Мурат Лаумулин: Если США покинут Афганистан, Москва встанет на сторону узбеков и таджиков

Москва, 26 Июля 2012, 08:30 — REGNUM  

Если американские войска покинут Афганистан, соперничество за эту страну между Пакистаном, с одной стороны, и Россией - с другой, вполне может возобновиться. Если Исламабад поддержит стремление преимущественно пуштунского "Талибана" вернуться к власти, то Москва - независимо от типа режима - скорее всего, встанет на сторону сопротивляющихся этому узбеков и таджиков северного Афганистана, как уже было в 1990-е годы. Статью об этом, комментируя некоторые аспекты взаимодействия России со странами Запада, в ходе виртуального круглого стола "Советы Владимиру Путину" на базе проекта "Центральная Евразия", подготовил главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований Мурат Лаумулин. ИА REGNUM публикует материал полностью.

Сложный комплекс вопросов взаимодействия России с Западом - США и Европой - должен оставаться в центре российской политики на глобальном и региональном уровнях, где особым приоритетом в ближайшее время должна стать ситуация в Афганистане и вокруг него.

Так, до недавнего времени для борьбы с "Талибаном" войска НАТО были вынуждены доставлять большую часть грузов на север из Пакистана через Хайберский проход. Но этот маршрут с трудом справляется с огромным объемом грузов. Кроме того, конвои часто попадают в засаду. Согласие России в 2008 г. разрешить альянсу транспортировать грузы на юг по железной дороге или через российское воздушное пространство обеспечило необходимую альтернативу.

Кремль не хотел бы видеть Афганистан под контролем "Талибана". Победа там исламистов может привести к выступлениям радикалов в Средней Азии и усилить террористические сети Северного Кавказа. Но российское руководство не уверено в том, что НАТО победит "Талибан" или, по крайней мере, обеспечит стабильность. Россия не хочет сейчас предпринимать шаги, которые сделают невозможными отношения с будущими правителями Кабула.

В Афганистане вообще сложилась парадоксальная ситуация: российское правительство критикует Белый дом за то, что американцы слишком быстро уходят. В марте 2012г. Группа сенаторов США потребовала от Пентагона разорвать оцениваемый в $900 млн. контракт с компанией "Рособоронэкпорт" на поставку вертолетов Ми-17В5 в Афганистан в случае, если Москва не откажется от продажи оружия режиму Башара Асада. Инициаторами обращения к министру обороны США стали два сенатора - республиканец Джон Корнин и демократ Ричард Дурбин. Часть претензий с российской стороны озвучил в адрес США в начале 2012 г. Владимир Путин в серии своих предвыборных статей. Он обратил внимание, что российские компании не подпускаются близко к западным технологическим рынкам (имеется в виду пример с запретом продажи компании Opel).

В этой связи заслуживают внимание западные оценки современной и будущей политики России. Например, многие американские эксперты уверенно прогнозируют, что РФ, которая опасается роста исламского радикализма в результате попыток демократизации на Ближнем Востоке, неизбежно будет стремиться сотрудничать на направлении с Западом. Они также предполагают, что Москва все-таки озабочена ростом Китая. Стремясь к хорошим отношениям с поднимающимся Китаем, любая Россия будет рассматривать дружбу с Индией как противовес Пекину, и считать Пакистан, который продолжает поддерживать "Талибан" и другие радикальные исламистские группировки, серьезной угрозой национальным интересам.

Если американские войска покинут Афганистан, соперничество за эту страну между Пакистаном, с одной стороны, и Россией - с другой, вполне может возобновиться. Если Исламабад поддержит стремление преимущественно пуштунского "Талибана" вернуться к власти, то Москва - независимо от типа режима - скорее всего, встанет на сторону сопротивляющихся этому узбеков и таджиков северного Афганистана, как уже было в 1990-е годы. Естественными союзниками демократической или авторитарной России в этих усилиях окажутся США (которые, вероятно, продолжат предоставлять военную помощь Кабулу даже после вывода войск), Индия и, возможно, даже Иран (который тоже опасается антишиитского "Талибана"). При этом на Западе опасаются, что в недалеком будущем Россия и Китай смогут вновь стать союзниками, как это было в 1950-х годах, и тогда вся картина мировой политики резко изменится.

Тем не менее, основным яблоком раздора между Западом и Москвой остается постсоветское пространство. Россия, несомненно, захочет сохранить влияние в бывших советских республиках. В будущем, Россия может использовать более грамотный подход для сохранения влияния в ближнем зарубежье.

Тандем Путина/Медведева рассматривает этот вопрос с точки зрения игры с нулевой суммой: увеличение западного влияния означает уменьшение российского и поэтому вызывает сопротивление. Будущая Россия, напротив, может осознать, что рост западного влияния послужит ее собственным интересам. В отношениях с т.н. мусульманскими бывшими советскими республиками (государства Средней Азии, Казахстан плюс Азербайджан) будущая Россия не поддержит попытки демократизации, которые могут привести к появлению там радикальных исламистских режимов. Этого сегодня опасается не только правительство Путина/Медведева, но и Запад.

И наконец, западные аналитики прогнозируют, что отношения РФ с Соединенными Штатами, вероятно, улучшатся, но не будут абсолютно гладкими. Скорее стоит прогнозировать подобие модели США-Франция (по крайней мере, до прихода Саркози). Как и Франция, демократическая Россия, считая себя великой державой, будет сопротивляться американским попыткам продиктовать другим демократиям внешнеполитическую повестку дня.

Сегодня у России и Соединенных Штатов мало общих интересов и еще меньше общих приоритетов. Там, где они совпадают, российские лидеры часто сомневаются в эффективности американской стратегии. Более того, существует определенный дисбаланс: США, будучи мировой сверхдержавой, заинтересованы в поддержке России по многим вопросам, в то время как Россия нуждается в Соединенных Штатах в меньшей степени. Требования России исключительно негативны: Вашингтон должен остановить расширение НАТО и прекратить поощрять антироссийские правительства и неправительственные организации в соседних государствах.

Как считают в Вашингтоне, благодаря своему географическому положению, статусу ядерной державы, историческим отношениям с ключевыми странами, праву вето в Совете Безопасности ООН, роли крупного экспортера энергоресурсов и крупнейшей армии в Европе Россия может либо содействовать, либо осложнить осуществление американских целей.

В целом у России и Соединенных Штатов мало общих экономических интересов. Отдаление российской экономики от Соединенных Штатов совпало с укреплением связей Москвы с Европой и Китаем. За редким исключением, Россия не нуждается или не хочет помощи от Вашингтона в достижении своих главных целей. Но она оценила бы, если бы США перестали вмешиваться, вооружая приграничные государства и пытаясь подорвать позиции России на энергетическом рынке.

В достижении одной из основных целей России - содействие дружественным режимам в соседних государствах - Кремль не ожидает помощи от США. России бы просто хотелось, чтобы Соединенные Штаты перестали вмешиваться, используя методы, которые Россия называет неконструктивными. Однако Вашингтон считает попытки Москвы влиять на внешнюю и внутреннюю политику своих соседей нарушением их суверенитета.

При этом и военно-политический союз с Вашингтоном - в том числе в форме присоединения к НАТО - в принципе нереален: Москва, очевидно, не намерена жертвовать своей стратегической независимостью. Это - глубокая убежденность подавляющего большинства российской политической элиты, которая вряд ли изменится в обозримом будущем. На пути в Североатлантический альянс есть много других препятствий, в значительной степени они связаны с позицией западных стран, но стратегическая самостоятельность России является отправным пунктом любых реалистических построений на тему военно-политического сотрудничества с Западом.

Российская модернизация однозначно нуждается в технологических, инновационных, финансовых, инвестиционных и других возможностях развитых стран. Большая часть ресурсов, которые реально могут быть привлечены для этих целей, сосредоточена в государствах Европейского союза. Однако невозможно взаимодействовать с ЕС, сохраняя базовое враждебное отношение к НАТО. В случае возвращения напряженности между Россией и США не многого удастся достичь даже в контактах с Германией.

Трансформация стратегических отношений между Россией и Америкой на путях контроля над вооружениями невозможна в принципе. Наиболее реальный путь к трансформации отношений - формирование сообщества безопасности в Евро-Атлантике, в рамках которого отношения между государствами Северной Америки и Европы, включая Россию, были бы демилитаризованы. Идеал будущих отношений России и Соединенных Штатов - это сегодняшние отношения между Москвой и Берлином.

