Американские СМИ: Аргументы Москвы по 201-й базе - похожи на жалобы обманутого любовника

Москва, 7 июля 2012, 13:06 — REGNUM  Устав от продвигающихся со скрипом переговоров о судьбе своих военных баз на территории Таджикистана, Москва решила несколько накалить страсти, внеся на этой неделе в свой тон эмоциональные жесткие нотки. Душанбе нуждается в нас больше, нежели мы в них - так звучит посыл российских выступлений - об этом пишет американский журналист Дэвид Триллинг на страницах нью-йоркского портала EurasiaNet. ИА REGNUM приводит его статью полностью.

В настоящее время в Таджикистане дислоцируется один из крупнейших за пределами РФ российских контингентов численностью свыше шести тысяч военнослужащих в составе 201-й мотострелковой дивизии, которая весьма помогла президенту Эмомали Рахмону удержаться на плаву в ходе гражданской войны в Таджикистане 1992-1997 годов. Однако права на базирование дивизии в республике истекают в 2014 году, и правительство президента Рахмона говорит, что рассчитывает получить плату за продление соглашения. В ответ Россия заявляет, что в 2014 году, когда НАТО выведет свои войска из Афганистана, Таджикистан сам будет умолять ее остаться.

В ходе прошлогодней сентябрьской встречи президент Рахмон и тогдашний глава российского государства Дмитрий Медведев публично договорились продлить срок аренды базы еще на 49 лет и пообещали в начале 2012 года доработать детали. Однако во время оглашения этого решения, по наблюдению аналитиков, у президента Рахмона, стоящего рядом с Дмитрием Медведевым, был не слишком счастливый вид. Освещение же этой встречи в СМИ отравили разговоры о требованиях 300 миллионов долларов за право аренды базы, от которых таджикская сторона, правда, открестилась.

Таджикские власти негласно подтверждают, что они действительно хотели бы получить арендную плату, правда, совсем не 300 млн, а соглашение желают заключить не на 49 лет, а на 10 лет с возможностью пролонгации. Начальник же Генштаба ВС РФ Николай Макаров, по имеющимся сообщениям, заявил на этой неделе, что Москва не станет платить "заупрямившемуся" Таджикистану.

Причем некоторые из аргументов Москвы похожи на жалобы обманутого любовника. Российские власти беспокоятся, что Таджикистан поддерживает слишком тесные связи с Североатлантическим альянсом, и, постоянно видя во всем принцип "у нас хотят отобрать", обвиняют Запад в чинении помех давним партнерским взаимоотношениям.

4 июля, по сообщению агентства "Рейтер", вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что "присутствие такой огромной группировки НАТО рядом с Таджикистаном, Узбекистаном и другими нашими среднеазиатскими коллегами дает фактор влияния, с которым эти страны не могут не считаться". "Силы НАТО в Афганистане не вечны, а Россия будет вечным партнером этих стран и, когда ситуация, не дай бог, будет складываться плохо для безопасности этих стран и народов, они вспомнят о России".

Досталось в ходе развернутой Россией наступательной кампания и рахмоновскому режиму. В едкой редакционной статье государственного информагентства "РИА-Новости" замдиректора московского Института политического и военного анализа Александр Храмчихин заявил: если Россия выведет свои войска, то Таджикистану, отделенному от афганских талибов единственно водной преградой, не поздоровится.

"В Душанбе почему-то считают, что нужны России больше, чем она им. Заблуждение это очень глубокое, - пишет он. - По-видимому, дело в том, что в нищем и сверхкоррумпированном Таджикистане появилось сильное желание "деньжат по-легкому срубить". Либо с Москвы, либо, может быть, с Вашингтона, если тот даст больше (тогда в стране можно будет разместить не российскую, а американскую базу)".

Автор предостерегает Душанбе не возлагать слишком больших надежд на Запад. "Надеяться на американскую защиту абсолютно бессмысленно. И вообще абсурдно подозревать, что американцам придет в голову проливать кровь своих солдат за [президента Узбекистана Ислама] Каримова или Рахмона".

Российские подозрения получили подкрепление 6 июля, когда в Таджикистан с визитом прибыла делегация американских конгрессменов, которые заявили, что республика может стать прекрасной альтернативой соседней Киргизии в плане потенциального размещения на ее земле американской военной базы. Причем произошло это спустя всего лишь несколько дней после того, как Узбекистан вышел из возглавляемой Москвой оборонной организации, по-видимому, чтобы прыгнуть в постель к Западу.

Со своей стороны, таджикские власти по большей части помалкивают (возможно, чувствуя себя не в своей тарелке от такой публичной конфронтации), проводя при этом во внешней политике курс, нередко называемый в Средней Азии "многовекторным", желая получать помощь и инвестиции и от России, и от Запада с Китаем. И в самом деле, только недавно, в прошлом месяце, Пекин пообещал Рахмону миллиард долларов в виде инвестиций.

Никто не может поставить Таджикистану в вину желание уравновесить этих больших игроков. Как отметил в своей недавнем докладе для Московского центра Карнеги Алексей Малашенко, Россия проявила себя не слишком надежным другом. Но экономика Таджикистана на 45 процентов зависит от денежных переводов таджикских трудовых мигрантов из России, а президенту Рахмону в следующем году предстоят президентские выборы. Так что когда дойдет до дела, у Душанбе не будет особых рычагов воздействия.

Автор: Дэвид Триллинг - среднеазиатский редактор EurasiaNet и один из авторов блога "В коконе" на сайте EurasiaNet.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail