Вашингтон предоставил доказательства: Азербайджан не рассматривается как база для войск США

Москва, 26 сентября 2012, 14:39 — REGNUM  

Озвученная Вашингтоном программа по сокращению военного бюджета может являться косвенным доказательством того, что в потенциальном ирано-американском конфликте азербайджанская территория не будет рассматриваться в качестве перевалочной базы для американских войск. Об этом в своей статье, в очередном номере журнала "Аналитика" заявила старший научный сотрудник отдела внешнеполитических исследований Казахстанского института стратегических исследований Лидия Тимофеенко, опубликовавшая большую статью о каспийской повестке дня. ИА REGNUM публикует материал казахстанского аналитика полностью.

Состоявшийся в ноябре 2010 г. III Саммит глав прикаспийских государств, в число которых входит и Казахстан, продемонстрировал готовность ускорить выработку взаимоприемлемого решения по вопросу правового регулирования на Каспии. Проявленная в ходе Саммита политическая воля к расширению диалога положительно отразилась на результатах встречи, что позволило говорить о возможности вступления переговоров по статусу Каспийского моря в завершающую стадию. Подводя итоги III Каспийского саммита, лидеры прикаспийских государств констатировали прогресс в определении статуса Каспийского моря и высказали предположение, что соответствующий документ может быть утвержден и подписан к 2012 г. Подобный оптимистический прогноз сложился вследствие того, что в ходе официальных переговоров главы "каспийской пятерки" вышли за рамки предварительной повестки дня и обсудили вопросы делимитации Каспийского водоема. В частности, была достигнута принципиальная договоренность относительно ширины национальной морской зоны. Главы прикаспийских государств приняли решение поручить соответствующим ведомствам в трехмесячный срок обсудить и согласовать ширину национальной зоны исходя из 24-25 морских миль, включающих водное пространство, на которое распространяется суверенитет прибрежного государства. Урегулирование данной проблемы позволило бы существенным образом продвинуться в согласовании положений Конвенции по определению правового статуса Каспия.

Однако, принятое на встрече решение так и не получило практической реализации. В ходе прошедших в 2011 г. заседаний Специальной рабочей группы (СРГ) по разработке Конвенции о статусе Каспия стороны не выработали единого подхода относительно данного вопроса. Аналогичная ситуация произошла и в отношении моратория на коммерческий вылов рыбы осетровых в каспийской акватории. Соглашение, текст которого Россия вынесла на рассмотрение еще в феврале 2011 г., не было утверждено членами Комиссии по водным биоресурсам Каспия. На 32-ом заседании Комиссии по водным биоресурсам Каспийского моря под председательством России была создана рабочая группа для доработки межправительственного соглашения о запрете промышленного лова осетровых на Каспии. Предполагаемое обсуждение обновленного текста документа состоится в июне 2012 г.

Можно заключить, что при сохранении существующего формата работы специализированных структур на достижение конкретных результатов будет по-прежнему затрачиваться значительное количество времени. Так, к примеру, туркменская делегация тормозит принятие проекта документа о запрете на вылов осетровых, заявляя, что не уполномочена подписывать что-либо без предварительного согласования с руководством. Подобное положение вещей нарушает плановую работу по документальному оформлению согласованных высшим руководством договоренностей. Принимая стратегически важные решения относительно дальнейшего развития региона, главы прикаспийских государств не могут рассчитывать на своевременное выполнение своих поручений на межведомственном уровне. Недостаточная степень координации проявляется и между министерствами внутри государств. Прикаспийские страны пытаются устранить данную проблему, прибегнув к межминистерским консультациям. Однако, несмотря на создание соответствующих органов, страны региона продолжают испытывать трудности с выработкой оптимальной линии поведения как на международных переговорах по определению статуса водоема, так при формировании концепции развития прикаспийских областей.

Одновременно с этим следует отметить, что в рамках переговорного процесса на Каспии все отчетливее проявляется тенденция к расширению пятисторонней договорно-правовой базы взаимодействия прибрежных государств, в особенности в области безопасности и охраны окружающей среды. До недавнего времени итогом проводимых встреч становились лишь отдельные двухсторонние либо трехсторонние соглашения, не затрагивающие интересов всех пяти стран. Подписание Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, Протокола о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью наглядно свидетельствует о том, что в настоящее время "каспийская пятерка" стала прилагать больше усилий для обеспечения совместимости выбранных национальных стратегий.

Заключение данных соглашений стало возможным благодаря тому, что прикаспийские государства приблизились к выработке общего понимания актуальных региональных угроз. Прибрежные страны испытывают потребность в определении четких механизмов реагирования на существующие проблемы распространения классических вызовов безопасности, а также нарушения общего экологического баланса на Каспии. Попытки разрешить обозначенные вопросы только в рамках национальных стратегий оказались мало эффективными, что обусловило начало разработки единого подхода к реализуемой каспийской политике. В случае если на очередном Саммите удастся закрепить достигнутый прогресс во взаимоотношениях государств региона, то данная тенденция может принять более системный и масштабный характер.

Однако сохраняется вероятность того, что замкнутость на собственных узконациональных интересах не позволит прикаспийским странам в полной мере учитывать интересы друг друга. На территории Каспийского бассейна в стадии "консервации" находится целый ряд неразрешенных противоречий. В сочетании с разнонаправленной политикой государств "пятерки" повышаются шансы появления новых негативных аспектов каспийской проблематики.

Актуальным вопросом взаимодействия в рамках диалога "каспийской пятерки" остается военно-политическая сфера. Страны Каспийского региона ускоряют темпы наращивания собственной военно-морской мощи. Усиление военных группировок расценивается ими как фактор сдерживания и противодействия возможным рискам и угрозам, в особенности по отношению к вопросам охраны нефтегазовых месторождений. Процесс милитаризации в акватории Каспия происходит вопреки официальным заявлениям о формировании основ региональной системы безопасности. Договариваясь о формах и мерах взаимодействия пограничных и правоохранительных служб в Каспийском море, прибрежные государства не затрагивают вопросов о качественном и количественном составе национальных ВМС. Тональность военно-политическим отношениям на Каспии продолжает задавать Россия. Объявив о намерении к 2020 г. пополнить ряды Каспийской флотилии ВМФ 16 надводными кораблями и судами обеспечения, а также к июню т.г. разработать детальный план наращивания российской военно-морской мощи на 30-летний период, РФ фактически стимулирует своих соседей на проведение аналогичных действий. Увеличение российского воинского контингента в Каспийском море, который по-прежнему остается самым значительным, еще больше усилит существующий в регионе дисбаланс.

При этом для российской стороны принципиальное значение имеет вопрос участия внерегиональных игроков в реализации программ перевооружения флотов прикаспийских государств. Наличие иностранной, прежде всего, американской помощи вызывает у Москвы большую обеспокоенность, чем сам факт роста численности ВМС.

Нужно отметить, что США и в дальнейшем собираются выделять финансовые средства на развитие военно-морских сил своих партнеров на Каспии, о чем было официально заявлено Госдепартаментом в соответствующем документе. Однако, в силу дефицита бюджета, а также роста государственного долга, администрация Барака Обамы вынуждена сокращать военную помощь Кавказу и Центральной Азии. В 2012 г. военная помощь США сократится примерно на 8% - с запрошенных в прошлом году 36,7 млн. долл. до 34 млн. долл. Более половины этой суммы, а именно, 18 млн. долл., будет выделено на помощь Грузии. Наиболее ощутимое снижение объемов финансовой поддержки Вашингтон намерен провести в отношении Азербайджана, установив паритет в размере предоставляемой военной помощи между Баку и Ереваном. Бюджетный план США предусматривает для Армении и Азербайджана военное финансирование в размере 7 млн. долл. Кроме этого, каждой из стран выделяется 600 тыс. долл. для международного военного образования.

В целом Вашингтон ассигнуют сравнительно небольшие суммы на создание и комплектацию военно-морских баз на территории Каспийского моря. Однако организуемые США языковая подготовка и уроки по основам управления имеют своей целью установление оперативной совместимости каспийских флотов с американскими ВМС, а также с НАТО. В долгосрочной перспективе это может привести к тому, что российская сторона более не будет в состоянии проводить совместные маневры с партнерами по Каспию. При подобном варианте развития событий все договоренности, достигнутые странами "пятерки" в сфере безопасности будут нивелированы.

Озвученная Вашингтоном программа по сокращению военного бюджета может являться косвенным доказательством того, что в потенциальном ирано-американском конфликте азербайджанская территория не будет рассматриваться в качестве перевалочной базы для американских войск. Дальнейшее обострение ситуации вокруг Ирана увеличивает риски региональной стабильности. Однако обсуждение данного аспекта безопасности в рамках многосторонних встреч на высоком и высшем уровне способно привести лишь к нагнетанию обстановки.

Рассматривая современную ситуацию в регионе в транспортно-энергетической сфере, следует отметить, что усилившаяся за прошедший год активность Запада на Каспии сохранится и в 2012 г. Мобилизовав свои силы для реализации проекта "Южного энергетического коридора" страны ЕС и США продолжат предпринимать попытки максимизировать объемы поставок энергетического сырья в Европу. Особо пристальное внимание по-прежнему будет уделяться Азербайджану и Туркменистану. Несмотря на явный прогресс в продвижении российского "Южного потока", а также на подписание азербайджано-турецкого контракта на строительство Трансанатолийского трубопровода (TANAP), лоббируемый Еврокомиссией проект "Набукко" будет подвергаться дальнейшей процедуре "укорачивания", которая позволит проекту остаться в числе претендентов на реализацию.