Как прогнозируют на Западе, внешняя политика будущей России во многом будет похожа на нынешний курс. Разногласия, имеющиеся сейчас между западными странами и тандемом Путина/Медведева, вероятно, сохранятся и после демократических преобразований (если таковые произойдут). Надежды Запада на то, что Россия будет проводить значительно более гибкую внешнюю политику, следуя примеру Соединенных Штатов и/или Евросоюза, вряд ли сбудутся. Как между Вашингтоном и Парижем часто вспыхивали споры, так и в отношениях между США и Евросоюзом, с одной стороны, и Россией - с другой, могут возникнуть острые противоречия.

Следует подчеркнуть, что для России европейское направление внешней политики будет и дальше оставаться приоритетным. Однако Кремль без энтузиазма относится к строительству альтернативных трубопроводов для доставки в Европу газа из Средней Азии.

Вместо совместного поиска возможностей сотрудничества в АТР как основы новой повестки российско-американских отношений произойдет дальнейшая эрозия скромных достижений перезагрузки. Нынешняя повестка двусторонних отношений, в которой центральную роль играет проблема ПРО, окажется законсервированной до конца текущего десятилетия. И тогда, особенно в условиях нарастания внутриполитической напряженности в России либо в случае очередного обострения отношений с Западом, Москва может сделать шаг в пользу еще более тесного сближения с Пекином.

Предполагается, что режим Путина/Медведева опасается демократизации и приложит все усилия, чтобы избежать перемен. Поэтому российские политики вряд ли будут проводить внешнюю политику, которая может вызвать внутреннюю оппозицию в России, несмотря на любые попытки Америки и Евросоюза. Таким образом, западные прогнозы внешней политики России на перспективу носят конфронтационный характер и базируются на неизменности (геополитических) противоречий между Западом и Россией.

Описанные выше варианты действий России и ее отношения с Западом на международной арене в период третьего президентства Владимира Путина основываются на предположении об относительно инерционном характере трансформации мирового порядка. При этом нет никаких гарантий, что в период 2012-2018 гг. мир не будет вновь дестабилизирован. Причины могут быть разными: эскалация валютных войн, серия дефолтов национальных государств по суверенным долговым обязательствам, наконец, перерастание напряженности на Ближнем и Среднем Востоке в крупномасштабный военный конфликт.

Все эти варианты развития событий могут как столкнуть Россию (и ее союзников) с Западом, так и наоборот - привести к сближению позиций и даже прочному геополитическому союзу.

Очевидно, что характер отношений России с Западом будет опосредованно, а в некоторых случаях и напрямую, влиять на положение Средней Азии и Казахстана. Это касается не только геополитических и стратегических вопросов, но также экономического развития и даже внутриполитической стабильности.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
19.01.17
«Внешняя политика США при Обаме стала провалом» — The Foreign Policy
NB!
19.01.17
«Реальных интервенций ЦБ избежать не удастся»
NB!
19.01.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Катерина Калос
NB!
19.01.17
Налоговое ярмо: трудоспособные украинцы собирают чемоданы и бегут из страны
NB!
19.01.17
Западноафриканские войска готовы вторгнуться в Гамбию
NB!
19.01.17
В Севастополе политические партии создают коалицию
NB!
19.01.17
СКР возбудил дело о махинациях на выборах в Воронежской области
NB!
19.01.17
Комитет рекомендовал ГД поддержать декриминализацию побоев во II чтении
NB!
19.01.17
США должны поддержать создание курдского государства — NI
NB!
19.01.17
Financial Times: «Пришло время США дрожать»
NB!
19.01.17
Волгоград: Ученые и историки против переноса краеведческого музея
NB!
19.01.17
КС разрешил России не платить почти 2 млрд евро по «делу ЮКОСа»
NB!
19.01.17
The National Interest: Почему системы THAAD США – «красная черта» для КНР?
NB!
19.01.17
«За два года Минкульт заключил 15 незаконных сделок по госзакупкам»
NB!
19.01.17
Вторая профессия для священника: у РПЦ финансовые трудности?
NB!
19.01.17
США нужно пересмотреть свой подход к Афганистану — NI
NB!
19.01.17
Аксёнов: Многие украинцы признают Крым частью РФ, но боятся сказать об этом
NB!
19.01.17
На Сахалине пациентка отсудила 1,3 млн за удаление здоровой почки
NB!
19.01.17
Си Цзиньпин: Китай построит «новую модель отношений» с США
NB!
19.01.17
Минфин не поддержал антитабачную концепцию Минздрава
NB!
19.01.17
«Трамп в состоянии победить в этой войне»
NB!
19.01.17
Хотят ли американцы войны?