Нина Штански: Взаимодействие России и ЕС в приднестровском урегулировании: от консультаций к координации

Гагра, 17 сентября 2012, 22:08 — REGNUM  

Пресс-служба МИД Приднестровья передала 17 сентября в редакцию ИА REGNUM текст статьи министра иностранных дел ПМР Нины Штански, опубликованной в научном журнале "Проблемы национальной стратегии" - издании Российского института стратегических исследований. Материал посвящен отдельным аспектам политики России на приднестровском направлении. В статье рассмотрены различные подходы к оценке позиций России в урегулировании молдавско-приднестровского конфликта и проанализирована официальная политика России по приднестровскому вопросу. Особое внимание в статье уделяется проблеме налаживания Россией и Европейским союзом комплексного взаимодействия по урегулированию конфликта в Приднестровье. По мнению Нины Штански, оно должно основываться на массиве общих интересов и переводить сотрудничество с имевшей место ранее консультативной стадии на координационную. ИА REGNUM публикует текст статьи полностью.

Конфликт в Приднестровье является одним из "конфликтов идентичности" на территории бывшего СССР. Несмотря на усилия международного сообщества, он до сих пор не урегулирован и остается в "замороженном" состоянии. Этот застарелый конфликт влияет на развитие политических процессов в Юго-восточной Европе. Существует мнение о том, что проблема "замороженных конфликтов" обременительна для России и может являться серьезным фактором, влияющим на формирование ее внешнеполитических ориентиров в современных реалиях. [1] Дополнительный импульс к расширению академических и политических споров по данной проблематике придали признание Российской Федерацией государственного суверенитета Южной Осетии и Абхазии, а также широкая международная критика политики России в отношении этих государств. Так, в контексте участия России в конфликте на Кавказе в 2008 году в экспертных кругах стала более распространенной негативная оценка эффективности политики России в отношении замороженных конфликтов на постсоветском пространстве, и ее политики в отношении СНГ в целом. [2] Кроме того, выделение Россией Приднестровья из одного ряда с ранее непризнанными Южной Осетией и Абхазией также поставило перед исследователями дополнительные вопросы и расширило предметное поле проблематики конфликтов на постсоветском пространстве.

Статус России как посредника урегулирования конфликта был впервые закреплен Соглашением о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова от 21 июля 1992 г. Спустя три года, в июле 1995 года в ходе переговорного процесса конфликтующие стороны выразили стремление подкрепить и усилить статус посредников. [3] Россия на сегодняшний день является ключевым игроком урегулирования, что обусловлено целым рядом геополитических факторов, а также тем обстоятельством, что на территории Приднестровья проживает около 150 тысяч граждан России.

Цель данной статьи проанализировать разнообразные экспертные оценки роли России в урегулировании. В академических и политических кругах существует серьезный "разброс" подходов к оценке позиций России. Наиболее распространенным является подход, в рамках которого Приднестровье обозначается в качестве одного из важных полей, на котором ведутся политические игры вокруг национальных интересов России, ее участия в Европе как цивилизационном поле. [4]

Также распространенным является подход оценки российской политики в регионе конфликта с точки зрения ее стремления любым путем реализовать свои геополитические интересы. [5] Так, существует мнение о том, что приоритетным для России является сохранение своего военного присутствия в регионе для увеличения давления на страны СНГ и как противовес вытеснению России из системы европейской безопасности. [6]

Следует отметить, что целесообразность сохранения российского военного присутствия в регионе конфликта сегодня - предмет широких дискуссий, как на Западе, так и в России. В последнее время, когда активно обсуждается российско-германская идея о создании комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности как один из шагов навстречу строительства новой архитектуры безопасности в Европе, наличие российских войск в Приднестровье называется экспертами в качестве одного из потенциальных предметов возможного торга, в результате которого в качестве компромисса российские войска могли бы быть подчинены совместному мандату ЕС-РФ. [7] Российский профессор А.Г. Задохин, считая упущенным момент, когда можно было поддержать Приднестровье, полагает, что необходимо договариваться с Европой относительно включения международных сил в миротворческое подразделение и решения вопроса демилитаризации этой территории. [8] Для Приднестровья же в условиях отсутствия действенной и согласованной системы гарантий со стороны внешних акторов, вовлеченных в урегулирование, осуществление на берегах Днестра миротворческих сил является единственной реальной гарантией мира и стабильности.

