Американский архив по Катыни: политический подтекст исторической трагедии

Москва, 12 сентября 2012, 00:36 — REGNUM  

10 сентября 2012 года на сайте Национального архива США была размещена информация о публикации по катынской тематике свыше тысячи страниц документов по 318-ти разделам из различных американских государственных архивов ( http://www.archives.gov/research/foreign-policy/katyn-massacre/). Часть документов в свое время имела гриф "секретно". Но заголовки в российских СМИ, типа "В США рассекретили архивы о расстреле польских офицеров в Катыни" (Эхо Москвы), несостоятельны. Документы по Катыни не были засекречены в США. Презентация "Катынской страницы" на сайте американских правительственных архивов состоялась в Вашингтоне на Капитолии в присутствии американских конгрессменов, представителей посольства Польши, польских организаций и членов "катынских семей". Вслед за известием об американской публикации катынских документов министерство иностранных дел Польши призвало Россию, Белоруссию и другие страны полностью рассекретить все документы по Катыни и по американскому примеру опубликовать их.

Однако не следует представлять случившееся, как полную исчерпывающую публикацию всех американских документов по катынской тематике. Ведь речь идет всего лишь о 1000 страниц, в то время как одни материалы американской катынской комиссии Мэддена 1951-1952 годов занимают девять томов. Но американцы опубликовали сейчас опись архивного хранения катынских документов с указанием места хранения и фонда. Все это станет хорошим подспорьем для работы профессиональных историков. Исполнительный директор государственных архивов Польши проф. Владислав Степняк так расценил проделанную работу американских архивистов: "Это гигантская коллекция документов свидетельствует о большой работе коллег в Национальном архиве США. Мы получили полный список архивных материалов по Катыни. Для историков - это первостепенное дело, тем более что он сопровождается перечнем отсканированных документов. В подготовке этого каталога было задействовано множество людей, которые проделали серьезный изыскательский труд".

Публикация документов по Катыни в США имеет явный политический подтекст. В начале октября 2011 года Европейский суд по правам человека провел первые слушания по иску к России 15 родственников польских офицеров, расстрелянных в Катыни в 1940 году. Как теперь выясняется, в сентябре 2011 года, т. е. накануне этого судебного процесса, по прямому распоряжению президента США Барака Обамы в американских архивах началась работа по сбору и частичной публикации документов, касающихся Катыни. Издание американских документов по Катыни явилось результатом инициативы члена Палаты представителей от штата Огайо Мэрси Каптур, которая имеет польские корни, и Даниэля Липинского из Чикаго. Именно они обратились с письмом по катынским документам к президенту США. Идея издания документов родилась на одной конференции по Катыни в Библиотеке Конгресса США, организованной два года назад польско-американским фондом Костюшко. Инициатива была поддержана американскими политиками польского происхождения, в том числе, сенатором Барбарой Микульской и конгрессменом Полом Коньярским. Сейчас поляки вспомнили недавний казус с польско-американской "ссорой" из-за случайной оговорки президента США Барака Обамы о "польских лагерях смерти" во время II Мировой войны. Нынешней катынской публикацией президент США "реабилитировал" себя в глазах поляков - считают в Польше. Симпатии избирателей польского происхождения на предстоящих президентских выборах Обама себе обеспечил.

10 сентября 2012 года американские катынские документы опубликованы по следующим разделам: материалы комиссии палаты представителей по расследованию "резни в Катынском лесу", т. н. Комиссии Мэддена (1951-1952); пропагандистский фильм комитета Керстена по "коммунистической агрессии" и материалы к нему (1953-1954); документы Госдепартамента с информацией по пленным и военным преступлениям в ходе II Мировой войны в Европе (1940-1944, 1945-1949) и о советско-польских отношениях (1950-1954); документы по внешней политике США (1973-1976); материалы по проблеме Катыни "Голоса Америки" (1946-1953); доклад разведки по Катыни (1951), исследовательские меморандумы (1946-1954); два документа ФБР; сообщения по теме Катыни из посольств США в Варшаве, Париже и Москве в Госдепартамент; документы Управления стратегических служб США, включая доклады разведки от 13 мая 1943 года, и сообщения о кризисе в советско-польских отношениях, обзоры разведки местной прессы; документы из национального архивного собрания по военным преступлениям, связанные с Нюрнбергским трибуналом и включающие т. н. "документы Геринга" (1946), три фильма по Катыни из архива ЦРУ (1943, 1957, 1973), материалы по Катыни Информационного агентства США, связанные с пропагандой (1952-1953); серия аэрофотоснимков окрестностей Катыни, сделанных с германских разведывательных самолетов (1942-1944); материалы из архивов президентов Франклина Д. Рузвельта, Гарри Трумена, Дуайта Эйзенхауэра, Джона Кеннеди, Линдона Джонсона, Ричарда Никсона, Джимми Картера, Рональда Рейгана и Джорджа Буша.