Сохранение данного газопровода в списке потенциальных кандидатов на поставки азербайджанского газа с месторождения "Шах-Дениз 2" стало возможным вследствие того, что Баку в очередной раз перенес сроки окончательного выбора маршрута будущих поставок. Неопределенность относительно "Набукко" непосредственным образом отражается и на состоянии дел в отношении Транскаспийского газопровода (ТКГ). Игнорирование отрицательной оценки России и Ирана планов прокладки газопровода по дну Каспийского моря вносит дополнительные сложности во взаимоотношения прибрежных государств. Отсутствие конкретных договоренностей относительно ресурсной базы "Набукко" позволяет прикаспийским государствам отсрочить момент обсуждения проблемы ТКГ в официальном порядке и в рамках пятисторонних консультаций. Однако данная тема неизменно входит в повестку дня переговоров на двухстороннем уровне.

Так как вопрос транспортировки газового сырья с восточного на западное побережье Каспия посредством подводного трубопровода напрямую затрагивает такой аспект каспийской проблематики как делимитация, его разрешение на встречах глав "каспийской пятерки" является бесперспективным. Урегулирование возникающих противоречий предполагает отсылку к международно-правовому статусу водоема, четко определяющему границы национальных секторальных зон и регулирующему процесс недропользования. Невозможность опираться на юридически обязывающий документ предопределяет тупиковость ситуации.

Как и прежде, наиболее эффективным способом взаимодействия в энергетической сфере на территории Каспийского региона остаются межгосударственные контракты, которые согласовывают порядок добычи и транзита углеводородов. Аналогичные процессы характерны и для транспортной отрасли. Система дорог автомобильного и железнодорожного сообщения регионального значения формируется либо благодаря деятельности государств в рамках создания международных транзитно-транспортных коридоров, либо благодаря инициативным проектам по расширению приграничного сотрудничества.

Таким образом, перед прибрежными странами пока не актуализировалась потребность использования механизма пятисторонних переговоров для координации внешней энергетической политики.

Рассматривая деятельность государств региона по стабилизации экологической обстановки на Каспии, стоит отметить, что в последние несколько месяцев она была сконцентрирована на таких задачах как наложение моратория на вылов осетровых и разработка законодательной базы по реагированию на разливы нефти. Очередное собрание Комиссии по водным биоресурсам Каспийского моря, прошедшее в декабре 2011 г. в Баку, наглядно продемонстрировало, что участвующие на встрече делегации, кроме туркменской, готовы приступить к практическим шагам по восстановлению популяции осетровых. Главным итогом встречи стало подписание протокольного решения на коммерческий вылов осетровых видов рыб в Каспийском море в 2012 г., в соответствии с которым прикаспийские страны не будут экспортировать черную икру и другую продукцию из осетровых, производимую из рыбы, добытой в естественных условиях.

Однако достигнутая договоренность может вступить в силу лишь после официального одобрения со стороны Туркменистана, который запросил время на ее рассмотрение. Так как Иран принимает только те документы, которые были подписаны всеми пятью прикаспийскими государствами, то данное соглашение также пока является недействительным для ИРИ. Самым действенным способом устранить несговорчивость Ашгабата остаются переговоры на высшем уровне. Исходя из того, что внеочередное заседание Комиссии по водным биоресурсам было форсировано, следующий Саммит глав прикаспийских государств может стать ключевым событием для выдвинутой Казахстаном инициативы.

Угроза ухудшения состояния окружающей среды на Каспии из-за загрязнения нефтью уже давно носит трансграничный характер. Особенно остро данная проблема встанет перед Казахстаном в 2013 г. когда будут запущены в эксплуатацию 30 искусственных островов на месторождении "Кашаган", связанные между собой подводными трубами. В этих условиях обостряется необходимость разработки нового Национального плана по предупреждению нефтяных разливов, а также повышения эффективности взаимодействия МЧС прикаспийских стран.

Так, к примеру, Азербайджан обладает достаточным опытом и возможностями для предотвращения чрезвычайных ситуаций, связанных с добычей углеводородов на Каспии. Ведомства, ответственные за предотвращение разлива нефти на добывающих платформах, располагают необходимым оборудованием, транспортными средствами и технологиями. В настоящее время для реагирования на чрезвычайные ситуации в море Азербайджан располагает 11 судами, семь из которых предназначены для тушения пожаров. Также министерство по чрезвычайным ситуациям имеет на своем балансе самолеты-амфибии и вертолеты.

