Руководство красноярской авиакомпании "Енисейский меридиан" не знало о полете МИ-8 28 апреля 2002 г. до сообщений в СМИ о трагедии

Красноярск, 15 сентября 2003, 12:26 — REGNUM  Завтра в Краевом суде продолжатся слушания уголовного дела, заведенного по факту крушения вертолета МИ-8 в Ермаковском районе. Сегодня суд выслушал показания Валерия Фишера, конкурсного управляющего авиакомпании "Енисейский меридиан". Фишер заявил, что непосредственно подготовкой полета не занимался, поскольку в тот момент находился в командировке в Перу, где у авиакомпании есть представительство. О катастрофе узнал там же от российского торгового представителя. Фишер считает, что все претензии должны предъявляться к "Сколу" и "Черемшанке". По его словам, вертолет МИ-8 не просто уже принадлежал "Сколу". Фактически, он никогда не был полноценно арендован "Енисейским меридианом". "Договор об аренде был составлен формально. Не было свидетельства о передаче. И в нашем свидетельстве эксплуатанта вообще не было воздушных судов такого типа", - заявил Фишер.

По его словам, он неоднократно пытался решить эту проблему, но вышестоящее начальство посоветовало ему оставить все как есть, чтобы не поссориться с "серым домом" - полеты VIP-класса должны были продолжаться, а у "Черемшанки", которая, как утверждает Фишер, принимала все заявки на полеты, нет своих летчиков.

Также управляющий "Енисейского меридиана" заявил, что его предприятие с этих полетов ничего не получало. По его словам, 17 декабря 2001 года у "Енисейского меридиана" закончился срок действия даже "формального" договора на аренду вертолета, но полеты все равно продолжались. "Все это делалось в обход меня. "Черемшанка" принимала заказы, готовила экипаж, о некоторых полетах я даже не знал. В конце концов, решил все же поставить вопрос ребром. Было проведено совещание, на котором присутствовал директор "Черемшанки" Александр Бахметьев и его зам Григорий Килепо. После этого, 10 апреля, мы получили телеграмму из Управления гражданской авиации, которая полностью запрещала нам выполнение полетов. Однако 13-го пришла телеграмма, которая разрешала нам летать до 30 апреля. Несмотря на это, я считаю, что мы здесь ни при чем. Фактически летала на вертолете "Черемшанка", и тот же Ахмеров подчинялся скорее Бахметьеву, чем мне", - заявил Фишер.

Также он рассказал, что принимал решение о вылете 28 апреля один Ахмеров. Не было не только Фишера, но и его заместителя Егорова, который перед своим отъездом в Енисейск выдал Ахмерову незаполненный бланк для полетного задания со своей подписью и печатью. Причем выдал его для составления совсем другого полетного задания: Ахмеров и Курилович должны были лететь в Новосибирск, чтобы привезти в Красноярск другой вертолет, только что прошедший ремонт. Руководство "Енисейского меридиана" о полете 28 апреля 2002 года вообще ничего не знало, подытожил Фишер.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail