БОС в Чувашии, миллиарды и мифы: интервью

Чебоксары, 18 июля 2012, 00:36 — REGNUM  В Чувашии последние два года в публичном пространстве активно обсуждается ситуация вокруг одного из стратегических объектов региона - государственного унитарного предприятия "Биологические очистные сооружения" (БОС), которое некоторые политики и даже представители республиканской власти по степени экологической угрозы причисляют чуть ли не к химическому предприятию. На одной из сессий Госсовета Чувашии предыдущего созыва, где обсуждался вопрос модернизации предприятия, употреблялиcь даже такие эпитеты, как "экологический реактор", который "если что, не дай Бог", то "волосы дыбом" - стоки попадут в Волгу и "плохо станет всем". При этом отмечалось, что БОС - проблема не только Чувашии, которая финансово её не осилит. После ряда заявлений озабоченность выразили в Татарстане, где в 2013 году пройдёт Универсиада. Сообщалось даже, что Казань поможет тоже. Что за трёхмиллиардная программа реализуется на БОС, о мифах вокруг предприятия и насколько оно действительно может быть опасен в случае ЧП рассказал в интервью ИА REGNUM директор предприятия Сергей Анисимов.

ИА REGNUM: Первым делом хотелось бы понять предназначение Биологических очистных сооружений и те процессы, которые есть на предприятии и могут представлять опасность.

Я бы первым делом хотел заявить, что БОС не является опасным объектом и не относится к предприятиям повышенной экологической опасности. Предприятие работает со сточными водами, поступающими из Чебоксар и Новочебоксарска. Смысл БОС заключается в том, что сточные воды очищаются не за счёт "химии", а за счёт естественной очистки микроорганизмами активного ила. Обратите внимание хотя бы на само название предприятия - биологические очистные сооружения, ключевое слово здесь "биологические". На нашем предприятии ещё в 2007 году отказались от использования вредных химических соединений, в том числе жидкого хлора, заменив его на более безопасное вещество, которое многие домохозяйки используют в быту для дезинфекции и отбеливания.

Что касается процесса очистки сточных вод, то он состоит из четырёх этапов. Во время механической чистки убираются грубые отбросы, плавающие примеси, а также сырой осадок. Затем - биологическая очистка, то есть находящиеся в воде органические и неорганические составляющие обрабатывается за счёт биологического окисления, в этом процессе задействованы разные микроорганизмы - простейшие бактерии. Все это дезинфицируется, а очищенные и обеззараженные сточные воды сбрасываются в Волгу. Осадок остаётся: его мы обрабатываем, он находится в шламонакопителях.

ИА REGNUM: Впервые тема об экологической угрозе из-за деятельности БОС прозвучала на одной из сессий Госсовета Чувашии прошлого созыва. Тогда один известный депутат выразил озабоченность состоянием БОС, видимо, будучи под впечатлением от событий в Венгрии, случившихся в октябре 2010 года. Как мы помним, там произошёл взрыв на глиноземном комбинате, который разрушил плотину резервуара с ядовитыми отходами. Когда дело коснулось финансирования реконструкции нашего БОС, министр финансов, сейчас уже бывший, несколько эмоционально ответил на реплику депутата. А далее, как вы понимаете, этот разговор был подхвачен журналистами и вынесен на общее обсуждение.

На мой взгляд, подобные высказывания об экологической угрозе могут говорить о некомпетентности заявителей, либо это просто попытка сделать себе политический пиар. Никаких ядовитых отходов на БОС нет. Осадки, которые находятся в шламонакопителях, по экологической классификации имеют четвёртый класс опасности, то есть считаются "малоопасными". Более того, БОС не относится к вредным производствам, наши работники получают зарплату как на обычном предприятии. Но даже если теоретически предположить, что прорвётся дамба шламонакопителей, то никаких опасных последствий не будет. По имеющемуся у нас заключению специализированной организации, разлив отходов не достигнет водных границ и уж точно никак не повлияет на проведение Универсиады-2013 в столице Татарстана. И, кстати, отмечу, что у нас здесь даже проводят экскурсии для учащихся и студентов, причём достаточно часто. Такое просто было бы невозможно, если бы предприятие представляло опасность.

ИА REGNUM: Главная угроза исходит от промышленных предприятий. Какова доля промышленных стоков? Действительно ли наибольшую опасность, о чём твердят ряд политиков, представляют отходы "Химпрома"?

