Константин Сыроежкин: Выходя из ОДКБ, Каримов забывает о трагической судьбе "друзей США"

Москва, 6 июля 2012, 15:36 — REGNUM  

Заявление Узбекистана о приостановке своего членства в ОДКБ - событие как вполне ожидаемое, так и давно прогнозируемое. Если без дипломатического политеса, то Узбекистан, по-видимому, никогда и не считал себя ответственным членом ОДКБ. Во всяком случае, об этом говорит как его постоянное неучастие в большинстве практических мероприятий, проводимых под эгидой этой организации, так и "особая позиция" по ключевым вопросам развития самой ОДКБ и согласованной в ее рамках позиции государств - членов организации по актуальным вопросам международных отношений. Невольно на ум приходит классика: была без радости любовь, разлука будет без печали. Об этом пишет политолог Константин Сыроежкин на страницах казахстанской газеты "Время". ИА REGNUM приводит статью видного специалиста полностью.

Самое странное в демарше Узбекистана - это выбранное для него время. Если верить последней информации, нота МИД Узбекистана была составлена за неделю до ее обнародования, 28 июня. То есть через две недели после визита в Ташкент Владимира Путина и подписания между Россией и Узбекистаном декларации об углублении стратегического партнерства и меморандума о дальнейших совместных мерах по присоединению Республики Узбекистан к договору о зоне свободной торговли.

И в этом контексте еще более странным выглядит заявление пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова, по словам которого, этот шаг нельзя рассматривать как давление на Россию и "на отношениях Москвы и Ташкента это не скажется". Безусловно, Республика Узбекистан - суверенное государство, которое вольно поступать так, как считает нужным. Не является критическим для ОДКБ и уход из нее узбеков - от этого организация не развалится, а, возможно, ее деятельность станет даже более эффективной.

Проблема в другом: если ваш "союзник" откровенно дает вам понять (причем не в первый раз), что вас приглашают "дружить" только тогда, когда это выгодно, имеет ли смысл подставлять другую щеку? Это во-первых. Во-вторых, новый демарш Узбекистана - косвенная оценка "эффективности" деятельности ОДКБ, а следовательно - всей системы региональной безопасности, создаваемой под патронажем России. В-третьих, в военно-политических блоках (а ОДКБ относится именно к таковым) так поступать как-то не принято, и возвращение блудного сына будет весьма проблематичным. Наконец, необходимо соблюдение существующей процедуры и наличие очень сильных аргументов.

Ни первого, ни второго в заявлении МИД Узбекистана нет. Во-первых, устав ОДКБ не предусматривает процедуру приостановки членства в одностороннем порядке. Этот вопрос - прерогатива Совета коллективной безопасности. И поэтому логичнее выглядело предложение Александра Лукашенко исключить Узбекистан из членов ОДКБ, высказанное в 2011 году. Напрасно к нему не прислушались - не пришлось бы сегодня не только обсуждать эту тему, но и мучительно искать ответ на вечные русские вопросы: кто виноват и что делать? Во-вторых, судя по отрывочному комментарию цитируемого газетой "Коммерсантъ" источника в МИД Узбекистана, узбекская сторона не представила сильных аргументов в пользу своего региона. Как было заявлено, Узбекистан "не устраивают стратегические планы ОДКБ на афганском направлении, в Узбекистане отдают приоритет двустороннему сотрудничеству с этой страной. Кроме того, Ташкент не устраивают планы в отношении усиления военного сотрудничества стран ОДКБ. Есть еще ряд причин. Все они приведены в ноте". Ссылка на приоритетность двустороннего сотрудничества с Афганистаном - от лукавого. Этой позиции придерживаются все государства - члены организации. Тем более что ни США, ни НАТО в Афганистане с ОДКБ сотрудничать не желают. Что касается иных причин, то они лежат на поверхности.

Начать, очевидно, нужно с того, что свое повторное членство в ОДКБ Узбекистан рассматривал достаточно формально. Причина, скорее всего, в том, что его членство в этой организации было восстановлено как бы авансом, без каких-либо обязательств со стороны Ташкента. При этом большинство членов, очевидно, понимали, что особая позиция Узбекистана по большинству вопросов сохранится и впредь, но это неизбежная плата за расширение рядов ОДКБ.

Эти опасения в полной мере оправдались. Узбекистан так и не ратифицировал более 15 соглашений и протоколов, направленных на более эффективную деятельность ОДКБ. Именно саботаж Ташкентом принятия многих важных документов вредил и продолжает вредить альянсу.

В 2009 году Ислам Каримов отказался подписать соглашение о коллективных силах оперативного реагирования (КСОР) в рамках ОДКБ. Причем эта позиция не изменилась и в дальнейшем, несмотря на то, что некоторые высказанные Узбекистаном замечания были приняты главами государств - членов ОДКБ.

С момента возвращения блудного сына в 2006 году Узбекистан последовательно уклонялся от участия в военном сотрудничестве в формате ОДКБ. Военные и иные подразделения этой страны в состав коллективных сил и регио­нальных группировок, в том числе коллективные силы оперативного реагирования, не командировались. Представители официального Ташкента не участвовали в учениях, штабных тренировках и других оперативных мероприятиях.

Но наибольшее неудовольствие Узбекистана вызвали решения ОДКБ, принятые по итогам саммитов в августе и декабре 2011 года. Напомню, на них в устав ОДКБ были внесены серьезные поправки, несколько ограничивающие суверенитет стран-членов в плане того, что открытие на их территории иностранных военных баз возможно только с согласия всех участников организации.

С этим согласились все участники альянса, кроме Узбекистана. По-видимому, Ташкент посчитал это угрозой для себя. И немудрено! Потенциал ОДКБ (в том числе военный) может быть использован в противовес интересам Узбекистана, а он будет лишен возможности заблокировать соответствующее решение. О том, что в пассиве этого государства серьезные конфликты практически со всеми соседями по региону, думаю, напоминать не нужно.

Если согласиться с большинством экспертов в том, что за демаршем Узбекистана лежит очередной поворот Ташкента в сторону приоритетности сотрудничества с США и НАТО и планы вновь организовать на своей территории военную базу США, то выход из ОДКБ можно рассматривать как вполне логичный шаг. Не будучи скован обязательствами перед альянсом, он приобретает большую свободу маневра.

В последнее время эмиссары из США очень активно посещают Ташкент, а еще осенью 2011 года комитет по ассигнованиям сената США одобрил закон, позволивший Америке давать Узбекистану деньги на приобретение военного оборудования, выводимого из Афганистана. Изменились и политические оценки американской администрации режима Каримова. Так, по мнению Хиллари Клинтон, в настоящее время Узбекистан "демонстрирует признаки улучшения ситуации с правами человека и расширения политических свобод". Насколько искренно это заявление, сказать сложно, но то, что интерес США к Узбекистану существенно возрос, не подлежит сомнению. Причина банальна - США готовят почву для более дешевого и безопасного вывода своих войск из Афганистана. Уже решено, что грузовой транзит пойдет через страны Средней Азии. Причем часть военного оборудования НАТО и США намерены оставить в этих странах. Не тащить же через океан разбитую технику - да и утилизация ее в США и Европе обойдется недешево.

По-видимому, Ташкент решил использовать открывающуюся перспективу в полном объеме. Во всяком случае, первый заместитель госсекретаря США Уильям Бернс, посетивший Узбекистан 12 июня, в беседе с Исламом Каримовым подтвердил заинтересованность Вашингтона в дальнейшем расширении связей с Узбекистаном во всех сферах жизни.

Чем закончится это сотрудничество, предсказывать не берусь. Однако стоит обратить внимание на непреложный факт: в последнее время США с легкостью сдают своих бывших союзников (один премьер экс-лидер Египта Хосни Мубарак чего стоит!) - трагическая судьба вчерашних "друзей Вашингтона" и туманные перспективы долгие годы возглавляемых ими государств должны хоть чему-то учить.

Впрочем, Ислам Каримов - опытный политик. Ему виднее...

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.