Александр Ангели: Между Россией, Турцией и Западом: тайна слов Тимофти и геополитическая ориентация Гагаузии

Москва, 3 июля 2012, 22:20 — REGNUM  

Скандальные высказывания молдавского президента Николая Тимофти о гагаузах, сделанные на прошлой неделе в Стамбуле, вызвали большой ажиотаж среди общественности Гагаузии. Напомним, глава молдавского государства, находясь с официальным визитом в Турции, заявил в присутствии турецкого президента Абдулы Гюля о том, что "гагаузы должны повернуться лицом к Западу", туда, где, по словам Тимофти, "Молдавия видит своё будущее". В ответ на неожиданные заявления президента некоторые в автономии выразили своё возмущение, другие - потребовали от первого лица объяснений. Не остались в стороне и многие молдавские деятели, которые призвали Тимофти, говоря о месте Республики Молдова в будущем, не расписываться за всю страну. Однако, вне поля общественного внимания так и осталась самая главная загадка: с какой целью президент Молдавии предъявил эти претензии гагаузам? Кому были адресованы эти слова и как они связаны с "турецким контекстом"?

Анализируя президентский спич, первое, что приходит в голову - Тимофти подвели его советники. Тот, кто отвечал за составление выступления главы государства, явно переборщил с жёсткостью формулировок. К примеру, обвинение в недостаточной лояльности звучало слишком прямолинейно. Советники даже не попытались, как это обычно делается (и считается признаком профессионализма), завуалировать подготовленный месседж витиеватыми формулировками. То же касается и нелепого недовольства Тимофти скептическим отношением гагаузов в отношении прозападных порывов нынешнего руководства РМ. В общем, такие претензии можно было ожидать от одного из многочисленных завсегдатаев какого-нибудь телевизионного ток-шоу, но никак не от президента. Но, так или иначе, даже закрыв глаза на неподобающие главе государства формулировки, остаётся неясной природа этих "наездов".

Возможно, ответить на этот вопрос нам поможет небольшое "лирическое отступление" о специфике внешнеполитических приоритетов Гагаузии. При всём понимании и даже уважении к западной ориентации Николая Тимофти, внешние ориентиры Гагаузской автономии, как известно, находятся в противоположном направлении - в Москве и в Анкаре. Это не просто прагматичный выбор гагаузов. И, тем более, не желание показать свою "недостаточную лояльность" Кишинёву. Это реальность, обусловленная множеством исторических, социальных, экономических и культурных факторов.

Дружба с Турцией вытекает из этнического происхождения гагаузов, из их принадлежности к Тюркскому миру. С Россией гагаузов связывает духовное родство, единоверие и русский язык, являющийся вторым родным для подавляющего числа жителей автономии. При нынешнем руководстве Гагаузии развитию этих двувекторных отношений был придан системный характер. За последние годы башкан Гагаузии Михаил Формузал и правительство автономии заключили соглашения о сотрудничестве с десятком субъектов РФ, от Татарстана до Брянской области. Результатом этих отношений стало оказание Россией помощи на десятки миллионов леев (1 рубль = 0,4 лея - прим. ИА REGNUM), что для маленькой Гагаузии является весьма внушительной суммой. Не менее плодотворно развивались связи и с Турцией. Многочисленные проекты по водоснабжению, ремонту медучреждений и развитию инфраструктуры, финансируемые через турецкое правительство - наглядное тому подтверждение.

Однако, у этой внешнеполитической стратегии есть одно слабое место. Одновременная внешняя ориентация гагаузского руководства на Москву и Анкару, которая кажется совершенно естественной для гагаузов, не всегда находит единогласное одобрение в каждой из этих стран. Время от времени различные политические круги и лоббистские группы (находящиеся, зачастую, в самой автономии) добиваются того, что в поведении официальных представителей той или иной страны начинают чувствоваться пожелания в более однозначном подходе гагаузского руководства к выбору внешних стратегических партнёров.

В отношении Турции соответствующие идеи продвигаются некоторыми представителями гагаузской творческой интеллигенции, которые являются сторонниками дерусификации и отуречивания гагаузов. В частности, самая жёсткая критика пророссийских настроений действующего башкана (не считая критики, звучащей от молдавских либералов) регулярно исходит от гагаузского писателя Фёдора Занета. Данный литературный деятель, проживающий сегодня в Кишиневе, издаёт при финансовой поддержке турецкого посольства газету "Анна Сёзю", в которой активно пропагандирует свои убеждения. Несмотря на то, что язык данного издания не всегда понятен большинству жителей Гагаузии, считающих его "больше турецким, чем гагаузским", Занет сумел собрать вокруг себя несколько национально озабоченных единомышленников, которые добиваются от Михаила Формузала сокращения в автономии сферы применения русского языка и дружной интеграции вместе с руководством Молдавии в западном, бухарестско-брюссельском направлении. Примечательно, что в состав этого антироссийского лобби вошли и некоторые представители гагаузской оппозиции из числа сторонников мэра Комрата Николая Дудогло.

