Федор Глушков: Опыт советского Госплана был бы очень полезен

Якутск, 27 августа 2012, 09:03 — REGNUM  

Никто, кроме государства, сегодня не обладает теми ресурсами, которые требуются для создания на Дальнем Востоке современной инфраструктуры - об этом в интервью корреспонденту ИА REGNUM заявил председатель совета Ассоциации развития строительного комплекса Хабаровского края, президент Консорциума дальневосточных предприятий Федор Глушков.

На днях во Владивостоке состоится саммит стран АТЭС. К этому событию федеральные и местные власти готовились давно, вложены сотни миллиардов рублей. В год проведения саммита даже Министерство по развитию Дальнего Востока появилось. Но не получится ли так, что после окончания этого мероприятия руководство страны отвернется от региона и закроет проект развития Дальнего Востока?

И президент Владимир Путин, и премьер-министр Дмитрий Медведев неоднократно называли проведение во Владивостоке саммита АТЭС "импульсом" для развития Дальнего Востока. Так что я уверен: государство взялось за развитие региона всерьез и надолго. И для начала необходимо понять, для чего нужен России Дальний Восток. А точнее, какие направления социально-экономического развития будут здесь приоритетными? Где именно они будут развиваться? И в какие сроки это будет делаться? То есть требуется серьёзная государственная программа, в которой необходимо прописать параметры развития.

Какова роль отводится Министерству развития Дальнего Востока?

А здесь не нужно изобретать велосипед. Был в Советском Союзе Госплан, который отвечал за соблюдение баланса интересов министерств, следил, чтобы из-за борьбы различных министерств за финансовые ресурсы не страдала общая стратегия развития страны. Так директивы этого органа государственной власти всегда отличались предельной чёткостью. В течение определенного периода пятилетки в таком-то месте должен быть построен такой-то объект и создана такая-то инфраструктура. Точка! И, естественно, это строительство изначально подкреплялось конкретными деньгами, которые никому даже в голову не могло прийти сократить или украсть. И самое главное, существовал контроль. Причем не только на стадии реализации проекта, но и на уровне его предварительной экспертизы. Если проект полезен для существующей стратегии развития, то он получает "зеленый свет", если не отвечает всем необходимым условиям - будет пылиться на полке.

- Вы предлагаете возродить Госплан?

Это был бы эффективный шаг. Опыт советского Госплана был бы очень полезен сегодня, причем не только на Дальнем Востоке. Естественно, с поправкой на современные реалии. Необязательно создавать прежний Госплан. Можно переложить какие-то функции системного государственного планирования, координации и контроля на Министерство экономического развития, к примеру, или на вновь созданное Министерство по развитию Дальнего Востока. А госкорпорация будет являться инструментом реализации государственных проектов, определяя конкретные механизмы, процедуры и выступать "инкубатором" развития производительных сил, частного предпринимательства Дальнего Востока.

То есть госкорпорация по Дальнему Востоку, о которой говорили долгое время, все же появится?

Начнем с того, что данный проект озвучен президентом РФ и внесен на рассмотрение в Госдуму. Госкорпорация или министерство? Я считаю, что на название ведомств нужно обращать внимание в самую последнюю очередь. Здесь содержание куда важнее формы. Абсолютно неправильно противопоставлять госкомпанию по Дальнему Востоку министерству по развитию региона, поскольку у них должны быть совершенно разные функции. Министерство - это орган для планирования и контроля, госкомпания - один из инструментов, с помощью которого могут реализовываться поставленные государством задачи.

Госкомпания может принять на себя функции исполнителя проектов. Допустим, инициатор проекта не может его реализовать самостоятельно. Бюджет - как федеральный, так и региональный - частный проект финансировать не станут. Банки могут только софинансировать, венчурных фондов на всех не хватает. А госкорпорация может изучить, проанализировать и реализовать проект. На каких условиях - в долг, в счет будущей прибыли либо участвуя в основном капитале - это уже предмет для переговоров.

А без министерства с госкорпорацией нельзя было обойтись?

Дальнему Востоку долгие годы не хватало стратегического подхода. Каждая область пыталась выжить в не самых простых условиях, лоббировала в Москве собственные интересы, добиваясь максимальных льгот. Судьба многих инфраструктурных проектов стала зависеть не от их экономической целесообразности, а от политического веса того или иного губернатора. В настоящий момент наблюдается: раздробленность проектов в рамках федеральных целевых программ по регионам и отраслям, что не даёт целостной картины социально-экономического развития; уменьшение и размытость средств без выделения приоритетов среди регионов, отраслей, проектов. А получить максимальный эффект можно только проанализировав существующие транспортные связи, определив перспективное развитие экономики, приоритетные направления социально-экономического развития, сконцентрировав ресурсы на приоритетных проектах и реализовав их в оптимальные сроки. Вот эти задачи и будет решать вновь созданное министерство.

В эту же схему вписывается и госкомпания. При реализации инвестиционных проектов госкомпания может взаимодействовать с ведомствами, частными компаниями и инвесторами, именно для этих целей госкомпания и наделяется активами.

Сколько же средств потребуется госкорпорации? Упоминаются триллионы рублей.

