Дмитрий Кленский: "Бронзовые ночи" - метод подавления недовольства русских

Рига, 26 сентября 2012, 23:13 — REGNUM  

Вице-мэр столицы Эстонии Калле Кландорф (Kalle Klandorf) заявил, что за год до муниципальных выборов могут обостриться отношения между русскими и эстонцами, которые могут привести к новым "Бронзовым ночам".

Повод для этого созрел - так считает политик, один из функционеров крупнейшей оппозиционной в парламенте Центристской партии Эстонии, но которая имеет абсолютное большинство в столичном и нарвском горсобраниях. Приближается развязка многолетнего противостояния сторонников и противников реформы русскоязычных гимназии (тотальной эстонизации всякого образования).

Первые - это русское население, попечительские советы русскоязычных гимназий, возглавившее в последние два года борьбу за сохранение в Эстонии образования на русском языке некоммерческое объединение "Русская школа Эстонии" во главе с Андреем Лобовым, Центристская партия, поддерживающая нормализацию отношений с Россией и основной электорат которой - русское и русскоязычное население страны.

Вторые - вдохновляемая из-за океана эстонская политэлита, правящая в Эстонии парламентская коалиция национал-либеральной Реформистской партии и ультранационалистической партии IRL, а также правительство во главе с реформистом Андрусом Ансипом (Andrus Ansip) - инициатором зачистки центра города (горка Тынисмяги) от захоронений советских воинов и памятника Солдату-Освободителю ("Бронзовый солдат"). И, конечно, еще это - министерство образования и науки во главе с бывшим (в "Бронзовые ночи") министром обороны Яаком Аавиксоо (Jaak Aaviksoo). К сторонникам эстонизации образования можно отнести и социал-демократов, занявших нейтральную позицию - "и нашим, и вашим".

И снова "бронзовый" заговор против русских?

И в 2006 году центристы стращали политэлиту и общественность межнациональной конфронтацией в случае реализации плана националистов и либералов демонтировать памятник Солдату-Освободителю. Более того, центристы вели переговоры с активистами защищавшей памятник и воинские захоронения добровольной народной дружины "Ночной дозор" о возможности повторить в Таллине массовые беспорядки, которые незадолго до этого "устроили" нацменьшинства в Париже. Те были инициированы, как выяснилось позже, и подавлены министром внутренних дел Николя Саркози, пытавшимся, как кандидат в президенты, любой ценой понравиться избирателям титульной нации.

И тогда, в 2006 году, за полгода до парламентских выборов, правящая в стране Реформистская партия пошла ва-банк - обещала убрать "Бронзового солдата". Победив 4 марта 2007 года на антисоветской (читай: русофобской) волне она выполнила свое предвыборное обещание - снесла-таки Солдата-Освободителя, осквернила прах советских воинов, павших при освобождении Таллина осенью 1944 года, сознательно спровоцировав массовые беспорядки (есть основания считать, что их организовали сами власти). Но СМИ и политэлита объявили виновными "Ночной дозор", русское население и Россию.

Тогда произошел катастрофический раскол общества по национальному признаку, что резко повысило авторитет реформистов - среди эстонцев, а центристов - среди неэстонской части населения. Впрочем, Центристская партия во многом ловко изображала противостояние с реформистами и другими националистами, но в самые ответственные моменты шла на соглашательство, вполне устраивавшее реформистов. Увы, далекое от политического закулисья и беспомощное от хронической бесправности русское население и тогда верило центристам. Разыгранный двумя ведущими партиями общественно-политический спектакль позволил им долго оставаться в лидерах партийно-политической жизни Эстонии. Однако уже год, как правящая коалиция теряет доверие народа, опросы показывают, что находящиеся в оппозиции центристы и соцдемы (Социал-демократическая партия Эстонии) суммарно имеют большую поддержку, чем находящиеся у власти либералы и националисты. При этом в целом по Эстонии по опросам населения центристы стали уступать соцдемам в популярности, причем последние грозятся, кстати, не совсем, безосновательно, обыграть центристов на предстоящих местных выборах даже в районах компактного проживания русского и русскоязычного населения (Таллин и северо-восток Эстонии во главе с Нарвой). Вот и вспомнили центристы о палочке-выручалочке - "Бронзовой ночи": мол, не надо правящей коалиции будить лихо, сердить русских эстонизацией основного (школьного) и гимназического образования. Это не может не нравиться русскому электорату. Примечательна и реакция реформистов. Их представитель, член городского собрания Ынне Пиллак (Õnne Pillak) лицемерит, заявляя столичной муниципальной газете "Столица", что она не верит в угрозу межнационального конфликта: "Если городская управа сама будет обострять ситуацию, то конечно, и сегодня это делали только они. Пусть совесть подскажет им, вбивать ли клин между людьми или нет". Примечательно, что и шесть лет назад в том же заверяли общественность ее товарищи по партии - реформисты, главные противники "Бронзового солдата" и его демонтажа.

Вывод: сами власти и политическая элита не прочь повторить спектакль - шантажировать этой угрозой друг друга и избирателя, а то и устроить "Бронзовую ночь 2".

Говорить о массовом протесте населения в полицейском государстве, коим, по сути, является эстонское государство с признаками преднеонацизма, никак не приходится. Уже потому что бесправное русское население, озабоченное в основном тем, как выжить (в два раза большая безработица, чем среди эстонцев, недоедание 62 тысяч детей, в основном русскоязычных), достаточно индифферентно и традиционно иждивенчески (на то, мол, и есть русские политики) относится и к борьбе с реформой русскоязычных гимназий - эстонизации образования. Впрочем, как это было и с защитой "Бронзового солдата". Тогда власти добились своего во многом благодаря публичному молчанию, безусловно, недовольной русской и русскоязычной общественности, особенно интеллигенции. Но это объясняется также и позицией центристов, которые, по сути, больше выжидали.

На словах они были за сохранение памятника в центре города, на деле, же не помешали (а могли ведь) провести даже провокационный пикет эстонских националистов 9 мая 2006 года возле памятника, с чего и началась "бронзовая" эпопея. Центристы провели несколько заседаний "Круглого стола", цель которых сводилась к одному, приучить население к мысли о неизбежности переноса памятника. Хотя в начале апреля 2007 года за это были только 38% живущих в Таллине эстонцев. И это без учета русских и русскоязычных жителей, составляющих почти половину населения столицы, и 93% которых, если охватить всю Эстонию, осудили государственный вандализм.

Как противники реформы "купили" центристов

Вот и с защитой права обучения на русском языке та же история. Она началась в 2004 году в южно-эстонском городе Тарту в Пушкинской гимназии (старейшей в этом университетском городе). Против обучения на эстонском языке выступили родители и попечительский совет. Действуя строго по закону, они тем не менее получили отказ городских властей во главе с реформистами. Те не гнушались игнорировать волю русских жителей, фальсифицировать документы, "обновлять" состав "взбунтовавшегося" попечительского совета. Не спасло и обращение в министерство образования и науки, которое тогда возглавляла центрист Майлис Репш (Mailis Repš). Результат: гимназия была и вовсе упразднена! Не помогло вмешательство "Ночного дозора" осенью 2006 года, содействие русского омбудсмена Сергея Середенко, добившегося невероятного - хотя бы обсуждения протеста родителей в суде, но который, конечно же, был проигран.

Шесть лет назад центристов это вполне устраивало. Более того, по их инициативе в 2006 году была реанимирована давно задуманная, но проваленная отъявленными националистами реформа русскоязычной гимназии. Именно Майлис Репш предложила растянуть реформу на пять лет, с ежегодным переводом на эстонский язык обучения по одному предмету. В результате 60% предметов преподается на эстонском языке, остальные 40% - на русском. На сегодня формально реформа состоялась, некоторые нимназии попросили отсрочки. Но все признают, что в итоге резко упал уровень обучения и образования выпускников. И это тоже устраивало центристов, пока два года назад не была создана общественная организация - некоммерческая организация НКО "Русская школа Эстонии", которую сегодня возглавляет один из его учредителей молодой профессор Андрей Лобов. Именно под его началом перешли от юридической проработки самой проблемы, начатой еще защитниками тартуской Пушкинской гимназии к правовой борьбе за сохранение не отдельно взятой гимназии, а всей системы русскоязычного образования. Впервые вместо информирования (да и то редкого) Евросоюза о самой ситуации начался профессиональный диалог с его институтами. И что важно, "Русская школа Эстонии" пошла намного дальше защитников Пушкинской гимназии - наладила контакты с попечительскими советами русскоязычных гимназий, стала систематически информировать (еженедельный бюллетень в Сети, который издается уже третий год), наконец, навязала власти, пусть пока бесплодный, но диалог с властью.

Понимая, что любая русская инициатива вне политической жизни Эстонии, так или иначе, рано или поздно, подавляется властями, "Русская школа Эстонии" решила "поймать на живца" тех же центристов, которые имеют весомую поддержку русских и русскоязычных жителей. Было также учтено, что центристы обладают и мощным административным ресурсом в Таллине и на северо-востоке, где они имеют абсолютное большинство в горсобраниях благодаря русскому избирателю. Он ценит центристов больше других эстонских партий за терпимость и более или менее толерантное отношение к русским.

И центристы "клюнули" на эту взаимовыгодную сделку-"наживку", как более чем удачную возможность в оставшийся до местных выборов период сохранить и приумножить число своих сторонников за счет всего русского и русскоязычного населения. Было ясно, что, то был, прежде всего, прагматический ход со стороны центристов, теряющих поддержку эстонцев, все больше предпочитающих социал-демократов, поскольку они менее центристов привержены заигрыванию с русскими. Но "Русская школа Эстонии" сделала правильный ход - пусть и ради сохранения своих позиций на партийно-политическом поле Эстонии, но центристы, не очень рассчитывая на победу (тем более, публично не обещая ее), вывели борьбу за сохранение русского образования на более высокий уровень. Уровень, когда сторонников обучения на русском языке уже не считали общественно-политическими маргиналами или "уличными политиками", каковыми прозвали защитников "Бронзового солдата" из "Ночного дозора". Благодаря центристам правящая элита уже не могла не замечать или отмахнуться от проблемы сопротивления "эстонизации русскоязычного образования".

Это сопротивление имело законную основу. Попечительские советы гимназий сами выбирают язык обучения. Их решение о выборе иного от эстонского языка должна одобрить муниципальная власть, после чего эта воля местной власти должна быть согласована с правительством. "Русская школа Эстонии" учла, что центристы имеют большинство в горсобраниях Таллина и Нарвы, а, значит, именно и только тут можно было рассчитывать на успех. Так и случилось. В этих городах местная власть одобрила инициативу почти 20 русскоязычных гимназий сохранить русский язык обучения. Была проделана колоссальная работа наперекор поднявшейся в эстонской прессе шумихе, несмотря на травлю муниципалитетов и лидеров НКО "Русская школа Эстонии". Государственная власть не гнушалась клеветы и провокаций.

Но горсобрания Таллина и Нарвы направили-таки летом прошлого года правительству соответствующие заявки о желании 15 гимназий вести обучение на русском языке.

Эстонизаторы: с русскими не церемонятся!

И вот тут уже сами центристы встретили беспардонное и ожесточенное, даже незаконное сопротивление правительства, оказались перед неправедным судом эстонской Фемиды. Да что там! Два парламентария-центриста Михаил Стальнухин и Яна Тоом, центрист - вице-мэр Таллина Михаил Кылварт и НКО "Русская школа Эстонии" угодили этой весной в информационный ежегодник эстонской "охранки" за подыгрывание Кремлю и антигосударственную деятельность. И когда "наймиты Москвы" подали иски в суд против Полиции безопасности за ее ложь и клевету, нанесение ущерба имиджу политиков, беспочвенные обвинения в антигосударственной деятельности, то стала очевидной чудовищная русофобская сущность Эстонского государства. Но властям и эстоноязычным СМИ, все это, как с гуся вода. Молчит и Евросоюз, и посольство США, восхваляющее до небес Эстонию за ее успехи в построении демократического и правого государства.

Началось все с того, что год назад кабинет министров в нарушение установленных законом сроков стал демонстративно затягивать с ответом. Тогда столичная мэрия обратилась в Таллинский административный суд. Но и тут тоже стали "тянуть резину". Ситуация стала непристойной и министр образования и науки Яак Аавиксоо был вынужден заявить в середине декабря 2011 года, что решение правительство примет в канун Рождества (в расчете на традиционный двухнедельный общественно-политический "рождественский мир"). Этот прием был использован властями и в конце 2006 года, чтобы не спешить с ответом на вопрос о судьбе "Бронзового солдата".

Заставить министра образования и науки подать голос подтолкнуло и состоявшееся 11 декабря организованное НКО "Русская школа Эстонии" всеэстонское открытое родительское собрание. В нем приняли участие представители русскоязычных гимназий и родители, эксперты и общественные и политические деятели, а также Центристская партия. Мероприятие, прошедшее под девизом "У русской школы Эстонии есть будущее!", имело общественный резонанс. В резолюции собрания среди прочих выводов и требований было записано, что "исходя из действующей Конституции и Законов Эстонской Республики, а также из Декларации независимости Эстонии от 24.02.1918" русская община "сохраняет за собой право отстаивать право выбора языка обучения". Отмечается: "Изучение эстонского языка необходимо и является обязательным компонентом всей системы образования. Однако изучение эстонского языка и обучение на эстонском языке - это не одно и то же. Правительство должно наладить качественное обучение эстонскому языку как учебной дисциплине в русскоязычных школах и гимназиях, а не пытаться принудительными методами переводить все школы и гимназии с русским языком обучения на эстонский язык обучения". Участники собрания постановили "одобрить компетентные и обоснованные решения таллинских и нарвских муниципальных органов власти в поддержку предложений попечительских советов о выборе русского языка обучения и их последовательную позицию в отстаивании права выбора языка обучения".
Но 22 декабря 2011 года кабинет министров не удовлетворил ходатайство Таллинского и Нарвского горсобраний об отсрочке перехода на эстонский язык обучения 15 русских гимназий. Последовало объяснение из серии "им про Ерему, они про Фому": мол, согласно закону (кстати, такого закона нет, есть правительственная программа, которую не рассматривал парламент), переход на эстонский язык обучения в гимназиях был начат пять лет назад, проделана большая работа и на это уже потрачено несколько миллионов. Да хоть бы и так, но это не отменяло предусмотренного законом права попечительских советов гимназий и местных органов власти вводить любой (на выбор) язык обучения.