Как правило, решающую роль в принятии установок на сдерживание, либо интенсификацию двусторонних отношений, играют дипломатические каналы, по которым передаётся информация о руководстве той или иной страны или региона. В этом контексте стоит подчеркнуть, что деятельность посольства Турции в Кишинёве на гагаузском направлении далеко не исчерпывается официальными встречами с руководством автономии. Мы уже упоминали о финансовой поддержке издательской деятельности г-на Занета, что, по большому счёту, является нормальной практикой по поддержке родственных культурных проектов. Однако, с того момента, как турецкую дипломатическую миссию в Кишинёве в начале этого года возглавил Мехмет Селим Картал, в деятельности посольства стал замечаться особый настрой. Данный дипломат за полгода своей работы успел стать частым гостем в Гагаузии. При этом характерными чертами деятельности Картала стали частые встречи с представителями гагаузской оппозиции, а также регулярные беседы с представителями уже упоминавшегося прозападного гагаузского лобби. Запомнился посол Турции и своим вольным отношением к устоявшимся протокольным традициям во время посещения Гагаузской автономии.

Официальные отношения нынешнего гагаузского руководства с турецким правительством, уровень доверия в отношениях с действующими и бывшими турецкими руководителями, составляющими политическую элиту этой страны, по-прежнему остаётся на высоком уровне. Достаточно проследить официальную хронику гагаузских властей, регулярно встречающих у себя в регионе высокопоставленных турецких чиновников в ранге государственных министров.

Вместе с тем, есть определённые признаки, позволяющие говорить о том, что турецкая сторона задействует некоторые процессы в двусторонних связях, пытаясь ограничить российский фактор в Гагаузии. Например, в данном контексте можно рассматривать приостановление проекта по водоснабжению гагаузского города Вулканешты, финансируемого Турцией. Реализация этого масштабного проекта накануне выборов в Народное собрание, видимо, рассматривается как фактор, укрепляющий позиции правящей команды "Единой Гагаузии", а, значит, и её пророссийского вектора. В какой степени на это повлияла деятельность прозападных групп влияния в Гагаузии, остаётся только гадать.

Теперь попробуем сложить некоторые элементы нашего пазла. Молдавское руководство воспринимает нынешние власти Гагаузии как препятствие в процессе европейской интеграции (достаточно вспомнить многочисленные заявления Формузала о его критическом отношении к ЕС). Преодолеть это препятствие можно либо сместив башкана, либо воспользовавшись содействием внешней силы, имеющей влияние на гагаузское руководство. Никаких переворотов в автономии, как видим, за последнее время не случилось, хотя, если вспомнить череду политических кризисов, которые, как многие утверждают, провоцировались извне, можно предположить, что в данном направлении некоторые усилия всё же предпринимались.

Теоретически существует две возможности внешнего воздействия на власти Гагаузской автономии: с помощью России и Турции. По понятным причинам, Россия в этом вопросе не может быть союзником для молдавских властей. Объективно, и у Турции мало причин насильно поворачивать голову Гагаузии на Запад. Но в этом вопросе стоит принять во внимание несколько факторов. Во-первых, в последнее время участились заявления представителей Евросоюза о необходимости снятия визового режима с Турцией. Во-вторых, Запад занят антисирийской кампанией, а также ведёт подготовку к долгосрочному противостоянию с Ираном, поэтому стоит ожидать, что западные силы будут пытаться укрепить свои союзнические отношения с Турцией, без участия которой любые операции в регионе будут обречены на провал. Таким образом, здесь может идти речь о какой-то глобальной международной сделке, одним из мелких элементов которой стало решение о содействии Анкары стараниям официального Кишинёва в "переориентировании" Гагаузии.

Очевидно, что заставить власти автономии выстраивать отношения с Россией, не выходя за узкие рамки официальной молдавской политики "прагматичных отношений", - дело непростое. В роли "словесного тарана" в этом решил попробовать себя президент Тимофти. Однако, более действенным и убедительным рычагом воздействия, в силу описанных причин, является Турция, которая могла поставить условие продолжения своей помощи в зависимость от "правильного" выстраивания отношений руководства Гагаузии с Москвой. В случае успеха этого метода, каждая из составных частей такой стратегии остаётся в выигрыше: сама Турция получает преференции от Запада, Молдавия - согласную на евроинтеграцию Гагаузию, а гагаузская оппозиция - свои материальные и политические бонусы.

Ключевой вопрос в этой ситуации - как поведёт себя башкан Михаил Формузал и правительство поддерживающей его "Единой Гагаузии". У данной команды есть наработанные отношения с Россией, и не существует таких предпосылок, чтобы от этих отношений отказываться. Поэтому наиболее вероятным представляется, что власти автономии по мере своих возможностей будут отстаивать перед Кишинёвом свои традиционные внешнеполитические приоритеты.

Что касается Турции, то, скорее всего, новый импульс в отношениях с Комратом будет дан сразу после выборов в гагаузский законодательный орган. Вместе с тем, не станем сбрасывать со счетов и предположение, что решающую роль в попытках умерить пророссийскую политику Гагаузии сыграли не внешние обстоятельства, а человеческий фактор руководства турецкой дипмиссии в Кишинёве. То ли из-за своего непрофессионализма, то ли в силу других причин, новый турецкий посол мог позволить втянуть себя и свою страну в противостояние, которое гагаузская оппозиция и местные националисты-русофобы ведут с руководством автономии.

Так или иначе, очевидно одно: попытки Молдавии и её возможных союзников или покровителей изменить геополитическую ориентацию Гагаузии ни к чему не приведут. Даже если предположить вариант смещения нынешнего башкана, пророссийские настроения жителей автономии останутся прежними. А участие в этих процессах Анкары приведёт лишь к тому, что переориентация внешнего курса автономии произойдёт в ущерб гагаузско-турецким отношениям.

Александр Ангели - гагаузский политолог.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.