Ануш Левонян: Следы отступления России: война в Сирии - выборы в Карабахе

Москва, 24 июля 2012, 20:31 — REGNUM  

Реакция международного сообщества на прошедшие в Нагорном Карабахе 19 июля президентские выборы стала показателем того, что обстановка вокруг этой непризнанной республики существенно изменилась. Дежурные заявления азербайджанской стороны, будто позиция международного сообщества явилась "четким сигналом о том, что оно не смирится с оккупацией" отнюдь не соответствуют реальному положению вещей. Напротив, если уж говорить о "четких сигналах", прозвучавших сразу после выборов, то свидетельствуют они о другом.

Нынешние президентские выборы в Арцахе (армянское название Карабаха - ред.) - уже пятые после достижения краем фактической независимости. Ни разу итоги выборов, включая нынешние, международным сообществом признаны не были. Но формулировки, прозвучавшие на сей раз, кардинально отличаются от всего, что было в предыдущие годы.

Разумеется, в большинстве официальных откликов подчеркивается, что проведение выборов не может оказать воздействие на определение будущего статуса края. Но ведь так прямо вопрос никогда и не ставился, поскольку все понимают, что любые выборы - это, в первую очередь, инструмент строительства демократического государства и гражданского общества. От уровня их проведения во многом зависит успешность данного процесса.

Очень важно, что именно указанный аспект доминировал в подавляющей части оценок международного сообщества. Право жителей Нагорного Карабаха выбирать свое правительство путем демократических процедур не оспаривалось на сей раз никем, кроме Азербайджана и Турции.

Так, в заявлении Верховного представителя ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Кэтрин Эштон говорится, что "эти выборы не должны нанести ущерб определению будущего статуса Нагорного Карабаха в ходе главных рамок переговоров по мирному урегулированию конфликта". Само же право проводить выборы не отрицается. Аналогичная оценка прозвучала со стороны официальной наблюдательской миссии Международного экспертного центра избирательных систем (ICES), эксперты которой назвали процесс выборов "состоявшимся демократическим актом волеизъявления граждан, соответствующим международным нормам".

Форумулировок такого рода можно привести немало. Но основным в этом ряду, по очевидным причинам, является заявление сопредседателей Минской группы ОБСЕ по Карабаху. "Сопредседатели признают необходимость организации де-факто властями Нагорного Карабаха демократического уклада жизни населения республики посредством проведения этой процедуры. Однако посредники констатируют, что ни одна из трех стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, как и другие государства, не признает Нагорный Карабах в качестве независимого и суверенного государства. Проведенная 19 июля процедура никоим образом не предрешает окончательный правовой статус Нагорного Карабаха и результаты текущих переговоров для достижения прочного и мирного урегулирования карабахского конфликта".

Отсюда ясно, что великие державы, руководящие миротворческим процессом "де-факто" признают избранную демократическим путем карабахскую власть. Это, во-первых, дезавуирует стремление Азербайджана представить Карабах территорией, находящейся "под оккупацией Армении" - на оккупированных территориях подобных "процедур" быть не может. Во-вторых, становится ясно, что в перспективе участие демократически избранной власти Арцаха в переговорах о мире становится неизбежным - иначе не было бы смысла её фактически признавать. Наблюдатель из Австрии, координатор Департамента международных дел партии Союз за будущее Австрии Александр Штелзл прямо заявил об этом: "Местные жители не сомневаются в справедливости выборов, что обеспечивает полную легитимность для принятия властями решений". Понятно, что речь идет о решениях, связанных с ходом миротворческого процесса.

Об изменении настроя международного сообщества свидетельствует и ряд других, пусть косвенных, но достаточно существенных обстоятельств. Так, на выборах присутствовало беспрецедентное число иностранных наблюдателей, многие из которых имели серьезный официальный статус. При этом направились они в Арцах вопреки негативной реакции Баку и опасности попадания в число персон нон-грата в Азербайджане.

Нет сомнений, что всё это делается с целью переломить существующий деструктивный настрой официального Баку в отношении ведущихся в рамках Минской группы переговоров, заставить азербайджанскую сторону отказаться от непримиримых подходов, возвратить Карабах в переговорный процесс и в конечном счёте - ускорить достижение рамочного соглашения о мире, подвигнув стороны противостояния к принятию предложенных посредниками Мадридских принципов.

Экспертами ИА REGNUM такое развитие ситуации в регионе прогнозировалось давно. С углублением и расширением сирийского кризиса стало очевидным, что дестабилизация Ближнего и Среднего Востока в рамках "арабской весны" затронет Иран, и, не исключено, - также другие страны региона. В свете такого прогноза (который, заметим, никем никогда не оспаривался) цена стабильности в Закавказье возрастает многократно. И в данном контексте представляется, что общая обстановка в регионе на данном этапе развивается в целом не в пользу России.

Конечно, нельзя не признать, что российская сторона предпринимает шаги для укрепления своего влияния, и в первую очередь - в Армении. В частности, активно проводятся комплексные мероприятия по повышению боеспособности дислоцированной в стране 102-й российской военной базы, усиливается давление, связанное со стремлением Москвы получить согласие Еревана на вхождение в будущий Евразийский союз.

Однако Евросоюз, в свою очередь, также пытается ускорить интеграционные процессы с государствами Закавказья, в том числе - в рамках программы "Восточное партнерство". Создается ощущение, что стороны спешат, поскольку основным фактором соперничества (если оно реально существует) Запада с Россией в регионе становится время, которое работает не в пользу Москвы. Несмотря на отдельные локальные успехи в борьбе с мятежниками, положение сирийского режима ухудшается, смена власти в стране по "йеменскому варианту" актуализируется. Во всяком случае, представитель Сирийского национального совета (СНС) Джордж Сабра заявил, что оппозиция готова согласиться на временную передачу власти одному из соратников президента Асада на "переходный период", поскольку это "могло бы остановить насилие в стране".

Оппозиция, заметим, впервые заявляет о такой возможности, и также впервые с подобным подходом солидарна Москва, где, вероятно, уже скептически относятся к возможности сохранения режима в Дамаске. Во время недавних переговоров с итальянским премьер-министром Марио Монти президент Владимир Путин высказался против отстранения Асада "неконституционным путем", поскольку это "может привести к бесконечной гражданской войне". По-видимому, с "конституционным" вариантом смены власти в Сирии Кремль согласен, надеясь в таком случае сохранить остатки своего влияния в стране.

Ясно, что даже "мягкое" отступление России в сирийском вопросе заметно укрепляет позиции Запада в его противостоянии с Ираном. И в этом свете вызывает определенное недоумение тот факт, что Кремль, как представляется, не склонен одновременно актуализировать карабахский фактор для укрепления своих позиций в Закавказье. Среди многочисленных иностранных наблюдателей на выборах президента НКР не было представителей российской партии власти. Реакция Кремля также ничем не отличается от подходов иных внерегиональных игроков. То есть в решении карабахской проблемы Россия ничем не выделяется, не претендует на роль основной силы - вопреки постоянным заявлениям, будто имеет приоритетные интересы на постсоветском пространстве.

Между тем Запад активен и последователен. Согласно сообщениям армянских СМИ, в республике формируется так называемое "западно-либеральное политическое крыло". Делается это, чтобы минимизировать риски, которые могут возникнуть для действующей власти на предстоящих в феврале президентских выборах со стороны партии "Процветающая Армения", многократно заявлявшей о своём "евразийском выборе". В свою очередь, Ереван на официальном уровне открыто заявляет о стремлении завершить процесс подготовки соглашения с ЕС о зоне свободной и всеобъемлющей торговли и облегчении визового режима уже к середине будущего года, встречая в этом поддержку со стороны европейских переговорщиков. Само по себе очевидно, что заключение такого соглашения в немалой степени будет зависеть от подвижек в процессе карабахского урегулирования.

И это объясняет упорное стремление Еревана педалировать евроатлантическую интеграцию. Ведь никаких серьезных альтернатив Москва не предлагает. Значит, рассчитывать, как бывало ранее, на противоречия между посредниками, столкновение интересов держав, видимо, уже не приходится, и надо использовать реально возможные варианты достижения мира, причем попытаться сделать это до того, как Ближний Восток погрузится в пучину полного хаоса.

Ануш Левонян, политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.