И снова столичная мэрия подала жалобу на правительство. И снова прошло несколько меяцев, после которых тот же Административный суд в начале июля этого года постановил не удовлетворять жалобы муниципалитетов столицы и города Нарвы, а также одного родителя гимназиста на распоряжение правительства с отказом отменить реформу эстонизации в гимназиях-просителях. Позиция суда не выдерживает критики и вызвала массовые насмешки в СМИ и Сети. Прежде всего, Фемида проигнорировала положение о том, что правительству вменено в обязанность не принятие решения, а согласование постановлений муниципалитетов. Суд посчитал, что использование языка на территории Эстонии, в том числе в области образования, забота государства, а не муниципальной власти, а потому, мол, права местных самоуправлений не нарушены. Снова озвучена позиция Фомы и Еремы: мол, для реформы было отпущено предостаточно времени, хотя просители говорили о праве выбирать язык обучения.

Столичный административный суд указал также на решение Европейского суда по правам человека от 23 июля 1968 года, который, сославшись на Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, посчитал абсурдным, чтобы каждая этническая группа имела право получать образование на ее языке. Но в Эстонии разрешено обучать на английском, немецком, французском и финском языках! Или абсурд только то, что касается прав неэстонского населения, составляющего почти треть населения страны? Наконец, админсуд указал на решения Европейского суда от 9 апреля 2002 года и от 28 ноября 1989 года - в них заявлено о праве каждой страны, вводить языковые требования, защищать свой национальный язык, а значит и этническую идентичность. И что? А кто с этим спорит? Ведь защитники образования на русском языке много лет говорят о том, что все неэстонцы должны владеть в совершенстве государственным языком и справедливо упрекают государство за то, что оно за многие годы так и не наладило качественного обучения эстонскому языку, что, кстати, вменено ему в обязанность Законом!

Но не это, оказывается грех, а навязывание диалога властям и Евросоюзу (вынос сора из избы), два пикета, два митинга, "Круглый стол", распространение листовок, составленных деятелями русской культуры, сбор подписей в защиту русскоязычного образования. Короче, активизация (для "охранки" - подстрекательство) общественности.

Против эстонского (правового) лома нет приема.

Как видно, абсурдна как раз позиция правительства и столичного админсуда. И тогда вице-мэр Таллина Михаил Кылварт (Mihhail Kõlvart) объявил о намерении реализовать "запасной" вариант - превращение нынешних русскоязычных гимназий в частные муниципальные с русским языком обучения, причем все расходы на обучение возьмет на себя местная власть. Закон такое не запрещает.

И тут, как гром среди ясного неба, вмешался уже сам Канцлер права ЭР Индрек Тедер (Indrek Teder). Он предложил парламенту устранить противоречие между Конституцией и законом о частной школе. Удивительно, но и защита "Бронзового солдата" обернулось вмешательством юриспруденции, только в том случае был специально принят новый закон с юмористическим названием "О запрещенных памятниках". На этот раз закон решили подправить. И пусть государство снова выставлено на посмешище, но в "русском вопросе" националисты готовы даже на сумасбродство.

Несмотря на летние каникулы, парламент мгновенно отреагировал на предложение канцлера права. Депутат от правящей Реформистской партии Урмас Клаас (Urmas Klaas) обещал срочно собрать парламентскую комиссию по культуре. Откликнулся и министр образования и науки Яак Аавиксоо, который заговорил о расширении прав директоров гимназий и недвусмысленно намекнул законодателям на необходимость отобрать у попечительских советов право решать вопрос о языке обучения в гимназии, передав его администрации учебных заведений. Но не забудем: нынешняя редакция рассматриваемых законоположений была в свое время (как условие вступления в Евросоюз) принята эстонским парламентом под давлением Евросоюза - ОБСЕ! Поэтому смешно уже то, что много лет подмеченного Индреком Тедером "несоответствия" никто не видел.

Так вот, Канцлер права, он же, кстати, омбудсмен (то есть вроде бы защитник национальных меньшинств), посчитал, что ""законодатель обязан создать законные рамки, гарантирующие каждому обучение на эстонском языке, независимо от общественно-правовой или частной формы обучения в государственной или местной школе". То есть речь не об изучении эстонского языка, а обучении на нем, причем в обязательном порядке.

И что тут началось! Первым среагировал вице-мэр Таллина Михаил Кылварт, имеющий юридическое образование. Он указал на непоследовательность Канцлера права, ибо не только Закон о частной школе, но и Закон об основной школе и гимназии (статья 21), а также Конституция ЭР (пункт 4, статья 37) дают право выбора языка обучения. Это год назад подтвердил и сам Индрек Тедер в своем предписании Министерству образования от 11 июля 2011 года. Вице-мэр прав: если канцлер права по каким-то причинам изменил свое мнение, то, согласно его логике, необходимо изменить не только Закон о частной школе, но и Закон об основной школе и гимназии, а главное - Основной закон. Впрочем, только ради того, чтобы "прижучить русских", Эстония может пойти и на это.