Важность приднестровского фактора в контексте военно-стратегического значения этого региона отмечают и в связи с операциями НАТО в Косово, а именно относительно к проблемам раннего предупреждения о готовящейся агрессии и сбора электронной разведывательной информации. [9] Многие исследователи обращают внимание на значимость для России Приднестровья как военного плацдарма, владея которым Россия может оказывать значительное военно-политическое влияние на всю Восточную Европу. [10] Так, например, российский исследователь Б.Ф. Мартынов указывает на то, что военное присутствие России в зоне конфликта удерживает поглощение Приднестровья Молдовой, лишая ее дополнительных стимулов для присоединения к Румынии и последующего вступления обеих в НАТО. [11] Схожее мнение высказывает российский историк Н.Г.Федулова, которая при этом отмечает, что последствием расширения зоны НАТО на Восток за счет СНГ чревато ослаблением общих международно-политических позиций России. [12] О политике России в Приднестровье как системе легитимных шагов в ответ на расширение геополитического влияния в регионе Запада, а также Румынии, увеличивающей свое присутствие в Молдове, также пишет В.Н. Матяш. [13] Кроме того, эксперты отмечают важность нахождения российских военных в Приднестровье и в контексте наличия военных баз НАТО в Румынии и Болгарии, а также в связи с размещением элементов системы ПРО в Румынии. [14]

Следует отметить, что Приднестровье обозначено как зона особых стратегических интересов России, в ряде официальных документов, в частности, в заявлениях и постановлениях Государственной Думы Российской Федерации (ГД РФ). [15] Кроме того, в 1997 году в рекомендациях ГД РФ Правительству и Президенту России также констатировалась международная правосубъектность Приднестровской Молдавской Республики с предложением заключить международный договор между Российской Федерацией и Приднестровской Молдавской Республикой, что, по сути, являлось бы выражением юридического признания правосубъектности. [16] По результатам проведенного в Приднестровье в 2006 году всенародного референдума, когда более 97% жителей Приднестровья, в том числе граждан России, высказались за независимость Приднестровья, ГД РФ приняла Заявление о том, что Российская Федерация должна выстраивать свою политику с учетом свободного волеизъявления народа Приднестровья. [17]

Между тем, официальная политика России по приднестровскому вопросу остается последовательной и неизменной. В одном из последних заявлений министра иностранных дел РФ, сделанном по результатам встречи с молдавским коллегой Ю.Лянкэ, С.Лавров отметил: "Конечную цель мы видим примерно одинаковую - это особый статус Приднестровья в рамках единого государства и в рамках территориальной целостности Республики Молдова". [18] Нахождение формулы решения конфликта при соблюдении принципа территориальной целостности Республики Молдова - это постулат, который на разных этапах процесса по урегулированию конфликта не только декларировался представителями РФ, но и находил отражение в скрепленных подписями сторон и стран-гарантов документах переговорного процесса.

В 2007 году МИДом РФ был широко освещен Обзор внешней политики РФ, который, как указано в самом документе, был призван отразить, по возможности, максимально широкий спектр взглядов, существующих в российском общественном мнении, внести вклад в общенациональную дискуссию по внешнеполитическим вопросам, способствовать сохранению в обществе широкого согласия в этой области. [19] В разделе, касающемся вопросов постсоветского пространства было указано: "Россия, оставаясь приверженной политическому урегулированию приднестровского конфликта при соблюдении территориальной целостности Молдавии и на основе выработки особого, надежно гарантированного статуса Приднестровья, выступает в переговорном процессе за сохранение механизмов обеспечения стабильности в регионе, включая действующую миротворческую операцию, а также бережное отношение ко всему фонду идей урегулирования. Важнейшим элементом долгосрочного урегулирования является закрепление конституционного статуса Молдавии как нейтрального государства". [20] В Приднестровье такая позиция, объявленная авторами Обзора, как выражение общественного мнения РФ, вызвала широкий и неоднозначный резонанс. Однако, в связи с косовским вопросом и заявлением официальных лиц России об универсальности подходов к вопросам самоопределения народов, приднестровская дипломатия, в том числе на межпарламентском уровне активизировала попытки призвать Россию к признанию Приднестровья.

21 марта 2008 года по рекомендациям Слушаний, проведенных в ГД РФ 13 марта того же года по проблеме непризнанных республик, ГД РФ приняла Заявление, в котором вновь заявила, что после одностороннего провозглашения независимости Косово для России возникла необходимость корректировать свою политику в отношении Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, исходя из волеизъявления проживающего там населения. [21] Также в Заявлении отмечалось, что Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье, построившие за годы своей фактической независимости демократические государства со всеми атрибутами власти, имеют гораздо больше оснований претендовать на международное признание, чем Косово. Однако, резолютивная часть данного Заявления содержала предложения к президенту и правительству РФ о рассмотрении вопроса о целесообразности признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Несмотря на упоминание о Приднестровье в начале документа наряду с Абхазией и Южной Осетией, в его заключении, обращенном к президенту и правительству Российской Федерации, о Приднестровье упоминания нет. Нет речи не только о признании, но и о каком-либо новом формате взаимоотношений. Следует отметить, что, как и в Обзоре внешней политики, среди аргументов парламентариев вопрос о нейтральном государственном статусе Молдовы был одним из ключевых. В частности, относительно невключения Приднестровья в один ряд с претендующими на независимость Абхазией и Южной Осетией, отмечалось заявление президента Молдовы о намерении официально закрепить обязательство по невступлению Молдовы в НАТО и о выходе данного государства из ГУАМ.

Такое положение дел дало достаточно оснований представителям академических кругов оценивать политику России в регионе молдавско-приднестровского конфликта с позиций ее геополитического интереса, включающего нерасширение НАТО за счет Молдовы и ослабление позиций ГУАМ как организации - регионального лидера.

Оглядка на НАТО может рассматриваться как определяющая в принятии решений по Приднестровью, так как возможное признание независимости Абхазии и Южной Осетии в вышеназванном заявлении ГД РФ напрямую увязывалось со вступлением Грузии в НАТО. Сегодня к власти в Молдове пришли политические силы, ориентированные на европейскую интеграцию (правящий альянс АЕИ - Альянс "За европейскую интеграцию"). Существует мнение о том, что это своего рода победа ЕС в борьбе с Россией за влияние в регионе. Так, украинский политолог В.Кулик свидетельством тому считает содействие ЕС созданию либерально-демократической коалиции в Молдове и увеличение в несколько раз технической и финансовой помощи Молдове со стороны ЕС и международных доноров с момента прихода к власти альянса "За европейскую интеграцию" летом 2009 года. [22] Следует учитывать также фактор наличия раскола внутри молдавских элит относительно вопроса интеграции Молдовы в Румынию, как потенциальной возможности посредством такого объединения интегрироваться и в ЕС. Позиция ЕС относительно его расширения в ближайшие годы за счет таких соседей, как Украина и Молдова, сегодня, в условиях преодоления последствий всемирного финансового кризиса, как никогда прозрачна. ЕС дал понять, что не заинтересован в таком расширении и готов сотрудничать с этими странами в рамках заключенных Программ.

Сегодня на фоне активно развивающегося российско-европейского "энергетического" диалога также очевидно нежелание ЕС вступать в конфронтацию с РФ. Реализация же Россией существенных шагов в направлении разрешения молдавско-приднестровского конфликта позволила бы существенно повысить ее имидж на мировой арене. В этом контексте успех урегулирования в регионе, который называют полем напряженности в отношениях между Россией, Украиной и Румынией, может быть серьезным фактором в развитии российско-европейского сотрудничества. После событий 2008 года признание Россией двух непризнанных республик оценивалось российскими экспертами как укрепление позиций России в качестве "независимого полюса" в многополярном мире, когда ее политика перестает быть западноцентричной, и все шаги больше не будут рассматриваться сквозь призму того, как они скажутся на отношениях с Европой и США. [23] Сегодня же в фокусе внимания экспертов и политиков попытка налаживания Россией и Европейским Союзом такого комплексного взаимодействия, которое основывалось бы на массиве общих интересов и переводило бы сотрудничество с имевшей место ранее консультативной стадии, на координационную, при которой задействованные в урегулировании Россия и ЕС не только обмениваются информацией, но и пытаются согласовывать свои позиции во избежание конфронтации или политики "параллельных действий". В случае совместного успеха, выработанная модель урегулирования могла бы быть положена в основу некоего общего и, возможно, универсального подхода к урегулированию конфликтов. Так, в интервью радиостанции "Эхо Москвы" министр иностранных дел РФ С.Лавров подчеркнул, что в инициативе по договору о европейской безопасности, в разделе об урегулировании конфликтов, заложены принципы, на основе которых хотелось бы, чтобы все подходили к любому конфликту - уважение имеющихся договоренностей, переговорных и миротворческих форматов. [24]

