какую-то практическую деятельность, а не пустую демагогию и ненависть к существующему политическому режиму. К тому же ничего нового, кроме призывов к отставке президента и европейскому пути развития республики, оппоненты власти на нынешних выборах предложить не смогли. Более того, местная оппозиция, вследствие своего рьяного желания в очередной раз набить карманы, фактически провалила "доверенное" ей Западом наблюдение за выборами. Проходившая под громким названием кампания "За справедливые выборы" не была выполнена в том объеме, о котором растиражировали все оппозиционные издания. Не только в столице, но и в большинстве городов республики на многих избирательных участках ни в период досрочного голосования, ни в основной день 23 сентября наблюдателей от кампании не было. И дело здесь не только в том, что избирательные комиссии кому-то отказали в регистрации (по разным причинам, в том числе, и политического характера), но и в том, что руководителям кампании не удалось организовать процесс наблюдения, а средства, выделенные для этого западными спонсорами, так и не дошли до простых наблюдателей. Работать же с белорусской оппозицией за идею, как оказалось, хотят немногие. Правда, это не помешало руководству кампании обратиться в ЦИК и прокуратуру с жалобами о нарушениях практически на всех избирательных участках, которые, по-видимому, были написаны специально для отчета перед спонсорами. В сложившейся ситуации вести разговоры о фальсификации выборов со стороны властей тем, кто сам занимается подобным, по меньшей мере, некорректно, и это вызывает полное недоумение.

При этом нельзя говорить о том, что и новоизбранный белорусский парламент (а в нем за последние восемь лет так и не побывал ни один реальный оппонент власти) способен на какие-то серьезные шаги, учитывая его современный состав. Белорусские парламентарии, которые проходят достаточно сложный отбор в высших органах исполнительной власти для того, чтобы занять место депутата, как сегодня, так в прошлом, в большей степени зависят от решений руководства республики, чем от своих избирателей. Дело в том, что основными актами, регулирующими жизнь Белоруссии последние 15 лет, являются не законы, которые принимает Национальное Собрание, а Декреты и Указы президента РБ. Работа же парламентариев в большей степени сводится к рассмотрению весьма мелких и незначительных законопроектов, часть из которых и вовсе принимается в поддержку решений главы государства. Примечательно то, что белорусский лидер сам неоднократно сетовал на невысокую эффективность работы чиновников и практически полное отсутствие у них желания самостоятельно решать возникшие проблемы без указания сверху. И здесь необходимо заметить, что именно этот фактор может стать в будущем серьезной проблемой для внутри- и внешнеполитического развития всей страны, так как перед белорусскими законодателями время от времени все же ставятся вопросы, от которых зависит дальнейшее существование республики. Например, одной из таких проблем, которая за последние несколько лет превратилась в практически неразрешимую для руководства страны дилемму, является вопрос о признании Белоруссией независимости Южной Осетии и Абхазии. Предыдущий состав депутатов Палаты Представителей Национального собрания РБ в силу своего непрофессионализма и зависимости от административных органов не решился на подобный шаг, ожидая прямого указания президента. Верхняя же палата парламента (Совет Республики) и вовсе осталась глуха к данной проблеме, что не удивительно, если знать, как она формируется - из 64 человек 8 назначает президент, и по 8 человек избираются из состава областных советов депутатов и г. Минска. Как правило, это высшие госчиновники, губернаторы областей и руководители крупных госпредприятий, полностью зависящие от сложившейся политической конъюнктуры. Поэтому признание двух кавказских республик едва оставило след в деятельности прошлых белорусских парламентариев.