Михаил Кылварт: "Остается непонятным - Индрек Тедер недоволен только планами Таллина и Нарвы, создать частные муниципальные гимназии с русским языком обучения или он видит угрозу также в учебных заведениях, где обучение уже проходит на немецком, английском или на финском языках? - недоумевает Михаил Кылварт. - Практика показывает, что можно получать качественное образование на родном языке и при этом овладевать государственным языком на должном уровне". Добавим: как английским, например.

С детальным анализом позиции Канцлера права выступил и авторитетный в Евросоюзе Центр информации по правам человека (LICHR) во главе с Алексеем Семеновым. В заявлении Центра в частности сказано: "Что касается языка обучения, то в четвертой части статьи 37 прямо предусмотрены две возможности. Во-первых, всем должно быть обеспечено право обучаться на эстонском языке. Это положение вытекает из статьи 6 Конституции, которая устанавливает государственный статус эстонского языка. Во-вторых, в школе национальных меньшинств язык обучения устанавливает само учебное заведение. Конституция не указывает, что этим правом обладают только публичные или только частные школы. Эта возможность связана со статьей 49 Конституции, которая гарантирует право каждого сохранять свою национальную принадлежность. Кроме того, статья 12 Конституции предусматривает, что все равны перед законом. Проведение необоснованных различий между частными школами в зависимости от их держателя прямо нарушает этот принцип".

Выражается и недоумение тем, что в своем предложении Индрек Тедер, по сути, подменил ПРАВО на эстоноязычное обучение ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬЮ получения гимназического образования на эстонском языке. По мнению правозащитников человек, по должности (омбудсмен) занимающийся охраной прав человека и прав меньшинств, в стране-члене Евросоюза, не должен ссылаться на этнонационалистические концепции функционирования демократии. И еще, канцлер права, будучи независимым чиновником, открыто вмешался в текущую политику, что не входит в его компетенцию, причем сделал он это до того, как эстонский суд смог бы без какого-либо давления извне оценить (не)конституционность реформы русских гимназий. Авторы заявления призвали канцлера права отозвать сделанное им парламенту предложение № 16 от 2 июля 2012 года. Но не тут-то было. В парламенте оно нашло поддержку большинства и теперь предстоит процедура обсуждения поправок с последующим окончательным голосованием.

"Русскую школу" курирует не Россия, а полиция

Вот почему руководитель отдела общего образования Министерства образования и науки Ирене Кяосаар (Irene Käosaar) осмелела настолько, что порекомендовала уезжать в другую страну всем, кто не хочет исполнять права, предоставленные эстонскими законами. То есть русские Эстонии должны не только соблюдать обязанности, но в обязательном порядке и... права. Вот абсурд так абсурд! Между прочим, это напрямую перекликается с требованиями выдворить из Эстонии участников массовых беспорядков в "бронзовые ночи" в апреле 2007 года. Смелости чиновнице прибавило и вмешательство Полиции безопасности, которая вызвала на беседу директора Таллинской Кесклиннаской гимназии Сергея Теплова в связи с заведенным на попечительский совет этой гимназии уголовным делом. И он не один такой. Кроме директоров школ вызывались также учителя и выпускники. Стало известно, что "стучали" на них работники министерства и Департамента образования мэрии. Кстати, такое же "обхождение" испытывали и испытывают сегодня активисты "Ночного дозора", защищавшего "Бронзового солдата" и прах советских воинов в 2006-2007 годы.

Столичный вице-мэр Михаил Кылварт полагает, что "охранка" собирает задним числом доказательства для судебного разбирательства, которое связано с жалобами в суды парламентариев Яны Тоом и Михаила Стальнухина, а также его собственной, в связи с упоминанием их деятельности, как, якобы, антигосударственной, в ежегоднике Полиции безопасности за 2011 год. Из сказанного по ТВ на Первом Балтийском канале вице-мэром: "Вопросы образования у нас решаются методами полицейского государства".

Маразм эстонской образовательной политики подтверждает и такое лицемерие политической элиты. В интервью инфоцентру FINUGOR парламентарий Март Нутть (Mart Nutt) выразил традиционное беспокойство с языковой, культурной и образовательной ситуацией в регионах проживания финно-угорских народов России - нет, мол, с ее стороны достаточной заботы. Вот его тирада: "Показатели рождаемости сравнительно хорошие в некоторых регионах, но утрата родного языка стала проблемой. Важным является наличие образования на национальном языке. Представителям других народов, проживающим на территориях финно-угров, следует учить их языки". Приехали! То есть всем эстонцам и другим финно-уграм все это надо, а русским Эстонии - ни-ни!

Отчего так? Руководитель отдела попечения при Министерстве социальных дел Реэли Сироткина, которая руководит группой, разрабатывающей государственную программу "Активная старость 2013-2020", не стесняясь, заявила, что возможностей трудоустройства для не знающих эстонский язык людей в возрасте достаточно мало, и в новой программе их вряд ли будет больше. Вот оно - истинное отношение моноэтнической Эстонии к своему русскому и русскоязычному населению, как к чему-то второсортному.

Или вот в ответе на одно из нескольких обращений НКО "Русская школа Эстонии" канцлер министерства образования и науки Янар Хольм (Janar Holm) приводит обычный аргумент эстонской стороны: "Переход на эстоноязычное образование необходим для того, чтобы при получении высшего образования или трудоустройстве у эстоноземельцев, у которых эстонский язык не является родным, были равные возможности с эстонцами". Жизнь уже много лет опровергает этот миф, сколько об этом говорено. И вот свежее подтверждение: старший научный сотрудник Тартуского университета Отт Тоомет (Ott Toomet) установил, что человеку с русскими именем труднее найти работу, чем тому, у кого имя эстонское.

Конечно, русское и русскоязычное население можно упрекнуть в том, что по факту оно само и виновато - позволяет с собой так обращаться. Но у дискриминации куда больше объективных причин смирения и рабского сознания неэстонцев, от чего, кстати, уже страдают и рядовые эстонцы. Полицейское государство оно и в Эстонии полицейское. Виновата и Россия, отношение к тотальной дискриминации носит все же больше декларативный характер. Да, МИД РФ справедливо раскритиковал желание эстонского парламента изменить Закон о частной школе: "Данный шаг является очередным подтверждением политики эстонских властей на ликвидацию образования на родном языке в местах компактного проживания нетитульного населения". Все верно, но это напоминает китайское "1001-е" предупреждение. А пример есть с кого брать. Польша не стесняется конфликта даже с союзником по НАТО Литвой, требуя прекращения дискриминации польского меньшинства в этой соседней стране, кстати, такого же принудительного перевода обучения местных поляков на госязык - литовский.

Много лет в России разрабатывается многовариантная программа русскоязычной школы для российских соотечественников за рубежом. Но воз и ныне там. Права председатель правления объединения "Русское Общество в Латвии" Татьяна Фаворская, которая требует от законодателей России разработки правовой и юридической платформы для поддержки национальной русской школы за рубежом, так как курсы повышения квалификации для учителей и учебники в подарок не спасают от ассимиляции.

Не "Что делать?", а "Разрешат ли сделать?"

Много говорено, что в странах Прибалтики у русского и русскоговорящего населения проблема с общественно-политическими лидерами. Формально они все же есть. Но что они из себя представляют? Чаще это, может и слишком жестко сказано, прикормленные моноэтнической властью деятели, а потому легко уличаемые в двурушничестве.

Взять довольно типичную позицию русского политика, вступившего в одну из эстонских партий. Например, парламентария, центриста Владимира Вельмана. Летом на брифинге по итогам прошедшего в Пскове совместного заседания Комиссии по иностранным делам парламента Эстонии и Комитета по международным делам Совета Федерации России (во главе с Михаилом Маргеловым) он сказал Псковскому агентству информации (ПАИ): "Моя тёща с русской фамилией не имеет никаких проблем в Эстонии". Но "русский вопрос" - не жизнь тещи гражданина ЭР Владимира Вельмана, а незавидная доля сотен тысяч жителей Эстонии, 2/3 которых ограничены в гражданских и политических правах.
Или такое. Трудно передать то удовольствие, с которым эстонский министр образования и науки Яак Аавиксоо цитировал на одной правительственной пресс-конференции опубликованное в столичной муниципальной газете "Столица" (контролируемая находящейся у власти в Таллине "прорусской" Центристской партией) высказывание мэра Риги Нил(с)а Ушаков(с)а: "Могу сказать на опыте Латвии, что, если обучение идет на 60% на латышском языке и 40% на русском, то это дает большое преимущество на рынке труда тем, у которых родной язык - русский".

Эстонский еженедельник "Ээсти Экспресс" (Eesti Ekspress) торжествующе ссылается на руководителя Института Пушкина, крепко связанного с фондом "Русский мир" Андрея Красноглазова: "Тот-де заметил, что по судам, конечно, можно ходить, но при этом больше всех проиграют дети, которые в результате борьбы родителей могут пострадать от некачественного образования". Он дистанцируется от НКО "Русская школа в Эстонии": "Я их знаю, но мы никак не связаны между собой". Это показывает, что лидеры Русской общины не всегда едины в своих устремлениях". Небезынтересно добавить, что г-н Красноглазов возглавляет пусть и нелегитимный, но Координационный Совет российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ)! Ратуя за переход на эстонский язык обучения, он не только обеспечивает свой бизнес (обучение русскому языку русских школьников, посещающих эстонские школы и гимназии), но ловко мимикрирует, добиваясь включения в резолюции конференций КСРСЭ пунктов о поддержке русскоязычного образования. Последнее - ложь, но в Москве с соотечественниками работают по донесениям "профессиональных" соотечественников типа Андрея Красноглазова. А, может быть, и одобряют эту "мимикрию", работающую на принцип "И нашим, и вашим".

Русскоязычная пресса Эстонии в целом относится к борьбе за сохранение обучения на русском языке сдержанно или сочувственно. Не более. Это же касается русского и русскоязычного населения.

Публично выступающих русских и русскоязычных противников сопротивления эстонизации - единицы, выделяется среди них журналист Михаил Петров. Он давно, и язвительно, часто оскорбительно выступает со статьями, доказывающими бесполезность борьбы за сохранение образования на русском языке. Чего стоят употребляемые им термины: "ублюдочная русская школа" или "истукан" (о "Бронзовом солдате"). Впрочем, среди его аргументов немало достойных внимания. Но все они (отсутствие политической воли у власти, денег у государства, подготовки учителей для русскоязычных учебных заведений, нехватка методической литературы, учебников и др.) объясняются одним - недостаточной борьбой за свои права самого русского и русскоязычного населения, его элиты. Борьбой, против которой сам Петров и выступает. Аморальность позиции журналиста в том, что он призывает сторонников образования на русском языке сдаться на милость воле националистов. Образно говоря, предлагается самим, добровольно идти на нары в "духовный концлагерь", в который превращается для неэстонцев Эстония при всех прелестях ее потребительского мира, которые приходятся по вкусу любому нормальному человеку, даже смирившихся с лишением их гражданских и политических прав. По сути, Михаил Петров не только считает сопротивление бесполезным, он завуалировано отказывает противникам эстонизации в праве, оказывать какое-либо несогласие, тем более сопротивление Эстонскому государству. Это - то же самое, что уговаривать пассажиров тонущего судна не спасаться на плотах и шлюпках.

Примечательно, что и он тоже стращает обывателя угрозой новых массовых беспорядков - "Бронзовыми ночами 2". И как итог: вольно или невольно этот русский журналист действует в интересах пронизанной моноэтнической идеологией полицейского государства. Многие сомневаются, что это происходит только из идейных или нравственных соображений.

Выход один: спастись можно только всем миром

Но, если бороться за право русской и русскоязычной молодежи учиться на родном языке, то многолетний опыт показывает, что эстонская политэлита, СМИ, национальная интеллигенция вкупе с государством идет на все, чтобы аннулировать любые потуги русского национального меньшинства добиться полного равноправия. В начале этого века из парламента, чуть позже и из местного самоуправления, было выведено какое-либо представительство самостоятельной русской политики. И как видно, потому, что не удается неэстонцам честно, цивилизованно добиться своего даже в правовом поле.

Солидная переписка "Ночного дозора" (при содействии русского омбудсмена, юриста-правозащитника Сергея Середенко) с парламентом на тему противозаконности правовых актов, на основании которых собирались зачистить центр Таллина от праха советских воинов и "Бронзового солдата", участие в "Круглом столе" при столичном городском собрании остались общественности неизвестной. Эту борьбу просто проигнорировали и замолчали, обозвав активистов "Ночного дозора" маргиналами и "уличными политиками". Но сегодня уровень борьбы стал качественно выше и НКО "Русская школа Эстонии" к маргиналам отнести труднее. Однако даже фундаментальная юридическая проработка проблемы эстонизации русскоязычного образования усилиями НКО "Русская школа Эстонии", солидная переписка с институтами местной власти и в Евросоюзе, участие в этой борьбе русских-центристов в парламенте и муниципалитетах Таллина и Нарвы не дает плодов, столкнувшись со стеной русофобии этнократического государства.

Вот почему некоторые горячие головы в русской общине стали говорить о силовом факторе, а представители власти о массовых столкновениях - "Бронзовых ночах 2". Но первых мало и русское и русскоязычное население сегодня, после апреля 2007 года, силового варианта борьбы не поддержит в зародыше. Другое дело эстонские власти и политики. Они не прочь повторить апрельскую трагедию 2007 года, так как противостояние общества по этническому признаку позволяет отвлечь внимание всего населения от все более ухудшающегося социально-экономического положения, антинародной политики нынешнего правительства и правящей коалиции в парламенте. Правящая элита видит выход в межнациональном противостоянии, активизирующем избирателей по обе стороны "баррикад". Тем более в условиях, когда они загнаны в угол борцами за право, учиться на родном языке.

Отсюда вывод - борьба за сохранение образования на русском языке должна исключить любую для власти и ее провокаторов возможность спровоцировать массовые беспорядки, которые, как и в 2007 году, будут списаны на дикость "русских варваров". Как этого добиться? Хочется надеяться, что ответ на этот вопрос даст предстоящий в конце сентября второй съезд НКО "Русская школа Эстонии".