Произошедшая в 2011 году "перезагрузка" переговорного процесса может стать точкой отсчета нового этапа в процессе урегулирования конфликта в Приднестровье. Однако представляется важным учитывать, что в фокусе внимания акторов, участвующих в процессе урегулирования в качестве гарантов и посредников, на протяжении последних нескольких лет основными вопросами все еще являются не выработка гарантийных механизмов и системы гарантий, а стабилизация, действенность и функционирование переговорного формата, идеи трансформации которого сегодня все еще весьма популярны.

Примечания:

[1] См., например: Федулова Н.Г. Влияние России в странах СНГ гуманитарные аспекты / Н.Г. Федулова // Мировая экономика и международные отношения. -2007. - №5. - С. 80.

[2] Мельвиль А.Ю. Потенциал международного влияния и эффективность внешней политики России (2008 - начало 2009 гг.) / А.Ю. Мельвиль, М.В. Ильин, Б.И. Макаренко и др.; Научно-координационный совет по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России. - М.: МГИМО-Университет, 2009. - С. 5.

[3] Принятым Соглашением о поддержании мира и гарантиях безопасности между Республикой Молдова и Приднестровьем стороны обратились к Российской Федерации, Украине и ОБСЕ с просьбой стать гарантами данного соглашения. Российская Федерация и Украина выразили свою готовность выступить в процессе урегулирования в качестве государств-гарантов в соответствующем Совместном заявлении, подписанном в Москве 19 января 1996 года президентами этих стран. Статус России и Украины как стран-гарантов и посредников, а ОБСЕ как посредника "в достижении прочной и всеобъемлющей нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем" был закреплен также в Московском меморандуме "Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем" от 8 мая 1997 г., а также в ходе Одесской встречи 20 марта 1998 г. и встречи в Киеве 16 июля 1999 г.

[4] См., например: Девятков А. В. Приднестровский вопрос в политической практике России и Запада / А. В. Девятков // Известия Уральского государственного университета. - 2010. - № 3(79). - С. 111-118; Нарочницкая Н. Приднестровье - ключ к восточноевропейскому региону /Н.Нарочницкая // [Электронный ресурс]: сайт интернет-газеты "Столетие". - Режим доступа: http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/nataliya_narochnickaya_pridnestrove__kljuch_k_vostochnoevropeskomu_regionu.htm.

[5] См., например: King С. Post-Soviet Moldova: A Borderland in Transition. - London: Royal Institute of International Affairs, 1995; Немецкий политолог Флориан Кюхлер: "Приднестровье может стать разменной монетой в споре ЕС и России" / [Электронный ресурс]: сайт информационно-аналитического портала постсоветского пространства Материк.ру. - Режим доступа: http://www.materik.ru/pda/rubric/detail.php?ID=7904&SECTION_ID=10

[6] Девятков А.В. Политика России в отношении Приднестровской Молдавской Республики (1992-2009 гг.) Антропология советскости: философский анализ: автореферат дис. канд. ист. наук: 07.00.15 / ТГУ. Нижний Новгород, 2010.

[7] Такое мнение было озвучено Директором программы "Россия-Евразия" Германского совета по внешней политике А.Рар (см. Терехов А. Приднестровский гамбит Ангелы Меркель // Независимая газета 22.06.2010

[8] Задохин А.Г. Стенограмма круглого стола "Национальные интересы России в Молдавии и Приднестровье" [Электронный ресурс]: сайт портала "Религия и СМИ". - Режим доступа: http://www.religare.ru/2_15156.html (дата обращения 22.08.2011)

[9] Мартынов Б.Ф. Суверенитет развития и проблемы "неудавшихся" государств / Б.Ф. Мартынов // Мир после Косово: Россия, СНГ, Латинская Америка / Отв. Ред.: Мартынов Б.Ф. - М.: ИЛА РАН, С.69.

[10] Харитонова Н.И. Приднестровский конфликт и проблема непризнанных государств на постсоветском пространстве в конце XX - начале XXI вв.: дис. канд. ист. наук: 07.00.00, 07.00.03 / МГУ им. М.В. Ломоносова. - М., 2008. С.216.

[11] Мартынов Б.Ф. Указ. соч. С.69.

[12] Федулова Н.Г. "Замороженные" конфликты в СНГ и позиция России / Н.Г. Федулова // Мировая экономика и международные отношения. -2008. -№1. С.67.

[13] Матяш В.Н. Матяш В.Н. Приднестровский конфликт: проблемы и перспективы урегулирования. -М.: Дипломатическая академия МИД России, 2002, с.17.

[14] См., например: Енiн Е.В. Приднiстровське врегулювання на тлi Украiни / Е.В. Енiн // Зовнiшнi справи. - 2008. - №8. - С.35-38.

[15] Подробней см., например: О некоторых вопросах сотрудничества Российской Федерации с Приднестровьем: Постановление ГД ФС РФ от 13 ноября 1996 года №799-II ГД [Электронный ресурс]: сайт "Законодательство России". - Режим доступа: http://www.bestpravo.ru/fed1996/data02/tex12922.htm; Об обращении Верховного Совета Приднестровья: Постановлением ГД ФС РФ от 17 ноября 1995 года N 1334-I ГД [Электронный ресурс]: сайт "Правотека". - Режим доступа: http://www.pravoteka.ru/pst/163/81140.html; Выводы и рекомендации по итогам открытых парламентских слушаний "Россия-Молдова-Приднестровье. Стратегические интересы России" [Электронный ресурс]: сайт "Государственная Дума ФС РФ 1996-1999". - Режим доступа: http://duma2.garant.ru/analit/1997/os97/05-02.htm

[16] Выводы и рекомендации по итогам открытых парламентских слушаний "Россия-Молдова-Приднестровье. Стратегические интересы России". Там же.

[17] Об итогах референдума в Приднестровье 17 сентября 2006 года: Заявление ГД ФС РФ от 6 октября 2006 года [Электронный ресурс]: официальный сайт Государственной Думы ФС РФ. - Режим доступа: http://www.duma.gov.ru/international/statements/statement-42/index.php?sphrase_id=131928

[18] Сергей Лавров: Россия и Евросоюз жизненно заинтересованы в сотрудничестве // [Электронный ресурс]: сайт Общероссийского союза общественных объединений "Российская нация". - Режим доступа: http://www.rosnation.ru/index.php?D=37&goto=183 (дата обращения 09.05.2011)

[19] Обзор внешней политики РФ [Электронный ресурс]: официальный сайт МИД РФ. - Режим доступа: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/3647DA97748A106BC32572AB002AC4DD (дата обращения 09.05.2011)

[20] Обзор внешней политики РФ. Указ. Соч.

[21] О политике Российской Федерации в отношении Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья: Заявление ГД ФС РФ от 21 марта 2008 года [Электронный ресурс]: официальный сайт Государственной Думы ФС РФ. - Режим доступа: http://www.duma.gov.ru/international/statements/statement-20/index.php?sphrase_id=131929

[22] Кулик В. Приднестровье: урегулировать нельзя законсервировать/ В.Кулик// "Зеркало недели. Украина". - №5. -11 февраля 2011 [Электронный ресурс]: официальный сайт издания "Зеркало недели". -Режим доступа: http://zn.ua/articles/75326#article

[23] См., например: Лукьянов Ф. Конец преемственности /Ф. Лукьянов // [Электронный ресурс]: сайт Газета.ру. -Режим доступа: http://www.gazeta.ru/column/lukyanov/2830550.shtml

[24] Сергей Лавров: Россия и Евросоюз жизненно заинтересованы в сотрудничестве // [Электронный ресурс]: сайт Общероссийского союза общественных объединений "Российская нация". - Режим доступа: http://www.rosnation.ru/index.php?D=37&goto=183

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.