Напомним, что 26 августа исполнилось уже четыре года с того момента, когда президент России Д. Медведев подписал указ о признании независимости Абхазии и Южной Осетии. Подобное решение основывалось на том, что жители этих республик неоднократно высказывались на референдумах за свою независимость (в октябре 1999 г. в Абхазии 97,5% проголосовало за провозглашение суверенного демократического государства, а в январе 1992 г. и в ноябре 2006 г. за независимость Южной Осетии высказалось около 99% проголосовавших). Поэтому, учитывая свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов и руководствуясь различными основополагающими международными документами, российский президент принял решение признать Российской Федерацией независимость и Южной Осетии и Абхазии. Известно, что подобный шаг руководства РФ крайне негативно воспринимался тогда и воспринимается сейчас на Западе, где считают, что Москва захватила принадлежащие Грузии территории. Политика двойных стандартов, которая сегодня лежит в основе всех международных отношений, уже ни для кого не является секретом и не вызывает в Кремле серьезного беспокойства. Однако тот факт, что ближайший России союзник, которым всегда считалась Белоруссия, все еще не решил вопрос о признании этих республик, Москвой воспринимается достаточно болезненно.

Как известно, Белоруссия неоднократно меняла свою позицию по поводу признания или непризнания Южной Осетии и Абхазии. Пока еще действующий четвертый созыв Палаты Представителей так и не решился поставить этот вопрос на голосование, перепоручив, по-видимому, решение данной проблемы, новым депутатам. Напомним, что белорусское руководство неоднократно говорило о своей готовности признать две республики. Причем сделать это должен был именно парламент, а не президент страны. Правда, по словам Медведева, белорусский лидер лично говорил о твердом намерении признать Абхазию и Южную Осетию в присутствии руководителей ряда стран СНГ. Однако, как оказалось в последствии, в Минске не нашли достаточных оснований, чтобы за четыре года начать обещанный ранее процесс признания. Более того, как стало известно, перед парламентариями и вовсе не ставилась задача принимать подобного решения, кроме лишь предварительного изучения вопроса.

Конечно, признание независимости Южной Осетии и Абхазии - довольно серьезное испытание для внешнеполитического курса Белоруссии, который в последние годы сильно лихорадит. Непростые отношения с Россией, практическое отсутствие политических связей с Евросоюзом, вражда с Соединенными Штатами и ориентация на страны Азии и Африки не свидетельствуют о благополучии внешнеполитического ведомства республики. Однако даже в таких непростых условиях Минску рано или поздно придется решать вопрос, от которого, возможно, будет зависеть будущие взаимоотношения со своим стратегическим партнером. И, по-видимому, это непростая проблема полностью ляжет на плечи новоизбранных депутатов.

В настоящее время вопрос о том, решится ли новый созыв Национального собрания внести в повестку дня предложение о призвании Южной Осетии и Абхазии, остается открытым, так как большинство депутатов сегодня абсолютно не готово к решению подобных задач, о чем указывалось выше. В подобной ситуации принятие серьезных решений, по-видимому, вновь останется прерогативой президента Белоруссии и его команды, а парламентарии, как и прежде, с удовольствием будут играть роль статистов. Правда, необходимо отметить, что приди в парламент так называемая белорусская оппозиция, она также вряд ли смогла бы решать серьезные задачи, но уже по иной причине. Оппоненты власти за последние годы настолько растеряли свой политический профессионализм (у тех, у кого он был), что сегодня не только не способны взять власть в руки, но и элементарно договориться друг с другом. Нынешние выборы это прекрасно доказали - множество совместных заявлений и прокламаций, и полное отсутствие скоординированной деятельности на практике. Ожидать от подобных политиков конструктивной деятельности в сфере законодательства абсолютно не приходится. К тому же не стоит забывать и о том, что практически вся нынешняя белорусская оппозиция до недавнего времени подпитывалась со стороны ЕС и США, что естественным образом определяет прозападную направленность ее деятельности. В таких условия, оппозиционный парламент скорее признал бы независимость самопровозглашенной "Республики Косово", чем Южной Осетии и Абхазии, окончательно осложнив отношения с Россией.

Как это ни печально, но сегодня приходится констатировать, что современный белорусский парламентаризм все еще находится в зачаточном состоянии: отсутствие серьезных профессионалов, боязнь самостоятельных решений и жесткий контроль за рядом депутатов со стороны административных органов республики - все это является характерными признаками нынешнего состояния законотворческой системы Белоруссии. И, по-видимому, на сегодняшний день главным и единственным вопросом, на который необходимо ответить белорусским парламентариям - готовы ли они выполнять те функции, которые возложены на них народом?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.