Из Чебоксар идут четыре большие трубы, по ним приходит 73% всех сточных вод. Промышленные компании к нам напрямую не поставляют свои сточные воды, они поставляются через чебоксарский "Водоканал". И это обычные смешанные сточные воды - коммунальные и промышленные, как и в любом другом городе России. Что касается сточных вод "Химпрома", то в зависимости от сезона они составляют 3-5% от всего объема стоков, которые в определенных пропорциях перемешиваются с общими стоками, разбавляются и проходят весь процесс очищения. Подчеркну, что к нам поступают не ядовитые отходы, а сточные воды.

Единственное, мне непонятен один момент по "Химпрому": я думаю, что тарифы для очистки стоков химического предприятия должны быть выше, чем для других. А по факту получается, что их стоки приравниваются к бытовым сточным водам и стокам других промышленных предприятий. Для нас это был бы дополнительный источник дохода в процессе модернизации сооружений, в том числе усовершенствования процесса очистки.

ИА REGNUM. Вообще, тема БОС, может быть, и несколько политизирована, что, впрочем, оправданно. Ведь на самом деле стоки - это большая проблема. Инвестиционная программа БОС, о которой много говорят, затрагивает длительный период - 2009-2016 годы. Какие, чьи средства и на что направлены?

БОС эксплуатируется более 40 лет, за это время оборудование морально устарело и износилось. Инвестиционная программа предприятий была разработана в рамках республиканской целевой программы по обеспечению населения Чувашии качественной питьевой водой. Первоначально строительные работы по возведению новых сооружений планировалось завершить к 2016 году. Но в 2009 году, благодаря указу главы Чувашии, была предусмотрена ускоренная реконструкция очистных сооружений. Мы планируем полностью завершить проект в 2014 году. На это потребуется 3,193 млрд рублей.

ИА REGNUM. Когда-то экс-глава Минфина поднимал вопрос о том, что собственных ресурсов республики может не хватить и тогда, насколько можно было понять, инициировали обращение к федеральному бюджету. А сейчас вы обходитесь собственными силами?

Большую часть финансирования взял на себя республиканский бюджет, остальные затраты будут покрыты кредитами и инвестиционными надбавками.

ИА REGNUM: Какие инвестиционные мероприятия запланированы?

Инвестиционные мероприятия проходят в три этапа. Необходимо построить технологическую линию термической сушки осадков от очистки сточных вод и их использования (этап №1), завершить строительство третьей очереди БОС (этап №2) и достроить ещё один шламонакопитель (этап №3 - по программе их предусмотрено два, один уже введён в эксплуатацию). При этом применяются современные технологические решения.

Сегодня идет строительство третьей очереди БОС производительностью 100 тыс. куб. м/сутки, которая обеспечит запас мощности на много лет вперед. Проводится запуск линии по сушке осадков и их использования, то есть когда эти линии заработают, осадков сточных вод будет гораздо меньше: благодаря немецкой центрифуге "Hiller" и итальянской турбосушилке "VOMM", годовые объемы образования осадка сократятся в 20 раз - с 500 тысяч до 25 тыс. куб/м.

ИА REGNUM: Это то самое суперсовременное оборудование, о котором говорилось, что ему ещё нет аналогов в стране?

Да, оборудование современное, итальянское. Подобных аналогов, которые реально работают, на сегодняшний день в России нет. Подобный комплекс закупили в Сочи, но без цеха термоутилизации. Поясню, чтобы было более понятно, в чём уникальность. Сначала осадки обезвоживаются в центрифуге, потом обезвоженный осадок сушится, гранулируется, а затем поступает на использование - термоутилизацию с целью получения тепла для той же сушки.

ИА REGNUM: А сжигать тоже будут на вашем предприятии?

Термин "сжигать" не совсем полно отражает то, что будет в действительности. Это будет термоутилизация сгранулированного осадка. Как только будет высушена первая партия осадка (а сушиться она будет теплом от сжигания природного газа), газ будет отключен и сушка пойдёт за счёт тепла от термоутилизации осадка. Таким образом, тепло от "сжигания" предыдущей партии осадка будет использоваться для сушки новой партии осадка, только всё это будет происходить непрерывно. Это будет непрерывный рецикл, что сейчас называется возобновляемой энергией.

ИА REGNUM: С запуском этого оборудования вы будете перерабатывать продукты старого шламонакопителя?