Накануне этого форума ответственный секретарь правления Алиса Блинцова сказала в передаче радиостанции "Голос России", что "изменить ситуацию с русскими школами может только давление извне". Так-то оно так, но сколько раз уже русские политики и партии, правозащитные организации обращались в Совет Европы, ОБСЕ и ООН, да и к России, но пока в ответ в лучшем случае раздается сочувствие, да и то, вполголоса. Алиса Блинцова права, что на очереди - эстонизация русскоязычной основной школы (1-9 классы) - уже каждый пятый ее ученик "добровольно" обучается методом "языкового погружения". Что касается гимназической ступени то и тут Алиса Блинцова права: "В том же самом министерстве образования рассматривают понятие демократии через свою призму. Они говорят нам: демократия - это когда у вас есть возможность высказать то, что вы думаете, но мы не обязаны к вам прислушиваться". Но такая позиция выдает отчаянье, даже попахивает дезертирством. Впрочем, на то тоже есть основания. К примеру, если, не выводя молодежь на улицу (чего только и ждут провокаторы), организовать забастовку учителей и ставших гражданами ЭР русскоговорящих гимназистов, то практически невозможно спровоцировать массовые беспорядки. Конечно, важна и поддержка местных русскоязычные СМИ.

Увы, среди аргументов против этого варианта борьбы первым будет неверие в то, что сами участники такой акции готовы проявить сознательность и смелость. Тем более, сегодня не приходится рассчитывать на порддержку гимназистов забитой русской общиной. В этом - "ахиллесова пята" движения в защиту образования на русском языке, как всей русской общины, так и угасшей и по этой причине самостоятельной русской политики в Эстонии.

Причина? Русских и русскоязычных держат в постоянном страхе. Это и объясняет неадекватную унижениям и притеснениям апатию самого населения, репрессируемого и запугиваемого в течение последних двух десятилетий Эстонским государством - прежде всего, духовно и политически (только один из трех неэстонцев имеет право голосовать на парламентских выборах и выставлять свою кандидатуру на местных выборах).

На заграницу надейся, а сам не плошай

Конечно, и в 2007 году, и теперь, наблюдался определенный подъем активности русского и русскоязычного населения. Пять лет назад в президентскую канцелярию "Ночной дозор" передал петицию с более чем 17 тысячами подписей в защиту Солдата-Освободителя. В этом году "Русская школа Эстонии" - более 35 тысяч подписей противников перевода обучения на эстонский язык. Последний показатель означает, что свое негативное отношение к эстонизации образования высказал каждый шестой взрослый русский и русскоговорящий житель Эстонии! Но видать этого недостаточно именно для массовой публичной активности русских, например митинг на Певческом поле. Это подтвердил и Центр исследования и развития гражданского общества (KUAK) Таллинского университета. Он установил, что эстоноземельцы верят в демократию, но остаются общественно пассивными.

Но даже, если бы Центристская партия, занявшая в борьбе за "русскую школу" сторону защитников образования на русском языке, организовала такое массовое мероприятие, можно утверждать, что многие остались бы в стороне. И надо сказать, что при всех оправдательных доводах, самым слабым местом НКО "Русская школа Эстонии" остается массовая работа. Именно ее следует поднять до сегодняшнего уровня борьбы в правовом поле. Именно массового недовольства и протеста боятся власти, в чем можно было убедиться, когда в середине 90-х в защиту Эстонской Православной Церкви состоялись два Крестных хода. Молчаливые шествия тысяч людей сильно напугали власть.

Но и центристы на "русские" митинги не осмелится, боясь и без того катастрофической конфронтации с властями, эстоноязычными СМИ и, конечно, эстонской частью населения. Более того, уже сегодня можно уличить Центристскую партию в использовании борьбы за сохранение образования на русском языке, как предвыборный ход с целью привлечения на свою сторону русского и русскоязычного избирателя. Настораживает и то, что именно центристы заговорили о возможности повторения "Бронзовых ночей". И все же, скорее всего, у неэстонских жителей нет выбора, так как они в массе своей голосуют за центристов, которым в свою очередь уже многие годы правящая элита мешает всеми правдами-неправдами взять власть и в парламенте. Оставаясь в парламенте в оппозиции, центристы не смогут довести до конца борьбу в защиту русскоязычного образования. То есть нынешняя борьба центристов соответствует оппортунистическому принципу: "Движение - все, цель - ничто". Это еще многие годы не прибавит веры русского и русскоязычного населения в победу в Эстонии здравого смысла. Если, конечно, заграница не поможет, но о чем пока остается лишь мечтать.

Так что, если не ограничиваться только проблемой языка обучения и образования, то неэстонское население накануне муниципальных выборов 2013 года оказывается перед труднейшим выбором. Либо выбрать наименьшее из всех зол (центристов), либо попасть в полную кабалу (коалиция социал-демократов и партий нынешней правящей коалиции в парламенте - националистов-либералов и ультра-националистов). Либо объединяться вокруг НКО "Русская школа Эстонии" - возможно фундамент новой собственной партии, которая сможет участвовать избирательным списком на местных выборах и собственным партийным списком в следующих парламентских выборах. Этот вариант не такой уж утопичный, учитывая не прекращающиеся несколько лет попытки расшатать Центристскую партию, как извне, так и изнутри.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.