В данных обстоятельствах подписание Протокола о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызванных загрязнением нефтью, дает странам "каспийской пятерки" шанс приступить к созданию системы реагирования на подобные чрезвычайные ситуации.

Вместе с этим, следует подчеркнуть, что на первоначальном этапе наиболее продуктивно сотрудничество в обозначенной области будет развиваться в треугольнике Казахстан-Азербайджан-Россия.

Таким образом, можно заключить, что делимитация морской акватории остается основной составляющей каспийской проблематики. Несмотря на имеющиеся договоренности, зафиксированные в протокольном решении Бакинского саммита, прикаспийские государства не пришли к единым формулировкам относительно ширины морской национальной зоны. Продолжающиеся переговоры не привели к увеличению процента согласованных пунктов Конвенции по определению статуса Каспия.

Вместе с этим, можно отметить, что при интенсификации ряда положительных тенденций существует вероятность создания правового фундамента взаимодействия прибрежных стран. Для того, чтобы достичь обозначенного результата необходимо отойти от ситуативного формирования внешнеполитической повестки и разработать концептуальное видение дальнейшего развития региона.

На сегодняшний момент милитаризация Каспийского моря является одним из наиболее долгосрочных региональных процессов. Подталкиваемые как внешними, так и внутренними факторами, страны "каспийской пятерки" пополняют ВМС новыми единицами боевой техники. Помимо покупки вооружения из-за рубежа прикаспийские страны предпринимают попытки наладить собственное производство морских судов. К примеру, Баку рассчитывает на военное сотрудничество с турецкими компаниями, которые выразили желание создать в Азербайджане верфь, а также поставлять продукцию как военного, так и гражданского назначения. В свою очередь Казахстан в апреле т.г. спустил на воду первый ракетно-артиллерийский корабль, произведенный на территории страны. Корабль с водоизмещением в 250 тонн предназначен для уничтожения боевых надводных кораблей, катеров и транспортных средств противника как самостоятельно, так и в связке с другими кораблями. В 2012 и 2013 гг. на вооружение ВМС Казахстана планируется поставить два аналогичных судна.

Вместе с этим, строящиеся каспийские флоты заинтересованы в приобретении современной боевой техники, однако ни западные, ни азиатские ведущие оборонные подрядчики не рассматривают их в качестве перспективных рынков сбыта передовых военных технологий. К тому же кадровый состав ВМС пока не обладает достаточной квалификацией для управления новейшим оборудованием. Сложности возникают даже при эксплуатации приобретенной военной техники, обладающей не самыми высокими характеристиками. В данных обстоятельствах страны региона направят свои усилия на развитие собственного судостроительного потенциала.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
01.03.17
«Путин уже не враг №1 для США»
NB!
01.03.17
Рука Кремля дотянулась до Киевского метрополитена
NB!
01.03.17
«Союз хоронить рано»: Москва и Минск в марте обсудят пограничные вопросы
NB!
01.03.17
В Госдуме предложили «Евровидение» заменить «Добровидением»
NB!
01.03.17
Новый газопровод на Украину из Польши: «осваивание денег ЕС»
NB!
01.03.17
Молдавия отзывает своего посла в России
NB!
01.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 1 марта
NB!
01.03.17
Жириновский предложил Михалкову спектакль с собой в главной роли
NB!
01.03.17
Леонид Кравчук: Украина в 2014 году была обречена на потерю Крыма
NB!
01.03.17
Выборы мэра Ярославля: «Спектакль, в котором актёры плохо знали роли»
NB!
01.03.17
Россия «амнистировала» более 250 тыс. молдавских гастарбайтеров
NB!
01.03.17
Предвыборная Франция: остановить Ле Пен!
NB!
01.03.17
The Telegraph: «Россия в седьмой раз спасла Асада от санкций»
NB!
01.03.17
Обыски у «бизнесменов» по обналичиванию денег идут в Петербурге
NB!
01.03.17
25 лет агрессии: Молдавия продолжает равняться на тех, кто расстреливал ПМР
NB!
01.03.17
Зауралье: «Каждый восьмой — рецидивист»
NB!
01.03.17
Россия не будет втягиваться в гонку вооружений — Матвиенко
NB!
01.03.17
Регионам предлагают отдать 15% доходов от акциза на табак
NB!
01.03.17
Первый день весны: фоторепортаж ИА REGNUM
NB!
01.03.17
У ЦИК претензии к Рамазану Абдулатипову
NB!
01.03.17
Президент Нагорного Карабаха: «Для нас нет возврата в прошлое»
NB!
01.03.17
«Страхование от безработицы станет еще одним налогом на бизнес»