Итак, не трудно заметить, что подавляющая часть опубликованных в США катынских материалов непосредственно связана с периодом Холодной войны и, на самом деле, иллюстрирует, какое огромное значение придавал Вашингтон Катынскому делу в своей политике по отношению к СССР и пропаганде против него, имевшей всегда характер информационной войны. Ядром американской катынской коллекции являются материалы, собранные образованной 18 сентября 1951 года Палатой представителей Конгресса США специальной комиссией по Катыни Рея Мэддена.

Лишь незначительная часть опубликованных США документов связана с делом политического информирования в 1943 году президента США Рузвельта и американского правительства по Катынскому инциденту. Как заявлено сейчас в публикации Петра Зыховича "Знали правду о Катыни" на страницах польского издания Rzeczpospolita, польские историки получили подтверждение тому, что президент США Франклин Рузвельт знал о непричастности немцев к расстрелу поляков в Катыни, хотя публично отстаивал противоположную точку зрения. Польские историки считают, что Рузвельт якобы лгал по Катыни в надежде получить помощь СССР в войне с Японией.

В качестве доказательства поляки ссылаются на сообщение Associated Press о том, что из опубликованных документов следует, что двое американских военнопленных якобы передали в 1943 году "шифрованным сообщением" американскому правительству всю правду о Катыни. При ближайшем рассмотрении вопроса выясняется, что в мае 1943 года гитлеровцы действительно организовали поездку в Катынь двух пленных американских армейских офицеров - капитана Дональда Стюарта и подполковника Джона Г. Ван Влита. После возвращения в лагерь военнопленных упомянутые офицеры сумели будто бы переправить по каналам американской разведки зашифрованные сообщения об увиденном ими в Катыни. Однако, как выясняется, означенного "зашифрованного сообщения" Стюарта и Ван Влита в американских архивах не сохранилось. Более того, не сохранился и личный доклад полковника Ван Влита комиссии Мэддена 1952 года. Он был записан позднее по памяти самим председателем комиссии.

Как бы там ни было, но случай с "шифрованным сообщением" Стюарта и Ван Влита 1943 года подтверждает только одно - простую информированность в 1943 году американского руководства о Катынской трагедии. Интерес к делу был обусловлен взаимоотношениями союзников с Москвой в год перелома во Второй Мировой войне. В результате рассмотрения ситуации окажется, что позиция президента США Франклина Рузвельта ничем не отличалась от позиции премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Более того, выясняется, что их позиция по Катынскому инциденту 1943 года была согласована. В июне 1943 года в телеграмме Черчиллю Рузвельт выразил надежду, что британский подход к Советскому Союзу и Сталину будет основываться "на очевидной необходимости создания наиболее благоприятных условий для привлечения всей массы вооруженных сил всех Объединенных Наций для сокрушения общего врага. Победа в войне является первостепенной задачей для всех нас. Для этого необходимо единство". И в Москве, и в Вашингтоне, и в Лондоне понимали в 1943 году, что гитлеровская Германия использует Катынь для того, чтобы вбить клин между союзниками и СССР. Более того, тогдашняя немецкая провокация, что касается эмигрантского правительства Польши, явно удалась. Позиция польского руководства по Катыни с политической точки зрения и интересов Польши была, по мнению Черчилля, "ошибочной". Из возникшего в результате германской провокации разрыва отношений между польским правительством в Лондоне и СССР последовали уже летом 1944 года формирование в Польше т. н. "Люблинского правительства" и трагедия Варшавского восстания.

И без нынешней публикации американских архивных документов по Катыни было известно, что власти гитлеровской Германии организовывали поездки граждан нейтральных стран к открытым весной 1943 года катынским могилам. Более того, в этих поездках для "освидетельствования", как теперь выясняется, участвовали и американские военнопленные - капитан Стюарт и подполковник Ван Влит. Последнее было ничем иным, как недопустимым для попавшего в плен военнослужащего сотрудничеством с врагом. Теперь из опубликованных документов становится ясно, что одним из возможных каналов информирования американского правительства и президента Рузвельта в 1943 году были сообщения, переданные по каналам разведки от побывавших в Катыни американских военнопленных. Вполне естественно, что американское правительство приняло их в сложившейся ситуации к сведению, но доверять им полностью не могло, поскольку понимало смысл германской провокации по Катыни.

Поэтому неслучайно, что заместитель министра иностранных дел Польши Богуслав Винид сейчас признал, что публикация американских документов вряд ли даст новую информацию о катынском преступлении. Каких-либо сенсаций явно не ожидается. В частности, американский историк Пол Аллен, автор книги о Катыни, уже предупредил, что в документах нет ничего о том, что "непосредственно Рузвельт скрывал правду о Катыни". В Польше признали, что, помимо научного, американская публикация преследует и политические цели. Польский историк и политолог Войтех Матерский теперь ждет подобного рода публикации архивных материалов по Катыни из российских и британских архивов.

Напомним, что политическая ангажированность американского издания документов по Катыни связана с тем, что польская сторона в 2011 году обратилась в Страсбургский суд, выразив свое неудовлетворение проведенным Россией расследованием катынских событий 70-летней давности. В апреле 2012 года ЕСПЧ признал Россию нарушившей статью 3 (запрещение пыток) Европейской конвенции о защите прав человека, сочтя, что российские власти не предоставили некоторым из заявителей достаточной информации о судьбе их родственников. Однако при этом судьи не стали выносить решение по жалобе на нарушение статьи 2 (право на жизнь). В июле 2012 года это решение было обжаловано польской стороной.

О позиции лидеров союзников по Катыни во время II Мировой войны можно судить по послевоенным воспоминаниям экс-премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Приводим дальше фрагмент из них.

"В это время произошел разрыв между Советским правительством и находившимся в Лондоне польским правительством в изгнании. Когда германские и русские армии заняли Польшу после заключенного в сентябре 1939 года между Риббентропом и Молотовым соглашения, много тысяч поляков сдались русским, с которыми Польша не находилась в состоянии войны; эти поляки были интернированы. В результате дальнейших нацистско-советских соглашений многие из них были переданы немцам для использования на принудительных работах. Согласно Женевской конвенции, с военнопленными офицерами так обращаться нельзя, а среди 14500 поляков, находившихся в руках Советов в трех лагерях в районе Смоленска, было 8 тысяч офицеров.

Значительная часть этих офицеров принадлежала к польской интеллигенции - это преподаватели университетов, инженеры и видные граждане, которые были мобилизованы как резервисты. До весны 1940 года время от времени появлялись вести о существовании этих военнопленных. Начиная с апреля 1940 года об этих трех лагерях ничего абсолютно не было слышно. Никаких известий об их обитателях не появлялось в течение 13 или 14 месяцев. Они, несомненно, находились под властью Советов, но ни писем, ни сообщений, ни каких-либо вестей не поступало от них. Не было и бежавших из этих лагерей.

Когда Гитлер застиг русских врасплох своим вторжением 22 июня 1941 года, отношения между Россией и Польшей сразу же изменились. Россия и Польша стали союзниками. Генерал Андерс и другие польские генералы, которые до сих пор содержались в суровых условиях в русских тюрьмах, теперь были вымыты, одеты, освобождены, их приветствовали и взяли на высокие командные посты в польской армии, которую Советы в то время создавали для борьбы против германских захватчиков. Поляки, которые уже давно беспокоились о судьбе большой группы офицеров в трех лагерях, просили об их освобождении, чтобы они могли вступить в новую польскую армию, для которой они представляли исключительную ценность. Около 400 офицеров было собрано из других частей России, но не было ни одного из этих трех лагерей, находившихся теперь в руках немцев. На свои неоднократные запросы поляки не могли получить никакого ответа от своих новых товарищей по оружию.

Польские руководители, имевшие теперь доступ ко многим представителям советских властей, с которыми они сотрудничали и которые помогали им создавать армию, замечали в ряде случаев смущение русских должностных лиц, однако никаких сведений о местонахождении 14 500 обитателей трех лагерей не поступало и не было ни одного спасшегося оттуда. Это, естественно, вызвало подозрение и привело к трениям между польским и Советским правительствами.

Война продолжалась. Немцы удерживали в своих руках территорию, на которой находились эти лагеря. Прошло еще около года.

В начале апреля 1943 года Сикорский был приглашен на завтрак на Даунинг-стрит, 10. Он сказал мне, что имеет доказательства того, что Советское правительство убило 15 тысяч польских офицеров и других военнопленных, находившихся в советских лагерях, и что они были погребены в огромных могилах в лесах, главным образом вокруг Катыни. Он утверждал, что у него есть масса доказательств. Я сказал: "Если они мертвы, вы ничего не сможете сделать, чтобы их воскресить". Он ответил, что не смог удержать своих людей и что они передали сведения об этом в печать. Не сообщив английскому правительству о своих намерениях, польский кабинет в Лондоне 17 апреля опубликовал коммюнике, в котором говорилось, что он обратился к Международному Красному Кресту в Швейцарии с просьбой послать делегацию в Катынь для расследования. 20 апреля польское правительство предложило своему послу в России запросить у русских разъяснение по поводу версии, распространяемой немцами.

13 апреля германская радиостанция открыто обвинила Советское правительство в убийстве 14 500 поляков, находившихся в трех лагерях, и предложила провести международное расследование на месте, чтобы выяснить их судьбу. Для нас нет ничего удивительного в том, что польское правительство ухватилось за этот план, однако Международный Красный Крест сообщил из Женевы, что не может предпринять никакого расследования, если не получит соответствующего предложения со стороны Советского правительства. Поэтому немцы сами провели расследование, и комиссия экспертов, созданная из представителей стран, находившихся под влиянием Германии, составила подробный доклад, в котором утверждалось, что в общих могилах было обнаружено свыше 10 тысяч трупов и что документы, найденные у убитых, а также возраст деревьев, выросших на месте захоронения показали, что убийство было совершено весной 1940 года, когда этот район находился под советским контролем.

Затем, в сентябре 1943 года, район Катыни был снова занят русскими. После освобождения Смоленска была создана комиссия, состоявшая исключительно из русских, для расследования судьбы поляков, находившихся в Катыни. В докладе этой комиссии, опубликованном в январе 1944 года, утверждалось, что эти три лагеря не были эвакуированы своевременно вследствие быстрого наступления немцев и что польские военнопленные попали в руки немцев и были ими позже истреблены. Если верить этой версии, то надо признать, что около 15 тысяч польских офицеров и солдат, о которых ничего не было слышно с весны 1940 года, попали в руки немцев в июле 1941 года и были ими позже уничтожены, причем не удалось бежать ни одному человеку, который мог бы что-либо сообщить русским властям, польскому консулу в России или подпольному движению в Польше. Если вспомнить о замешательстве, вызванном наступлением немцев, и о том, что охрана лагеря должна была бы сбежать по мере приближения захватчиков, и обо всех последующих контактах в период русско-польского сотрудничества, то поверить в эту версию означает поверить на слово.

Я совершил одну из своих редких поездок в Чартуэлл, чтобы провести ночь в своем коттедже. Мне сообщили по телефону, что советский посол хочет немедленно встретиться со мной и уже выехал. Майский появился необычайно встревоженный. Он привез мне послание от Сталина, в котором говорилось, что после отвратительных обвинений, которые были опубликованы по инициативе польского правительства в Лондоне, в том, что русские убили польских военнопленных офицеров, соглашение от 1941 года будет немедленно денонсировано. Я сказал, что, по моему мнению, поляки поступили неразумно, распространив или приняв участие в распространении такого сообщения, но что, как я искренне надеюсь, такого рода ошибка не приведет к разрыву их отношений с Советами. Я набросал проект телеграммы Сталину в этом плане. Майский продолжал доказывать лживость этого обвинения и привел различные доводы, чтобы подтвердить физическую невозможность совершения этого преступления русскими. Я многое слышал об этом из различных источников, но не пытался обсуждать факты. "Мы должны разбить Гитлера, - сказал я, - и сейчас не время для ссор и обвинений". Но ни словом, ни делом я не смог предотвратить разрыв между русским и польским правительствами. Это создало много неудобств. Но все же нам удалось вывезти много польских солдат, их жен и детей из России. Этот благотворный процесс протекал судорожно, и я продолжал формирование и оснащение в Персии трех польских дивизий под командованием генерала Андерса.

Во время суда над немцами в Нюрнберге по обвинению в военных преступлениях об убийстве поляков в Катыни упоминалось в обвинительном акте Геринга и о других, которые представили суду Белую книгу о результатах произведенного немцами расследования. Правительства стран-победительниц решили обойти этот вопрос, и преступление в Катыни так и не было подробно расследовано. Советское правительство не воспользовалось случаем, чтобы снять с себя это ужасное и широко распространенное обвинение против него и прочно переложить его на германское правительство, многие видные представители которого находились на скамье подсудимых. В окончательном определении Международного трибунала в Нюрнберге катынское дело не упоминается в разделе, касающемся обращения нацистской Германии с военнопленными. Поэтому каждый волен иметь свое собственное суждение. И действительно, имеется немало материалов на эту тему в том большом числе книг, которые были опубликованы польскими лидерами, все еще находящимися в изгнании, и особенно в книгах, написанных бывшим польским премьер-министром, вошедшим в состав первого послевоенного польского правительства, Миколайчиком и генералом Андерсом" (Черчилль У. Вторая мировая война. М., Воениздат, 1991. Т. 4. Глава 18. Россия и западные союзники).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.