Старые осадки, которые находятся на территории предприятия в шламонакопителях, перерабатываться не будут, поскольку осадок там уже в значительной степени минерализован, попросту в нём мало органического вещества. Эти шламонакопители постепенно будут рекультивироваться: это всё заваливается, пересыпается слоем глины, потом слоем плодородной земли и засаживается.

ИА REGNUM: Хорошо. Что будете делать с отходами после сжигания?

Образуется пепел, зола. Во-первых, в любом случае объём отходов будет значительно уменьшен. Во-вторых, зола после обработки может применяться для других целей - например, в производстве строительных материалов, из них делают удобрения. То есть, по сути, можно организовать безотходное производство. Таким образом, изменится сам подход к способу утилизации осадка, прекратится его накопление и открытое складирование, со временем исчезнет источник неприятного запаха.

ИА REGNUM: То есть это всё в рамках одного комплексного проекта?

Да-да-да.

ИА REGNUM: Что в целом даст третья очередь?

В третьей очереди добавляются новые стадии очистки. Сейчас в сооружениях осуществляется только нитрификация, технология третьей очереди предусматривает стадию денитрификации, позволяющая восстановить и вывести свободный азот, а также стадии дефосфотации сточных вод и доочистки. То есть переводя на более понятный язык, сложнейшая органика за счёт живых организмов будет расщеплена на простейшие вещества - в частности, воду и азот.

ИА REGNUM: На Госсовете говорили о шламонакопителях, которые переполнены. Какая тут в действительности ситуация и что они из себя представляют?

Шламонакопитель - это большое сооружение в полувыемке-полунасыпи, глубина его - 5 метров. Шламонакопители занимают порядка 80 гектаров. По их периметру имеются наблюдательные скважины, постоянно ведется мониторинг, чтобы не было фильтрации и не было загрязнения. Содержимое в шламонакопителях - это органика. Она гниет, разлагается, является источником неприятного запаха. Для этого сушка и предназначена, все образующиеся осадки с новых стоков пойдут именно на сушку.

Все старые шламонакопители у нас действительно заполнены. Построен новый шламонакопитель. Его можно заполнить за семь лет, если не применять процесс сушки. Но при термической обработке он наполнится только через 35 лет.

ИА REGNUM: Вы говорили, что этот шлам является источником запаха. Как с ним боретесь? Новочебоксарцы довольно часто жалуются на неприятный запах в городе.

В настоящее время мы подходим к решению проблемы неприятного запаха. Хотя тут сделаю отступление и отмечу, что концентрация загрязняющих веществ даже на самом предприятии, я уже не говорю о площадке вокруг сооружений, значительно ниже тех норм, которые установлены для человека. Мы замеряли, и ни одного нарушения не было. Если бы тут было вредно, то мы бы в первую очередь были заинтересованы получить "вредность".

На устранение запаха мы из собственных средств направили около 10 млн рублей. Был смонтирован и запущен в работу автоматизированный комплекс удаления неприятного запаха, который не маскирует запах, делая его более приятным, а уничтожает его носители. Сам реагент безопасен, основан на натуральных эфирных маслах и растительных экстрактах. Он давно применяется в Европе. Установки, подобные нашей, используются в России только в двух городах - Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Удовольствие не из дешевых, один литр реагента стоит 800 рублей. Месячные расходы на его покупку составляют 160-200 тыс. рублей.

ИА REGNUM. Возвращаясь к вопросу инвестиционных надбавок. Многие помнят, как в середине 2000-х годов, когда поднималась тема БОСа, в Чебоксарах резко увеличили тарифы на воду: объяснялось, что эти деньги, предусмотренные в миллиардах инвестпроекта, должны были пойти на модернизацию. Насколько эта инвестнадбавка помогла??

Да, в тарифе заложена так называемая инвестиционная надбавка, и она составляет 92 копейки без НДС за 1 куб.м. За шесть лет сбор инвестнадбавки составил около 480 млн рублей, при этом не только с Чебоксар, но ещё и с Новочебоксарска. С учетом того, что с начала этого года только на строительство третьей очереди мы уже потратили 655 млн рублей, эта сумма составляет совсем неумолимо мизерную долю. В основном, она идёт на погашение кредитов, взятых на строительство шламонакопителя №12, и процентных ставок по ним. Поэтому нельзя говорить о том, что повышение тарифов на воду связано с исполнением инвестиционного проекта БОС.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.