Сегодня трудно оценить масштабы финансирования госкомпании, поскольку пока нет потенциальных инициаторов проектов, которые будут отвечать принимаемой министерством стратегии развития Дальнего Востока. Частные и иностранные инвесторы соглашаются вкладывать в развитие предприятий серьезные средства, если им достанутся не просто активы, но и ресурсы. А передавать полезные ископаемые, расположенные на российской территории, например, китайцам - последнее дело. И тут бы очень пригодилась госкомпания. Инициатор инвестиционного проекта заявляет об идее, предлагает бизнес-план, госкомпания проводит экспертизу проекта, затем передает в Министерство по развитию Дальнего Востока, и уже потом госкомпания реализует этот проект, финансируя его и подбирая подрядчиков. Капитализация проекта повышается, и за копейки уже не уйдет ни к китайцам, ни к корейцам.

Стратегическое планирование позволит поступательно развивать регион. Не браться за тысячу строек сразу, чтобы надорваться где-то в середине процесса, а реализовывать проекты, тянущие за собой следующие. Завершенные проекты можно выгодно реализовать - вот вам источник средств для следующих проектов.

А к чему готовится частному бизнесу после создания госкорпорации?

Никто не покушается на частный бизнес. Наоборот, госкомпания должна готовить почву для развития среднего и малого бизнеса. Ведь именно бизнесу предстоит реализовывать порученные госкомпанией приоритетные проекты.

И какие направления развития Дальнего Востока Вы считаете приоритетными?

Мы предложили в 2010 году концепцию, где определили приоритетные направления развития региона. Таких направлений всего пять. Это, прежде всего, развитие транспортной инфраструктуры, развитие переработки биологических и природных ресурсов, добыча и переработка минерально-сырьевых ресурсов, а также производство электроэнергии и организация высокотехнологичных производств с высоким уровнем добавленной стоимости

Анализируя данные направления развития, можно сделать вывод, что для их реализации (учитывая низкую плотность населения на достаточно большой территории Дальнего Востока), более целесообразно создание небольших высокоэффективных производств.

Например, оптимизация переработки морских биоресурсов за счет использования сети модульных рыбоперерабатывающих заводов с небольшой мощностью, которые бы задействовали трудовой потенциал населения прибрежных территорий. Да, себестоимость продукции таких заводов будет выше, чем продукции крупных предприятий. Но для формирования конкурентной цены на продукцию данных заводов можно предусмотреть налоговые льготы. Да, у нас появятся выпадающие доходы бюджета, но зато исчезнут дотации депрессивным территориям. Они станут самодостаточными.

Другой пример - проект по производству минеральных удобрений "Горно-химический комплекс "Евгеньевский", инициируемый Амурской фосфорной компанией в Амурской области, при вложении 3,7 млрд. рублей и штатной численности из 171 сотрудников проект может приносить 470 млн. чистой прибыли в квартал, срок окупаемости проекта оставляет 2,5 года. При этом продукция этого комплекса может послужить повышению эффективности сельского хозяйства Дальнего Востока. Отпадает необходимость завозить удобрения из западных регионов России, что приведет к снижению себестоимости сельхозпродуктов. Данный проект может быть реализован с участием госкомпании.

Одной из основных проблем Дальнего Востока все называют отсутствие современных дорог...

В первую очередь, конечно, в регионе необходимо развивать транспортную инфраструктуру - без современных железных и автомобильных дорог Дальний Восток невозможно модернизировать. Малая пропускная способность нынешних транспортных артерий региона приводит к железнодорожным "пробкам" при подъезде к портовым комплексам.

Порт Ванино в Хабаровском крае, а также порт Находка в Приморском крае могут стать ключевым звеном в мировой торговле, соединяя Европу, Азию и Америку. Если на территории Дальнего Востока буде создана современная и удобная логистическая система, то ей практически не будет альтернативы в регионе, и уже мы сможем диктовать свои условия иностранным участникам глобальной торговли.

Мы также предлагаем, используя высокий интеллектуальный ресурс жителей региона, создать инновационный центр, аналог "Кремниевой долины". Азия на сегодняшний день является локомотивом роста мировой экономики. И этот рост обеспечивает в том числе передовые инновационные решения. Россия должна стать полноправным игроком и на рынке подобных решений. Затрат немного, а эффект огромный и относительно быстрый. Тут и необходимые комплектующие для производства под боком, да и колоссальный внешний рынок для реализации новых российских продуктов совсем рядом.

Не стоит забывать и о туризме. Уникальные природные ландшафты Дальнего Востока являются основой для развития экологического, этнографического и экстремального международного и внутреннего туризма. Здесь можно сочетать и горные лыжи, и отдых на термальных источниках, окруженный уникальным животным миром. Развитие этого сектора экономики приведет к созданию новых рабочих мест, что при правильной миграционной политике государства, способно привлечь в регион большое количество россиян из других регионов страны.

Демографическая ситуация на российском Дальнем Востоке развивается явно не в нашу пользу. На огромной территории проживает лишь около 6 миллионов россиян. Чем можно заманить в регион соотечественников из других регионов - налоговыми льготами, дешевой землей?

- Уверен, что для привлечения россиян из европейской части страны на Дальний Восток вовсе необязательно им обещать "пряники" в виде льготных кредитов, налоговых льгот и бесплатной земли. Необходимо предоставить возможность заработать на квартиру, землю, машину и другие "блага цивилизации" - сами с удовольствием приедут.

Необходимо сделать Дальний Восток сначала просто более пригодным для жизни, а потом уже и комфортным для людей. Но поверьте, никто, кроме государства, сегодня не обладает теми ресурсами, которые требуются для создания в регионе современной инфраструктуры, необходимой для полноценного развития Дальнего Востока.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail